Боевое применение тяжелых танков ИС-3

Советский тяжелый танк ИС-3 из состава Группы войск в Германии. Октябрь 1947 г.



После принятия танка ИС-3 на вооружение в марте 1945 года и постановки машины на серийное производство в мае того же года на Челябинском Кировском заводе, она стала поступать на вооружение танковых войск Красной Армии (Советской – с 1946 года). В первую очередь танки ИС-3 передали на вооружение танковых полков в Группу войск в Германии, а затем и в другие части. 7 сентября 1945 года тяжелые танки ИС-3 прошли по улицам поверженного Берлина в составе 71-го гвардейского тяжелого танкового полка 2-й гвардейской танковой армии, приняв участие в параде союзных войск в честь окончания Второй мировой войны. Впервые на параде в Москве новые танки ИС-3 показали 1 мая 1946 года.

Поступление танка ИС-3 в армию совпало с новой организационной перестройкой частей. Оргштатная реорганизация танковых войск после окончания Великой Отечественной войны 1941-1945 годов была начата с приведения наименования их организационных форм в соответствие с боевыми возможностями, а также названием соответствующих форм стрелковых войск.

Боевое применение тяжелых танков ИС-3

Гвардии капитан Шилов ставит подчиненным боевую задачу. На заднем плане танк ИС-3. Группа советских войск в Германии, октябрь 1947 г.



Боевое применение тяжелых танков ИС-3

Танки ИС-3 идут в атаку во время учений. Группа советских войск в Германии, октябрь 1947 г.



Боевое применение тяжелых танков ИС-3

Младший сержант Анхимков впервые ведет танк по пересеченной местности. Часть полковника С.Н. Тарасова. Группа советских войск в Германии, март 1948 г.



Боевое применение тяжелых танков ИС-3

Танки ИС-3 68-й танковой бригады, 9 августа 1945 г.



Боевое применение тяжелых танков ИС-3

Командир 68-й отдельной танковой бригады гвардии полковник Г.А. Тимченко. Август 1945 г.



Боевое применение тяжелых танков ИС-3

Лучшие механики-водители танков ИС-3: гвардии старший сержант В.Ф. Привалихин (справа) и П.М. Халтурин, награжденные именными часами министром ВС СССР – маршалом Булганиным. МВО, октябрь 1948 г.



Боевое применение тяжелых танков ИС-3

Механик-водитель танка ИС-3 гвардии старшина Н.Н. Зиннатов. МВО, октябрь 1948 г.



Боевое применение тяжелых танков ИС-3

Отличный экипаж танка ИС-3 под командованием мл. лейтенанта Н. Плавинского. Слева направо: мл. лейтенант Н. Плавинский, гв. старшина И. Третьяков, сержант Н. Шалыгин и сержант А.А. Кутергин. Приморский военный округ, август 1947 г.



Боевое применение тяжелых танков ИС-3

Экипаж танка ИС-3 под командованием мл. лейтенанта Н. Плавинского проводит ежедневное техобслуживание. Приморский военный округ, август 1947 г.



Боевое применение тяжелых танков ИС-3

Старшина Н. Пантелеев и рядовой X.Ахметшин готовят боевой листок. Группа советских войск в Германии, октябрь 1947 г.



В июле 1945 года были утверждены перечни штатов танковых и механизированных дивизий, в которые переименовывались танковые и механизированные корпуса Красной Армии. Одновременно бригадное звено заменялось полковым, а бывшее полковое – батальонным. Из других особенностей этих штатов необходимо отметить замену самоходно-артиллерийских полков трех типов, имевших по 21 самоходной установке, гвардейским тяжелым танковым полком (65 танков ИС-2) и включение в состав таких дивизий гаубичного артиллерийского полка (24 гаубицы калибра 122 мм). Результатом перевода танковых и механизированных корпусов на штаты соответствующих дивизий стало то, что основными соединениями танковых войск стали механизированные и танковые дивизии.

В соответствии с указаниями Генерального штаба с 1 октября 1945 года был начат перевод танковых дивизий на новые штаты. По новым штатам в состав танковой дивизии входили: три танковых полка, тяжелый танкосамоходный полк, мотострелковый полк, гаубичный дивизион, зенитно-артиллерийский полк, дивизион гвардейских минометов, мотоциклетный батальон, саперный батальон и подразделения тылового и технического обеспечения.
Танковые полки по этим штатам сохраняли структуру прежних танковых бригад и были однотипными но боевому составу. Всего в танковом полку дивизии насчитывалось 1324 человека, 65 средних танков, 5 бронемашин и 138 автомобилей.

