Научно-фантастический фильм "Танкисты".

Артиллерия - бог войны!

Пехота - царица полей!!

Танки - железный кулак!!!.

Уважаемые коллеги, предлагаю Вашему вниманию информацию о состоянии и соотношении сил танковых армий на момент начала Великой Отечественной Войны.

Как можно было проигрывать в 41г. имея 26 000 танков?!

Примечания (далее просто, – Прим. ). В очередной раз человек, исследуя причины поражения РККА 1941 года, примеряет на Вермахт те же методы (и те же рубахи), что были в СССР. Не более чем количеством танков. А качественные показатели танков (и СССР и Германии), вообще подменяются. Мы будем эти места выделять и разбирать отдельно.

Сразу рисуются длинные и стройные колонны бронетехники – типа Парада на Красной площади…
А, что давайте сравним танки на 22.06.41г. КОЛЛИЧЕСТВЕННО и КАЧЕСТВЕННО….
ИТАК, – КОЛЛИЧЕСТВЕННО
На 22.06.41г. СССР имел в Западных округах 12 780 танков и танкеток…
Вермахт имел на границе СССР – 3987 единиц бронетехники + Сателлиты Германии выдвинули к границам СССР 347 танков.
Итого – 3987+347= 4334

Прим. В число 4334 точно также входят и танки и танкетки. Будем действительно разбираться и считать. Ничего секретного, официальные данные сети.

1. Танк Pz I (не более чем танкетка), всех модификаций (Ausf A и B), включая командирские, на 22 июня 1941 года, исправных – 877 штук (78%), не исправных (в ремонте) – 245 (22%).
Итого всего, танкеток 1122 штуки. Эта танкетка не имела пушечного вооружения вообще. Основное вооружение два пулемета MG-34 калибром 7,92-мм. Максимальная толщина брони – 13-мм.

2. Танк Pz II. Непосредственно на 22 июня 1941 года принимали участие серии выпуска с Ausf А по G4 (последняя версия апрель 1941 года). Всего 1074 танка. Непосредственно исправных – 909 (85%), в ремонте – 165 штук (15%). Максимальная толщина брони – 30-мм.

3. Танк Pz III. Непосредственно на 22 июня 1941 года принимали участие серии выпуска с Ausf А по J. Всего 1000 танков. Непосредственно исправных – 825 (82%), в ремонте – 174 штук (17%). Максимальная толщина брони – 30-мм.

4. Танк Pz IV. Непосредственно на 22 июня 1941 года принимали участие серии выпуска с Ausf А по Е. Всего 480 танков. Непосредственно исправных – 439 (91%), в ремонте – 41 штука (9%). Максимальная толщина брони, только на серии Е, и для 223 танков, – лобовая 50-мм.

Итого, исправных танков в Вермахте на 22 июня 1941 года – 3050 штук.

При этом танков с толщиной брони в 50-мм – 223 (7%) (максимальное количество, без учета неисправных танков) штук.

Танков с толщиной брони от 13 до 30-мм – 2827 (93%) штук. А самый массовый танк Вермахта – это танкетка Pz I – 1122 штук.

Все. Никаких других (собственных Германских) танков на 22 июня 1941 года в Вермахте не было.

Теперь начинаем разбираться с танками сателлитов.

347 танка это вообще все танки в куче всех стран союзников Германии, во Второй мировой войне. В этом числе находятся Румынские танки, Рено FT-17 и Французские B-1bis и Итальянские Виккерс 6 тонн. На 22 июня 1941 года – это может быть и были современные и исправные танки, но не более чем, если только есть желание посмеяться. В нашей статье мы их не будем учитывать. Потому что мы не будем идти методами Гареева.

Превосходство ровно в 3 раза….

Прим. Пока превосходство ровно в 4 раза.

Однако есть такая английская пословица: (дьявол в деталях).
Давайте посмотрим ДЕТАЛИ
ПЕРВОЕ
Подчас те, кто говорят, что, вот де, у нас было, там, в 3 раза больше танков, чем у немцев , забывают, что у немцев в принципе 4334 – это исправная танковая техника, боеготовая.

