Бурное развитие бронетехники в прошлом приводило к появлению новых образцов вооружения, предназначенного для борьбы с ней. Часть перспективных проектов доказала свои возможности и получила развитие, тогда как другие разработки оказались тупиковыми. В семидесятых годах прошлого века советской оборонной промышленностью был создан проект самоходной противотанковой пушки 2С14 «Жало-С». Эта машина могла представлять большой интерес для войск, но ограниченные характеристики не позволили ей продвинуться дальше полигонных испытаний.

История проекта 2С14 «Жало-С» восходит к исследованиям середины шестидесятых годов. В этот период научно-исследовательские организации министерства обороны работали над созданием обновленной структуры ракетных войск и артиллерии, адаптированной для использования современного и перспективного вооружения. Среди прочего, появилось предложение о возобновлении создания противотанковых пушек. Техника условного противника уже успела получить достаточно эффективную защиту от существующих кумулятивных боеприпасов, применяемых, в частности, в составе ракетных комплексов, и поэтому требовалось новое средство борьбы с ней. Как следствие, было предложено вновь вернуться к созданию специализированных пушек.


СПТП 2С14 "Жало-С" в музее г. Кубинка. 

Позже были сформированы требования к перспективному противотанковому вооружению. В обозримом будущем на полковом и дивизионном уровне следовало использовать орудия калибров 100 и 125 мм в самоходном исполнении. Такие вооружения планировалось дополнить 85-мм пушками высокой баллистики, предназначенными для использования в батальонах. В отличие от более «старших» систем, это орудие следовало делать как в самоходном, так и в буксируемом варианте. Работы по этой тематике стартовали в 1969 году.

Головным разработчиком проекта противотанковой пушки калибра 85 мм было назначено КБ-3 Горьковского автомобильного завода. Всего через несколько месяцев после начала этих работ конструкторское бюро было преобразовано в Центральный научно-исследовательский институт «Буревестник» и стало одним из главных отечественных разработчиков артиллерии. Руководителем проекта был назначен В.Э. Серебряный.

Вся программа создания 85-мм пушки получила шифр «Жало». Буксируемая пушка должна была называться «Жало-Б», самоходная установка, соответственно, – «Жало-С». В дальнейшем перспективным образцам были присвоены индексы ГРАУ. Буксируемая пушка стала обозначаться как 2А55, самоходка – 2С14 с орудием 2А62.

В начале семидесятых годов специалисты ЦНИИ «Буревестник» занимались изучением имеющихся возможностей и проектированием макетного образца перспективной 85-мм пушки. Для проверки основных идей и решений было построено буксируемое орудие с условным обозначением КМ-33. При помощи этого изделия были установлены некоторые характеристики, а также определены необходимые доработки конструкции. Опыт, полученный при испытаниях макетного образца, планировалось использовать в дальнейшем развитии орудий проекта «Жало», как буксируемого, так и самоходного. Кроме того, с использованием пушки КМ-33 Научно-исследовательский машиностроительный институт смог разработать целый ряд перспективных боеприпасов калибра 85 мм.

Самоходная противотанковая пушка 2С14 «Жало-С»
Общий вид.


Параллельно с доводкой имеющегося орудия выполнялось проектирование его носителя. В соответствии с требованиями заказчика был сформирован интересный облик перспективной самоходки. Она должна была самым серьезным образом отличаться от серийных САУ отечественной разработки. Главное отличие заключалось в типе используемого шасси. Бронемашину предлагалось строить не на базе традиционного для самоходок гусеничного шасси, но на основе колесной бронемашины.

В качестве основы для самоходной противотанковой пушки (СПТП) «Жало-С» предлагалось использовать переработанное шасси бронетранспортера БТР-70. Эта машина должна была лишаться штатного вооружения и оснащения десантного отделения. На месте последнего формировалось боевое отделение с поворотной башней, несущей все требуемое вооружение. Таким образом, с учетом особенностей архитектуры и решаемых задач, с современной точки зрения батальонная СПТП может быть отнесена к классу т.н. колесных танков.

В качестве основы для новой самоходки было выбрано шасси серийного бронетранспортера. Характерные особенности БТР-70 привели к тому, что в ходе разработки нового проекта не понадобилось значительное изменение конструкции имеющегося корпуса и шасси. Так, компоновка с передним расположением общего обитаемого отсека и кормовым силовым отделением позволила расположить башню в центральной части машины и оставить без изменений размещение иных основных агрегатов. Кроме того, установка башни не требовала значительной переработки корпуса, за исключением установки нового погона и некоторого усиления крыши.


Прототип на ранней стадии испытаний. Башня еще не оснащена пушкой.