Мотострелковый полк танковой дивизии никаких изменений по сравнению с мотострелковой бригадой периода войны не претерпел – он по-прежнему не имел танков.

Реально новой боевой единицей танковой дивизии стал тяжелый танкосамоходный полк, имевший два батальона тяжелых танков, батальон самоходных установок СУ-100, батальон автоматчиков, зенитную батарею, и роты: разведывательную, управления, транспортную, а также ремонтную; взводы: хозяйственный и медико-санитарный. Всего в полку насчитывалось: личного состава 1252 человека, 46 тяжелых танков ИС-3, 21 самоходная установка СУ-100, 16 бронетранспортеров, шесть зенитных орудий калибра 37 мм, 3 пулемета ДШК и 131 автомобиль.

Организационно-штатная структура механизированных дивизий, независимо от их организационной принадлежности, была единой и соответствовала структуре и боевому составу механизированной дивизии стрелкового корпуса.

В механизированной дивизии 1946 года было: три механизированных полка, танковый полк, а также тяжелый танкосамоходный полк, дивизион гвардейских минометов, гаубичный полк, зенитно-артиллерийский полк, минометный полк, мотоциклетный батальон, саперный батальон, отдельный батальон связи, медсанбат и рота управления.

Как известно, в годы войны высшей организационной формой танковых войск, их оперативным объединением являлись танковые армии.
Учитывая повышение в послевоенные годы боевых возможностей войск вероятных противников, советское руководство пришло к выводу о необходимости резкого повышения боевых возможностей объединений танковых войск и увеличения их количества. В связи с этим в ходе организации сухопутных войск в их составе было сформировано девять механизированных армий вместо шести танковых.

Новое объединение танковых войск отличалось от танковой армии периода Великой Отечественной войны включением в его состав двух танковых и двух механизированных дивизий, что повысило (его) боевую мощь и оперативную самостоятельность. В механизированной армии в число различного вооружения находились 800 средних и 140 тяжелых танков (ИС-2 и ИС-3).

Учитывая возрастание роли и удельного веса танковых войск и изменение их организационной структуры, уже в первые послевоенные годы были предприняты попытки уточнить прежние положения о применении бронетанковых войск в наступлении с учетом изменения условий ведения боевых действий. Для этой цели в 1946-1953 годах был проведен ряд войсковых и командно-штабных учений, военных игр, полевых поездок и военно-научных конференций. Эти мероприятия оказали большое влияние на выработку официальных взглядов советского военного руководства на применение танковых войск в наступлении, которые были закреплены в Полевом уставе Вооруженных Сил СССР (корпус, дивизия) 1948 года, Боевом уставе БТ и MB Советской Армии (дивизия, корпус, батальон) 1950 года, проекте наставления по ведению операций (фронт, армия) 1952 года и Полевом уставе Советской Армии (полк, батальон) 1953 года.

В соответствии с этим и принятыми документами наступление рассматривалось как основной вид боевых действий войск, в результата которою могли быть достигнуты основные цели по полному разгрому противостоящего противника. С точки зрения последовательности решения боевых задач наступление делилось на два основных этапа: прорыв обороны противника и развитие наступления. При этом прорыв обороны считался важнейшим из этапов наступления, поскольку лишь в результате его осуществления создавались условия для успешного развития наступления в глубине. Согласно взглядам советского военного руководства, наступление начиналось с прорыва подготовленной или поспешно занятой противником обороны. Прорыв подготовленной обороны считался наиболее сложным видом наступления, вследствие чего ему уделялось особое внимание в руководящих документах и практике боевой подготовки войск.

При наступлении на подготовленную оборону и на укрепленный район тяжелый танкосамоходный полк предназначался для усиления средних танков и пехоты. Обычно он придавался стрелковым соединениям. Его тяжелые танки и самоходно-артиллерийские установки использовались для непосредственной поддержки пехоты, борьбы с танками, самоходными орудиями, артиллерией и огневыми точками противника, располагавшимися в фортификационных сооружениях. После прорыва тактической обороны противника на всю ее глубину армейский тяжелый танкосамоходный полк выводился в резерв командира корпуса или командующего армией и мог в дальнейшем использоваться по обстановке для борьбы с танками и самоходно-артиллерийскими частями и соединениями противника.