Прим. Это с какого перепугу ВСЕ 4334 СТАЛИ ИСПРАВНЫМИ И БОЕГОТОВЫМИ? Вот они где детали начинают всплывать. Исправно все. Да только мы не станем этому верить.

У нас же к боеготовым можно было только танки первых двух категорий (из 4-х имеющихся)... Первая категория – это совершенно новая техника.
Вторая категория – это исправная боевая техника, бывшая в употреблении и неисправная боевая техника, требующая текущего ремонта.
Третья и четвертая категория – там уже различные виды ремонта – средний ремонт, капитальный ремонт, не подлежащие восстановлению и так далее. То есть вот эта третья-четвертая категория – ее фактически можно отбросить. Что касается по приграничным округам, то танков первых двух категорий (за вычетом требующих текущего ремонта) было около 8000 шт.

Прим. 1. Категорирование техники, СССР содрал у Германии. В период 1935 года. До 1935 года категорирования техники в СССР не проводилось.

2. Категорирование техники – это не более чем бюрократическая переписка только для ремонтных подразделений. Категорирование предназначено для показания величины службы танка (или другой техники) в войсках. К практики применения танков, категорирование – не имеет отношения.

3. Средний ремонт проводился в подразделениях силами подразделений с привлечением специалистов ремонтных органов. В среднем ремонте могут быть танки не только III или IV категории, но и II и даже I. В четвертую категорию танк переводят только перед тем, как его списать. До этого танк находится в III категории. И его будут ремонтировать.

Обратите внимание на логику автора, который пытается доказать, что СССР имел танков столько же, сколько в Германии. Сначала подсчитываются вообще ВСЕ ТАНКИ, которые МОГЛИ быть у ГЕРМАНИИ. Включая танки с противопульным бронированием, а также танки выпуска 1917 года. А в отношении СССР используется примечание, что подсчитываться будут только танки первых двух категорий, то есть новые танки. Только так дела не делаются. Хотите подсчитывать – подсчитывайте, только методы применяйте одинаковые ко всем. Потому что если мы начнем считать только новые танки Германии, выпусков 1940 и 1941 годов, то у нас число немецких танков сократится до 1124 штук и не более того.

Откуда взялось число в 8000 танков?

Очень просто. Это такая арифметика (Пупкина, без картинок). Просто 4780 танков тупо приравнены к старым, устаревшим и не исправным танкам. Для чего это делалось? Для того, чтобы попытаться доказать, что исправных типа было около 8000.
В очередной раз обратите внимание. При подсчете германских танков, слов «около» не используется. Все точно. Этих столько-то. Плюс у этих еще столько-то. И все исправные.
А у СССР (бедолажного) около 8000. Точности нет. И быть не может.
Давайте действительно посмотрим на детали. И сравним.

На 22 июня в одном только Западном особом военном округе имелось 1136 танков Т-26. Над этим танком принято смеяться было в СССР. Но, между прочим. Захваченные Т-26 использовались в Вермахте, и в 1941 и в 1942 годах. А в Финляндии Т-26 стояли на вооружении до 1961 года.

О количестве и качестве танков Германии и СССР ...


Октябрь 1941 года. Немецкая пехота продвигается под прикрытием ... советского танка Т-26 (уже в других руках).

Октябрь 1941 года. БТ-7М, на другой стороне.

О количестве и качестве танков Германии и СССР ...


Бронеавтомобиль Ба-20 у немцев.

О количестве и качестве танков Германии и СССР ...


Еще один Ба-20 в других руках.

О количестве и качестве танков Германии и СССР ...


А это уже Т-34, на другой стороне.

О количестве и качестве танков Германии и СССР ...


Это - модернизированный (немцами) танк КВ-1

О количестве и качестве танков Германии и СССР ...


Август 1941 года, по всей видимости - это не исправные танки?

О количестве и качестве танков Германии и СССР ...