СПТП 2С14 сохраняла имеющийся броневой корпус, сваривавшийся из броневых листов толщиной не более 8-10 мм с наиболее мощной защитой в лобовой проекции. Оставался на месте лобовой агрегат узнаваемой формы, сопряженный с бортами клиновидной конструкции. Кормовая часть корпуса отличалась уменьшающимся сечением. Компоновка корпуса была переработана в соответствии с новым предназначением машины. В передней части сохранялось отделение управления с двумя рабочими местами, центральный отсек отдали под боевое отделение, а корма по-прежнему должна была вмещать двигатели и часть устройств трансмиссии.

Силовая установка бронетранспортера и созданной на его базе самоходки состояла из двух карбюраторных двигателей ЗМЗ-4905 мощностью по 120 л.с. каждый. Двигатели монтировались на общей раме со сцеплением и механической коробкой передач. Рядом с ними также находились топливные баки. При помощи нескольких валов, дополнительных коробок и дифференциалов крутящий момент двигателей распределялся на восемь ведущих колес.

Сохранялась ходовая часть, разработанная ранее для БТР-70. В ее составе имелось четыре пары колес с пневматическими шинами, оснащенными системой подкачки и регулировки давления. Колеса оснащались рычажно-торсионной подвеской. Ступица колеса подвешивалась на двух рычагах, в качестве упругого элемента применялся торсион. Также в составе ходовой части использовалось 12 гидравлических амортизаторов двойного действия. Ряд идей и решений, использованных при создании орудия и боевого отделения, позволил обойтись без какой-либо переработки ходовой части с целью ее усиления. Для перемещения по воде машина должна была использовать кормовой водомет.

Специально для самоходки нового типа была разработана оригинальная башня, изначально предназначенная для установки орудия 2А62. Башня получила бронирование толщиной до 6 мм и должна была состоять из нескольких листов разной формы, сваренных в единую конструкцию. Колпак башни отличался оригинальной формой. Его нижняя часть образовывалась листом, выполненным в виде перевернутого усеченного конуса небольшой высоты. Над ним в центре лобовой части располагался коробчатый агрегат со средствами крепления орудия, по бокам от которого имелись прямоугольные ниши. Борта и корма башни выполнялись в виде еще одной конической поверхности. Использовалась выгнутая в центре крыша, у левого борта которой находилась башенка с люком. В центре кормы предусматривалась небольшая прямоугольная ниша с круглым лючком для выброса стреляных гильз.


"Жало-С" на полигоне.


Основным оружием самоходки «Жало-С» являлась 85-мм гладкоствольная пушка 2А62, унифицированная с буксируемой системой 2А55. Это орудие получило ствол большой длины, оснащенный эжектором и развитым дульным тормозом. Для компенсации импульса отдачи в дульной части ствола предусматривались несколько рядов круглых отверстий. Такой дульный тормоз, как показали испытания, гасил до 75-80% отдачи. Большая часть остального импульса поглощалась противооткатными устройствами. Орудие использовало унитарное заряжание и могло показывать скорострельность до 20-25 выстрелов в минуту.

Новая пушка могла использовать боеприпасы нескольких типов, специально разработанных в рамках программы «Жало». Основным средством борьбы с танками вероятного противника являлись бронебойные подкалиберные оперенные снаряды. Во избежание использования нештатного боеприпаса орудия 2А55 и 2А62 имели совместимость только с рекомендованными выстрелами. Применение иных существующих 85-мм снарядов исключалось при помощи некоторых особенностей конструкции. В имеющемся боевом отделении можно было поместить укладки на 35-40 выстрелов.

На стадии проектирования и испытаний применение дополнительного пулеметного или иного вооружения не предусматривалось. Возможно, при дальнейшем развитии проекта орудийная установка могла бы получить спаренный пулемет, а на башне могли появится дымовые гранатометы.

По имеющимся данным, экипаж перспективной СПТП 2С14 должен был состоять из трех или четырех человек. Механик-водитель помещался на своем месте в передней части корпуса. Рядом с ним мог располагаться командир. Отделение управления сохраняло пару люков в крыше. Для наблюдения могло использоваться лобовое остекление с бронещитками или перископические приборы. Места наводчика и заряжающего находились в боевом отделении. Попадать в башню можно было как через люк в крыше, так и через бортовые люки, характерные для БТР-70. В распоряжении экипажа имелись оптические приборы, в том числе прицельное оборудование, а также радиостанция Р-173.


Современный макет СПТП 2С14. Можно рассмотреть конструкцию башни.

Отсутствие серьезных доработок существующего шасси привело к сохранению некоторых геометрических характеристик. Так, длина самоходки по корпусу равнялась соответствующему параметру БТР и составляла 7,51 м. Длина с пушкой вперед – 9,95 м. Ширина – чуть менее 2,8 м, высота – 2,5 м. Боевая масса бронемашины составляла 12,5 т. Незначительный рост веса позволил сохранить подвижность на уровне базового образца.