Переход войск в первые послевоенные годы на новую организационную основу намного повысил их возможности и по созданию устойчивой и активной обороны.

Танковые и механизированные части, соединения и объединения в обороне предполагалось использовать преимущественно во вторых эшелонах и резервах для нанесения мощных контрударов и контратак из глубины. Наряду с этим отечественной военной теорией допускалось применение танковых и механизированных дивизий, а также механизированной армии для ведения самостоятельной обороны на главных направлениях.

В обороне стрелковой дивизии часть подразделений танкосамоходного полка придавалась стрелковому полку первого эшелона. Большая же часть, а иногда и весь полк предполагалось использовать в качестве танкового резерва командира стрелковой дивизии для проведения контратак в случае прорыва противником первой позиции главной полосы обороны.

Отдельный тяжелый танкосамоходный полк (ИС-2, ИС-3 и СУ-100) в обороне общевойсковой армии предусматривалось использовать в качестве танкового резерва командующего армией или стрелкового корпуса для проведения контратак по вклинившемуся в оборону противнику, особенно на направлениях действий его танковых группировок.

В случае прорыва противника на глубину обороны полков первого эшелона проведение контратак силами танковых резервов признавалось нецелесообразным. В этих условиях разгром вклинившегося противника и восстановление обороны возлагалось на вторые эшелоны стрелковых корпусов, основу которых по опыту учений составляли механизированные дивизии.

В отличие от контратак в годы Великой Отечественной войны, которые обычно проводились только после предварительного занятия исходного положения, механизированная дивизия, как правило, проводила контратаку с ходу, используя из своего состава части танковых полков, имевшие на вооружении средние танки Т-34-85 при поддержке тяжелых танков ИС-2, ИС-3 и самоходных установок СУ-100 тяжелого танкосамоходного полка. Такой способ в большей степени обеспечивал сильный первоначальный удар.

Во фронтовой оборонительной операции механизированная армия обычно составляла второй эшелон фронта или резерв фронта и предназначалась для нанесения мощного контрудара но противнику и перехода войск в наступление.

Учитывая, что наступающий противник имел возможность создавать значительные по силе и удару группировки, насыщенные танками и огневыми средствами, оборону предусматривалось строить уже глубокоэшелонированную и полностью противотанковую. С этой целью подразделения тяжелого танкосамоходного полка придавались стрелковому батальону и стрелковому полку первого эшелона для усиления противотанковой обороны пехоты на первой позиции или глубине обороны.

Для усиления противотанковой обороны стрелкового корпуса и стрелковой дивизии, обороняющихся на важных направлениях, предусматривалось использовать часть подразделений отдельных тяжелых танкосамоходных полков общевойсковых армии и РВГК.

Для повышения устойчивости обороны в отечественной военной теории стало предусматриваться применение соединений, а также объединений танковых войск для обороны и в первом эшелоне, притом не только в ходе наступательных операции, но и при проведении оборонительных операций.
Появление ракетно-ядерного оружия, ставшего определяющим средством ведения вооруженной борьбы, оказало влияние и на особенности развития организационных форм танковых войск па протяжении 50-х и начала 60-х годов, поскольку первые испытания ядерного оружия показали, что наиболее устойчивой к его воздействию является бронетанковое вооружение и техника.

В начале 50-х годов в связи с разработкой способов ведения боевых действий в условиях применения ядерного оружия и поступлением в войска новой техники активно велась деятельность по совершенствованию штатной организации.

Для повышения живучести войск в условиях применения ядерного оружия новыми штатами, принятыми в 1953-1954 годах, предусматривалось резкое увеличение количества танков, бронетранспортеров, артиллерии и зенитных средств в их составе.

По новым штатам танковой и механизированной дивизий, принятым в 1954 году, в состав танковой дивизии был введен механизированный полк, а в состав танковых взводов танкового полка включили по 5 танков. Количество танков в танковом полку возросло до 105 машин.

В середине 1954 года были введены новые штаты для механизированных дивизий стрелковых корпусов. В механизированной дивизии стало: три механизированных полка, танковый полк, тяжелый танкосамоходный полк, отдельный минометный батальон, артиллерийский полк, зенитно-артиллерийский полк, отдельный разведывательный батальон, отдельный саперный батальон, отдельный батальон связи, рота радиохимической защиты и вертолетное звено.