Ноябрь 1941 года. Модернизированная и доведенная до ума (немцами) тридцать четверка.

О количестве и качестве танков Германии и СССР ...


Сентябрь 1941 года. Не прошли немцы и мимо КВ-2, его тоже довели до ума. Доводка видна не вооруженным взглядом.

О количестве и качестве танков Германии и СССР ...


Март 1945 года. Советские танкисты не брезговали немецкими танками.

Броня – 15-мм (с 1939 года 20-мм), в 1940 году Т-26 получил экранированую броню. Но, не будем Т-26, броня - это единственное чем уступал Т-26 немецким танкам на 22 июня 1941 года.
А вот по вооружению он превосходил их. Потому что на Т-26 стояла 45-мм танковая пушка 20-К. Начальная скорость бронебойного снаряда 760 м/с. В плоть до декабря 1941 года этого было вполне достаточно, чтобы на дистанции 300 метров выбить вообще любой немецкий танк.
Мало того. Последние модификации Т-26 выпусков 1938 и 1939 годов имели стабилизатор в вертикальной плоскости орудия и прицела. Потому этому типу танка (всего последняя модификация насчитывала 2567 машин) было легче вести стрельбу с ходу, без коротких остановок.

ВТОРОЕ

Соотношение 1 к 2… Вроде бы неплохо..Однако есть такая грустная вещь: 95% советских танков имели противопульное бронирование и могли быть поражены любой противотанковой пушкой…

Прим. И 93% германских танков (мы это уже доказали выше) были танки с противопульным бронированием.

ПАК 35/36 пробивала подкалиберным бронебойным снарядом с 300 метров броню в 40 – 50 мм. Обычным снарядом она пробила броню 95% советских танков с полукилометра.

Прим. И советская 45-мм противотанковая пушка 53-К пробивала подкалиберным бронебойным снарядом с 300 метров броню в 40 – 50 мм. Обычным снарядом она пробила броню 100% немецких танков с полукилометра.

Скорость – стрельбы 10-15 выстрелов в минуту…

Прим. У советской пушки скорострельность такая же 10 – 15 выстрелов в минуту.

И Вермахт в 41-42г., и РККА в 43-45г.- стремились в наступлении избегать встречного танкового боя: какой смысл потратить кучу боеприпасов, людей и техники образовывая прорыв, и вводя в него танковый корпус/дивизию, для того что бы через 20-30 км., разменять свои танки в бою на танки противника? – Куда разумнее поставить под контрудар танков противника свою ПТО…

Прим. А вот тут уже стоп. Уважаемый! Вы кузнец, который прыгает с темы на тему. Нам не интересно, что было в 1942 и 1943 годах. Мы конкретно смотрим на 1941 год.

Наступающий расходует на удар по выбранному заранее участку обороны свои пехотные соединения, которых в армии большинство. Обороняющийся может лишь в ограниченной степени покрыть этот удар за счет таких же пехотных соединений — он мог собрать для «запечатывания» прорыв только тех из них, что находились в непосредственной близости к подвергшемуся удару участку. Обороняющийся вынужден использовать для парирования удара ценные мотомеханизированные соединения, стягивая их к взламываемому участку фронта….где натыкается на противотанковую оборону на флангах наступления противника….
Т.О. всея многочисленность советских танков обесценивалась их противопульным бронированием….

Прим. Все тоже самое касалось и немецких танков, хоть в обоороне, хоть в наступлении. Однако - это не ответ на вопрос «почему». Это не более чем умствование на тему. Бой - это организованные и согласованные действия. А не покатушки, для того чтобы «стягиваясь, натыкаться». Любое противотанковое подразделение не без конечное. И еще более уязвимое, чем сам танк. Потому в СССР 45-мм противотанковая пушка (ПТП) называлась - «прощай Родина» (был вариант еще «смерть врагу ..... расчету»), а в Вермахте 37-мм ПТП Pak 35/36 называлась «колотушкой».