Первый и, как позже оказалось, последний опытный образец самоходной противотанковой пушки 2С14 «Жало-С» был построен в 1975 году и вскоре отправлен на испытания. После заводских испытаний и исправления мелких недочетов машину передали специалистам военного ведомства. Испытания в интересах армии проводились на Ржевском артиллерийском полигоне и на площадках НИИ бронетанковой техники в г. Кубинка. Как видно на имеющихся фотографиях, опытный образец далеко не сразу получил полноценное боевое отделение. До определенного времени на шасси размещалась только башня без орудия. Обширная программа испытаний заняла достаточно много времени. Опытный образец преодолевал различные трассы и атаковал учебные цели до самого конца семидесятых годов.

В 1980 году комиссия, следившая за ходом испытаний, провела анализ собранных данных и подвела итоги проекта. Во время длительных проверок было установлено, что СПТП «Жало-С» имеет ряд положительных черт, но при этом не лишена самых серьезных недостатков. По совокупности технических характеристик и боевых возможностей перспективный образец не был рекомендован к принятию на вооружение.

Несомненным плюсом разработанной бронемашины было использование готового серийного шасси, подвергшегося минимальным доработкам. Это позволяло сравнительно быстро и просто наладить серийное производство, а также в значительной мере упрощало эксплуатацию техники в войсках. Кроме того, шасси давало весьма высокую подвижность как на автомобильных дорогах, так и на пересеченной местности. Новое гладкоствольное орудие калибра 85 мм со специальными бронебойными снарядами показало достаточно высокие боевые качества и подтвердило возможность поражения различных бронированных целей.


Опытный образец на открытой площадке музея.


Тем не менее, имелись и недостатки. Так, базовый бронетранспортер и новая башня имели броню толщиной не более 8-10 мм, что было достаточно только для защиты от пуль стрелкового оружия. Также было установлено, что 85-мм пушка 2А62 имеет ограниченные боевые возможности. Бронебойные снаряды этого орудия могли уверено поражать различную бронетехнику вероятного противника, имеющую противопульное или относительно слабое противоснарядное бронирование. Однако подкалиберным снарядам орудия не хватало энергии для пробития комбинированной брони новейших зарубежных основных танков. Показатели бронепробиваемости пушек 2А55 и 2А62 были примерно в полтора раза ниже, чем у 125-мм орудия 2А46.

Еще одна претензия к пушкам семейства «Жало» была связана с их модернизационным потенциалом. Боевые качества двух орудий можно было улучшить при помощи специализированных управляемых ракет, запускаемых через ствол. К моменту появления проектов 2А55 и 2А62 советская промышленность успела начать производство таких ракетных комплексов, а армия приступила к их освоению. Однако уровень развития технологий на тот момент не позволял создать подобный боеприпас в калибре 85 мм. Таким образом, перспективные орудия в обозримом будущем могли бы использовать только «классические» подкалиберные и кумулятивные боеприпасы с ограниченными боевыми характеристиками.

Ограниченные характеристики имеющегося орудия, а также отсутствие возможности наращивания потенциала за счет создания новых боеприпасов привело к соответствующему решению военных. СПТП 2С14 «Жало-С» с орудием 2А62, равно как и буксируемая пушка 2А55 «Жало-Б», не рекомендовалась к принятию на вооружение. Получение требуемых характеристик и возможностей без кардинальной переработки вооружений и техники не представлялось возможным. Как следствие, вскоре после завершения испытаний в 1980 году вся программа с шифром «Жало» была остановлена.


Самоходка в выставочном павильоне.


Для испытаний был построен только один опытный образец. После завершения проверок и закрытия проекта эту машину передали музею бронетанковой техники в Кубинке. В течение многих лет уникальный прототип хранился на одной из площадок музея под открытым небом. Лишь сравнительно недавно опытную самоходку 2С14 отправили на реставрацию и после ввели в состав экспозиции одного из павильонов, посвященных отечественным боевым бронированным машинам. Теперь ее могут увидеть все желающие.

В ходе испытаний было установлено, что оригинальная идея батальонной самоходной противотанковой пушки калибра 85 мм – при всех кажущихся положительных особенностях – имеет весьма ограниченные перспективы. Продолжающееся развитие бронетехники вероятных противников приводило к росту параметров ее защиты и снижению эффективности существующих противотанковых средств. Более того, получение приемлемых характеристик бронепробиваемости и их сохранение в течение длительного времени при калибре 85 мм не представлялось возможным.

Тем не менее, некоторые идеи, появившиеся еще во второй половине шестидесятых годов, все же получили развитие и нашли применение в войсках. Так, значительно позже на вооружение воздушно-десантных войск была принята самоходная противотанковая пушка 2С25 «Спрут-СД», основанная на некоторых достаточно старых идеях. Необходимо отметить, что эта боевая машина получила 125-мм гладкоствольное орудие. Этот калибр позволил получить требуемую огневую мощь, а также обеспечил приемлемый модернизационный потенциал.