В новой организации появилась тенденция снижения удельного веса стрелковых подразделений в составе соединений и частей, подтверждаемая заменой в составе тяжелых танкосамоходных полков танковой и механизированной дивизий батальонов мотострелковыми ротами. Подобное объяснялось стремлением уменьшить количество личного состава, не прикрытого броней, и тем самым повысить противоядерную устойчивость частей и соединений.
Как показал опыт боев Великой Отечественной войны и послевоенных учений, армии, прорывавшие оборону противника, остро нуждались в повышении их ударной силы, носителями которой в то время были тяжелые танки ИС-2 и ИС-3.

В 1954 году было принято решение о формировании тяжелых танковых дивизий. В состав тяжелой танковой дивизии входили три тяжелых танковых полка, на вооружении которых состояли 195 тяжелых танков типа ИС-2 и ИС-3. Характерным в организационно-штатной структуре тяжелой танковой дивизии было: низкий удельный вес пехоты (всего по одной мотострелковой роте в каждой из трех полков), отсутствие полевой артиллерии, сокращенный состав подразделений боевого обеспечения и обслуживания.

В том же году количество танковых (или самоходно-артиллерийских) батальонов в механизированной армии было увеличено с 42 до 44 (в том числе тяжелых – с 6 до 12), количество мотострелковых батальонов сокращено с 34 до 30. Соответственно количество средних танков увеличилось до 1233, тяжелых – до 184.

Количество тяжелых танков в танковой дивизии СА осталось неизменным – 46 танков ИС-2 и ИС-3. Количество тяжелых танков в механизированной дивизии возросло с 24 до 46, то есть по количеству тяжелых танков ИС-2 и ИС-3 она стала равной танковой дивизии.

Боевое применение тяжелых танков ИС-3
Боевое применение тяжелых танков ИС-3
Боевое применение тяжелых танков ИС-3
Боевое применение тяжелых танков ИС-3
Боевое применение тяжелых танков ИС-3
Боевое применение тяжелых танков ИС-3

Танки ИС-3 одной из бронетанковых частей Московского военного округа. Наро-Фоминск, август 1956 г.



Такие структуры и состав дивизий были обусловлены их предназначением и способами боевого применения и обеспечивали им высокую ударную силу, подвижность и управляемость.

Основными направлениями совершенствования организационно-штатной структуры танковых и механизированных дивизий было повышение их боевой самостоятельности, а также живучести, достигавшиеся повышением их огневой мощи, ударной силы и возможностей по всестороннему обеспечению боевых действий. Одновременно наметились тенденции повышения однородности боевого состава танковых соединений и частей и снижения в их составе удельного веса пехоты.

Необходимость защиты личного состава механизированных частей и соединений от поражения их огневыми средствами противника подтвердили венгерские события, произошедшие осенью 1956 года.

Боевое применение тяжелых танков ИС-3

Учения на территори Венгрии. Виден тяжелый советский танк ИС-3, который весьма активно потом использовался в уличных боях на территории Будапешта. Лето 1955 г.



Боевое применение тяжелых танков ИС-3

Подбитый танк ИС-3 на одной из улиц Будапешта. Венгрия, октябрь 1956 г.



Боевое применение тяжелых танков ИС-3


Боевое применение тяжелых танков ИС-3

Сожженный и разрушенный от детонации боекомплекта танк ИС-3. Венгрия, Будапешт, ноябрь 1956 г.



Боевое применение тяжелых танков ИС-3
Боевое применение тяжелых танков ИС-3

Танк ИС-3М в окопе на оборонительной позиции



Боевое применение тяжелых танков ИС-3

Танк ИС-3, переданный в армию Чехословакии. 1950-е гг.



В годы Великой Отечественной войны Венгрия воевала на стороне Германии. На Восточном фронте против Красной Армии на территории СССР сражались 200 тыс. венгерских военнослужащих. В отличие от других союзников нацистской Германии – Италии, Румынии, Финляндии, которые после поражения вермахта в 1943-1944 годах вовремя повернули оружие на 180 градусов, венгерские войска в своем подавляющем большинстве сражались до конца. Красная Армия в боях за Венгрию потеряла 200 тыс. человек.