А теперь взглянем на КАЧЕСТВЕННУЮ сторону…

У нас же был самый лучший в мире танк Т-34-76 и КВ….Они бы моли раскатать «в чистом поле» - « толпа на толпу» все немецкие танки…

Хм…сразу вспоминается анекдот…

Идет экскурсия в зоопарке. Доходит до клетки с огромным слоном. И тут один человек спрашивает:
- А что же он у вас ест?
- Ну что, - отвечает ему экскурсовод, - капусту, сено, морковку, овощи, итого - 100 килограммов.
- И что - он все это съест? - удивляется любопытный экскурсант.
- Съесть-то он съест, - отвечает экскурсовод, - да кто ж ему даст?!

Прим. И кто, спрашивается виноват в том, что советским танкам (слонам) не давали 100 килограммов чего-то в день? И приводимый анекдот несколько не совсем уместен. Нужен пример? Пожалуйста. В августе 1941 года танковый взвод старшего лейтенанта Клобанова Зиновия Константиновича только в одном бою, вывел из строя 22 танка противника. Если подойти к примеру Колобанова августа 1941 года, то спрашивается, а кто огранчивал слонов Колобанова? Никто. То есть тогда, когда танкистам РККА в бою никто не мешал (из слоноводов, в виде старшего начальства), то танкисты добивались не только результатов, но и совершали настоящи подвиги.

Если бы в Вермахте были идиоты, только и мечтавшие как бы схлестнуться во встречном танковом бою с танками противника, то ясное дело, что мы бы им задали…Но вот беда, подлая немчура и под Прохоровкой, и под Лепелем, и везде где могла – подставляла под контрудар советских танков свою ПТО..о которую танковые атаки благополучно разбивались…и если у Т-34 или КВ был шанс, то прочие танчеги жгли еще на дальних подступах…

Прим. Дело не в том, что были в Вермахте идиоты или нет. А дело все в том, что, повторяю бой - это организованные и согласованные действия. Успеха в бою достигает не отдельно взятый танк, а только в результате совместных активных действий. И если разведка у немцев работала на должном уровне и выявляла советские танки: без пехоты, без артиллерийской и авиационной поддержки, то для чего кивать на немцев. Идиотами, получается были не немцы, а советское командование. Которое не понятно о чем думало, когда посылало свои танки в бой.

НО! Речь вроде шла про 1941 год. Как вернуть автора в 1941 год, не понятно? Прохоровка – это еще цветочки. А вот ягодки появляются далее. Там действительно анекдот.

Такая вот мелочь – доля танков с нормальным бронирование (т.е. средних и тяжелых), способным противостоять противотанковой артиллерии составляла:
- в РККА – около 5%;
- в танковых войсках Вермахта на восточном фронте – около 50%.

Прим. Вот они ягодки появились. Оказывается в 1941 году у германцев было средних и тяжелых танков, в процентном соотношении аж целых 50%. Тогда как в СССР – их всего 5%. Это анекдот, ладно бы еще сравнивали с танковым парком Италии, не было бы проблем. Но с танками СССР - это смешно. Что-то равное Т-35 было у немцев? А может быть было, что-то равное Т-28? Почему эти танки были потеряны - ответ будет ниже.
Советские тяжелые танки 1941 года мы назовем без проблем. Но, только пусть уважаемый автор назовет «тяжелые» германские танки на 22 июня 1941 года?

В очередной раз обратите внимание на то, какие слова используются для описания для немецких танков – «средние и тяжелые». А для советских «неисправные и устаревшие». Это метод НЛП (нейро-лингвинистического программирования). Ключевым в этом методе является союз «и». Это делалось всегда в СССР, когда нужно было что-то очернить. Этим методом можно очернить вообще все что угодно, например: «космонавты и садомиты». Мы ничего плохого про космонавтов не сказали, а негатив уже на лицо. Результат будет, если это повторять постоянно. Это доказано было еще в XIX веке, Гюставом Лебонном.

Но наши средние танки были лучше немецких! Ведь правда!?

Прим. В чем-то да, а в чем-то нет.

Разочарую, но лучший танк РККА Т-34-76 в 41г. таки уступал своему немецкому «оппоненту».

Прим. Ключевое слово в предложении выше, слово «таки». Потому мы тем же, словом (и методом) ответим афтору: Т-34-76 в 1941 году, таки не уступал ни одному немецкому танку. И потому разочаруем уважаемого автора.

БРОНЯ – как возможность противостоят вражеской ПТО:
Т-34-76 - 40 – 45 мм.
PZ-3-J - 50 мм.

Прим. Pz III Ausf. J это танк выпуска марта 1941 года. Это единственное, за что ухватился автор. Но есть одно маленькое но. С марта по декабрь 1941 года Pz III Ausf J производился с 50-мм орудием KwK 38 L/42 (50-мм танковой пушкой, образца 1938 года, с длиной ствола 42 калибра, или 2100 мм).
С декабря 1941 года Pz III Ausf J начали выпускать с 50-мм пушкой KwK 39 L/60 (50-мм танковой пушкой, образца 1939 года, с длиной ствола 60 калибров, или 3000 мм).

С марта 1941 года на все Т-34 устанавливалась 76,2-мм пушка Ф-34 с длиной ствола 41,5 калибра, что составляет 3162 мм.

Тут надо сделать два уточнения:
- прочность немецкой брони была примерно в 1,5 раза выше, чему советской (на 1941 год, откуда это взялось?)
- у Т-34 бронелисты имеют рациональный угол наклона.

Но наклон бронелистов имеет смысл, когда калибр снаряда равен толщине брони. Поэтому , к примеру артиллеристу 50-мм пушки было «фиолетово» под каким углом загнуты листы брони у танка….главное попасть.

Прим. Получается, что рациональные углы наклона – это фигня? А для чего тогда на рациональные углы в последствии перешли все страны в мире? Но! На немецком танке июня 1941 года, 50-мм пушка, с коротким стволом. Очень замечательное орудие. Но причинить вред, Т-34 выпуска марта 1941 года это орудие могло только с дистанции 300 метров, и в бок или в зад. Все. Во всех остальных случаях, не могло. Но и даже не это главное. Далеко не каждое попадание в танк и пробитие брони, означает поражение танка.

А Т-34 мог своей 76-мм пушкой причинить вред Pz III Ausf J хоть с 500 метров, хоть с 1000. Не просто по тому, что пушка мощнее, а в дополнение к пушке у Pz III Ausf J отсутствовали рациональные углы наклона брони. По которой били во все не 50-мм пушкой, а 76-мм.
В том же примере с Клобановым, танк КВ-1 в ходе боя получил больше 40 попаданий в броню немецких снарядов. И не только не оказался поврежденным, но и способным к дальнейшим боям. Очень удивительно, но танк Колобанова после боя 22 августа не попал в IV категорию. Это советским танкистам было «фиолетово» попадет в них немецкий снаряд или нет. Потому что прекрасно знали, что у немцев короткоствольные танковые пушки, которые не предназначались для борьбы с бронированными целями.

К декабрю 1941 года командование Вермахта, как раз пересмотрело свое отношение к своим танкам. Потому что танкистам Вермахта было далеко не «фиолетово» попадет в них советский 76-мм бронебойный снаряд или не попадет.

ДВИГАТЕЛЬ:
Т-34-76 -двигатель «V-2» «умирал» после 40-60 часов работы. Это показатель качества производства.
Pz-III Ausf. J - двигатель «майбах» имел запас моторесурса 400 моточасов. Это тоже показатель качества производства.