Согласно мирному договору 1947 года Венгрия потеряла все свои территории, приобретенные накануне и во время Второй мировой войны, и была вынуждена выплатить репарации: 200 млн. долларов – Советскому Союзу и 100 млн. долларов Чехословакии и Югославии. Советский Союз в соответствии с договором имел право держать в Венгрии свои войска, необходимые для поддержания коммуникаций со своей группой войск в Австрии.
В 1955 году советские войска покинули Австрию, но в мае того же года Венгрия вступила в Организацию Варшавского договора, а войска СА были оставлены в стране уже в новом качестве и получили наименование Особый корпус. В состав Особого корпуса входили 2-я и 17-я гвардейские механизированные дивизии, от ВВС – 195-я истребительная и 172-я бомбардировочная авиадивизии, а также вспомогательные части.

Большинство венгров не считали свою страну виноватой в развязывании Второй мировой войны и полагали, что Москва поступила с Венгрией крайне несправедливо, несмотря на то, что бывшие западные союзники СССР по Антигитлеровской коалиции поддержали все пункты мирного договора 1947 года. Кроме того, западные радиостанции «Голос Америки», Би-би-си и другие активно воздействовали на венгерское население, призывая его к борьбе за свободу и обещая немедленную помощь в случае восстания, включая вторжение войск НАТО на территорию Венгрии.

23 октября 1956 года в атмосфере назревающего общественного взрыва и под влиянием польских событий в Будапеште состоялась 200-тысячная демонстрация, в которой участвовали представители почти всех слоев населения. Она началась под лозунгами национальной независимости страны, демократизации, полного исправления ошибок «ракошистского руководства», привлечения к ответственности виновных за репрессии 1949-1953 годов. Среди требований фигурировали: немедленный созыв съезда партии, назначение Имре Надя премьер-министром, вывод советских войск из Венгрии, разрушение памятника И.В. Сталину. В ходе первых столкновений с силами охраны порядка характер манифестации изменился: появились антиправительственные лозунги.

Первый секретарь ЦК ВПТ Гере обратился к советскому правительству с просьбой ввести в Будапешт советские войска, находившиеся в Венгрии. В радиообращении к народу он квалифицировал произошедшее как контрреволюцию.

Вечером 23 октября 1956 года началось восстание. Вооруженные демонстранты захватили радиоцентр, ряд военных и промышленных объектов. В стране было введено чрезвычайное положение. На данный момент времени в г. Будапеште были дислоцированы около 7 тыс. венгерских военнослужащих и 50 танков. Ночью пленум ЦК ВПТ образовал новое правительство во главе с Имре Надем, который, присутствуя на заседании ЦК, не возражал против приглашения Советских войск. Однако на следующий день, когда войска вошли в столицу, Надь отклонил просьбу посла СССР в Венгрии Ю.В. Андропова подписать соответствующее письмо.

23 октября 1956 года в 23 часа начальник Генерального штаба Вооруженных Сил СССР маршал Советского Союза В.Соколовский по телефону ВЧ отдал приказ командиру Особого корпуса генералу П.Лащенко о выдвижении войск в г. Будапешт (план «Компас»). В соответствии с решением правительства СССР «об оказании помощи правительству ВНР в связи с возникшими в стране политическими беспорядками» Министерство обороны СССР задействовало в операции лишь пять дивизий сухопутных войск. В их составе насчитывалось 31550 человек личного состава, 1130 танков (Т-34-85, Т-44, Т-54 и ИС-3) и самоходно-артиллерийских орудий (СУ-100 и ИСУ-152), 615 орудий и минометов, 185 зенитных орудий, 380 бронетранспортеров, 3830 автомобилей. Одновременно были приведены в полную боевую готовность авиационные дивизии, насчитывавшие 159 истребителей и 122 бомбардировщика. Эти самолеты, в частности, истребители, прикрывавшие советские войска, были нужны не против восставших, а на случай появления в воздушном пространстве Венгрии самолетов НАТО. Также в состояние повышенной боевой готовности были приведены некоторые дивизии на территории Румынии и Прикарпатского военного округа.