СКОРОСТЬ (по шоссе/пересеченной местности):
Т-34-76 – 54/25 км/час
Pz-III Ausf. J - 67/15 км/ час
Но! На гравийном шоссе Кубинка Pz-III Ausf. H и J разогнался на мерном километре до скорости 69,7 км/ч, в то время как лучший показатель для Т-34 составил 48,2 км/ч. Выделенный же в качестве эталона БТ-7 на колёсах развил только 68,1 км/ч!
ПРИ ЭТОМ: Немецкая машина превзошла Т-34 и по плавности хода, она оказалась и менее шумной – при максимальной скорости движения Pz.III было слышно за 150–200 м, а Т-34 – за 450 м. Можно даже в этом случае дополнить автора, что советские танкисты, как это не прискорбно, очень любили Pz-III Ausf. J и не только, но и даже версию Н. Почему? Потому что танк был качественный. У него ничего не свистело, не отваливалось и само по себе не поварачивалось.

УДОСТВО ДЛЯ ЭКИПАЖА:
Pz-III Ausf. J - имел трехместную башню, в которой были достаточно комфортные условия для боевой работы членов экипажа. Командир имел удобную башенку, обеспечивавшую ему прекрасный обзор, у всех членов экипажа имелись собственные приборы внутренней связи.
В башне же Т-34 с трудом размещались два танкиста, один из которых выполнял функции не только наводчика, но и командира танка, а в ряде случаев и командира подразделения. Внутренней связью обеспечивались только два члена экипажа из четырех – командир танка и механик-водитель. Все перечисленное совершенно верно. Но это не относится на прямую к самому танку. Это проблема - советских танковых генералов. Которые заказывали Т-34, при этом командир танка, был не наводчиком, а заряжающим. Это касалось вообще всех советских танков выпуска до 1943 года. И подчеркиваем - это не беда Т-34, это беда советской танковой школы.

«БРОНЕБОЙНОСТЬ» танка в 41г.:
- Т-37-76 – ограничена отсутствием бронебойных снарядов. В конце 1941г. решена.
- Pz-III Ausf. J – ограничена относительно слабой пушкой». В конце 1941г. решена путем внедрения новой пушки…

Прим. Отсутсвие бронебойного снаряда не показатель того, что танк не может биться против танка. Немецкому Pz-III Ausf. J за глаза и за уши, хватило бы попадания 76-мм осколочно-фугасного снаряда. Причем одного. После боя, экипаж пришлось бы извлекать из совершенно целого танка, и заменять на другой.

После прочтения не приходит ответа на вопрос. Так в чем же причина? Почему СССР имея, пусть даже 8000 исправных танков, умудрился в первоначальной фазе войны продуть в сухую 3050 танкам, из которых подавляющее большинсво - это танкетки?

Ведь очень просто все высчитывается. На каждый немецкий танк приходится 2 советских и еще 1900 можно оставить в резерве. На всякий случай. Мало ли, что.
Но так не делали. И не поступали.

По состоянию на 28 октября 1941 года на Западном фронте имелся 441 танк, из них: 33 КВ-1, 175 Т-34, 43 БТ, 50 Т-26, 113 Т-40 и 32 Т-60. Это из 3852 первоначального состава, на 22 июня 1941 года.
На 28 октября 1941 года на Западном фронте, танков в 8,7 (почти 9) раз меньше, чем их было на 22 июня того же года!

Ну так почему такие потери? Автор нам не отвечает. И не сможет ответить. По очень простым причинам. Эти причины – ДО СИХ ПОР НИКОГО НЕ ИНТЕРЕСУЮТ В РОССИЯНИИ.

Но коль уже нужно, ответить на вопрос – то нет проблем.

ПРИЧИНЫ потери танков в СССР с 22.61941 по 28.10.1941:

1. любой танк Вермахта – это не просто бронированная повозка. Каждый танк имел соответствующие средства связи. Не просто он имел что-то. Эти средства связи – были проверены, имелся определенный опыт их использования. И если человек не понимал или не хотел понимать: как работает средство связи, для чего оно нужно и чего добиваются с помощью средств связи в бою, то этого человека – НИКОГДА НЕ ПОСТАВИЛИ БЫ НА ДОЛЖНОСТЬ КО-МАНДИРА ТАНКА;

2. командирский танк Вермахта – это не просто тот же танк, что и остальные, только немножко другой. Это машина управления, которая в бою могла принимать участие на равнее со всеми танками взвода. Но при этом при всем, она не просто управляла, а имела связь с каждым участвующим танком. А кроме всего прочего у командира танкового взвода Вермахта в его командирском танке были: средства связи для взаимодействия с пехотой, связь для взаимодействия с артиллерией, связь для взаимодействия с авиацией и средство связи со старшим начальством. И если командир танкового взвода НЕ МОГ КОРРЕКТИРОВАТЬ ОГОНЬ АРТИЛЛЕРИИ, НАВОДИТЬ СОБСТВЕННУЮ АВИАЦИЮ И НЕ МОГ ВЗАИМОДЕЙСТВОВАТЬ С ПЕХОТОЙ – то такого человека никогда не поставили бы на должность командира танкового взвода.

На момент 2013 года в россиянской армии командир танкового взвода не только не имеет (но и даже не мечтает иметь) средств связи для взаимодействия с авиацией, не имеет связи с собственной артиллерией. Имеет весьма не частую и очень не устойчивую связь со своими танками, а также (далеко не всегда) с пехотой;

3. танковый взвод Вермахта – это не три танка, как это было принято в СССР и теперь в россиянии. Танковый взвод Вермахта – это 7 танков. По два в каждом отделении, плюс собственно командирский, 7-й танк. Потому танковая рота Вермахта могла привлекаться для выполнения оперативных задач. И привлекалась. Но почему? В СССР и в россиянии до сих пор не понятно. Потому что организация не просто другая. А совершенно иная. Близко даже не советская.

В каждом отделении было два танка не просто так. Суть применения проста: первый выполняет маневр (любой), а второй его в это время прикрывает. Вариантов же действий вообще тьма;

4. срок слаживания танкового экипажа Вермахта – два года (цифра до сих пор дикая для армии СССР и тем более россиянии). Люди не просто учились на основании практического опыта предшественников, а экипажи в буквальном смысле притирались к каждому своему человеку. Чтобы в бою достичь понимания без слов вообще, с одного полувзгляда. При этом отдельное внимание обращалось на то, какой экипаж поддерживает, какой действует. И потому не устраивали мешанины в людях.

Командир танка Вермахта – не был заряжающим. Он был только стрелком в танке Pz I. На всех остальных танках Вермахта, командир танка – управлял экипажем в бою.

И последнее. Конкретным заказчиком танков в Германии – были не генералы, а те, кто на танках воевал. То есть, когда министр вооружений Германии отправлял в войска своих представителей, чтобы они дали четкую и ясную картину, что и как модернизировать, то представители министерства вооружений, разговаривали с механиками-водителями, наводчиками и командирами танков. А не с командирами танковых дивизий. Командир танковой дивизии мог только содействовать доставке представителя министерства вооружений в каждое подразделение и его охране.

Потому у немцев не было «летающих танков», но именно по этому на танкетках Pz I Ausf A Вермахт умудрился доехать до Москвы.
А все, что было в СССР нашлепано до 1941 года, во что был вбухан ресурс просто колоссаль-ный (заводы почти 20 лет топили космос, получается просто так), это или было тупо брошено (а соответственно досталось немцу) или потеряно – потому что не предназначалось вообще для ведения войны. Для проездов во время парадов по красной площади, и не более того.

Методы Гареева живут до сих пор. Мало того, что ими переписывают историю. По сей день оценивается в россиянской армии только количественный показатель. А во все не качественный. Не учитывается подготовка тех, кто будет воевать вообще. Так совсем не так давно, начальник генерального штаба россиянии Герасимов завявил, что: «Войска подготовлены слабо, а штабы подготовлены очень хорошо».

Только вот, «высоко профессиональные штабы» ни как не могут подготовить (даже до своего «почти» уровня) тех, кто этим штабам будет на войне приносить победы или поражения.

В 1941 году штабы были тоже подготовлены на столько «хорошо», что это не помешало РККА отступать до самой Москвы.