В соответствии с планом «Компас» в ночь на 24 октября 1956 года в Будапешт были введены части 2-й гвардейской дивизии. 37-й танковый и 40-й механизированный полки этой дивизии сумели очистить центр города от повстанцев и взять под охрану наиболее важные пункты (вокзалы, банки, аэродром, государственные учреждения). Вечером к ним присоединились части 3-го стрелкового корпуса Венгерской народной армии. В первые же часы они уничтожили около 340 вооруженных повстанцев. Численный и боевой состав советских частей, находившихся в городе, составлял около 6 тыс. солдат и офицеров, 290 танков, 120 бронетранспортеров и 156 орудий. Однако для боевых действий в большом городе с населением 2 млн. человек этого было явно не достаточно.

Утром 25 октября к Будапешту подошла 33-я гвардейская механизированная дивизия, а к вечеру 128-я гвардейская стрелковая дивизия. К этому времени сопротивление повстанцев в центре Будапешта усилилось. Это произошло в результате убийства советского офицера и сожжения одного танка во время мирного митинга. В связи с этим 33-й дивизии была поставлена боевая задача: очистить от вооруженных отрядов центральную часть города, где уже были созданы опорные пункты повстанцев. Для борьбы с советскими танками они применяли противотанковые и зенитные орудия, гранатометы, противотанковые гранаты и бутылки с зажигательной смесью. В результате боя повстанцы потеряли только убитыми 60 человек.

На утро 28 октября был запланирован штурм центра Будапешта совместно с подразделениями 5-го и 6-го венгерских механизированных полков. Однако перед началом операции венгерские части получили приказ не участвовать в боевых действиях.

29 октября приказ о прекращении огня получили и советские войска. На следующий день правительство Имре Надя потребовало немедленного вывода советских войск из Будапешта. 31 октября все советские соединения и части были выведены из города и заняли позиции в 15-20 км от города. Штаб Особого корпуса разместился на аэродроме в Текеле. Одновременно Министр обороны СССР Г.К.Жуков получил указание от ЦК КПСС «разработать соответствующий план мероприятий, связанных с событиями в Венгрии».

1 ноября 1956 года венгерское правительство во главе с Имре Надем заявило о выходе страны из Варшавского договора и потребовало немедленного вывода советских войск. Одновременно с этим вокруг Будапешта создавался оборонительный рубеж, усиленный десятками зенитных и противотанковых орудий. В населенных пунктах, прилегавших к городу, появились заставы с танками и артиллерией. Численность венгерских войск в городе достигла 50 тыс. человек. Кроме того, более 10 тыс. человек входили в состав «национальной гвардии». Число танков увеличилось до ста.

Советское командование тщательно проработало операцию под кодовым наименованием «Вихрь» по захвату Будапешта, используя опыт Великой Отечественной войны. Основную задачу выполнял Особый корпус под командованием генерала П.Лащенко, которому были приданы два танковых, два элитных парашютно-десантных, механизированный и артиллерийский полки, а также два дивизиона тяжелых минометов и реактивных установок.
Дивизии Особого корпуса были нацелены на действия в тех же районах города, в которых они удерживали объекты до выхода из него в октябре, что несколько облегчало выполнение поставленных им боевых задач.

В 6 часов утра 4 ноября 1956 года по сигналу «Гром» началась операция «Вихрь». Передовые отряды и главные силы 2-й и 33-й гвардейских механизированных дивизий, 128-й гвардейской стрелковой дивизии в колоннах по своим маршрутам с различных направлений устремились к Будапешту и, преодолев вооруженное сопротивление на его окраинах, к 7 часам утра ворвались в город.

Соединения армий генералов А.Бабаджаняна и X.Мамсурова приступили к активным действиям по наведению порядка и восстановлению органов власти в Дебрецене, Мишкольце, Дьере и других городах.

Воздушно-десантные части СА разоружили венгерские зенитные батареи, блокировавшие аэродромы советских авиационных частей в Веспреме и Текеле.
Части 2-й гвардейской дивизии к 7 ч. 30 мин. захватили мосты через Дунай, парламент, здания ЦК партии, министерств внутренних и иностранных дел, госсовета и вокзала Нюгати. В районе парламента был разоружен батальон охраны и захвачены три танка.

37-й танковый полк полковника Липинского при захвате здания министерства обороны разоружил около 250 офицеров и «национальных гвардейцев».
87-й тяжелый танкосамоходный полк захватил арсенал в районе Фот, а также разоружил венгерский танковый полк.

За день боя частями дивизии было разоружено до 600 человек, захвачено около 100 танков, два склада артвооружения, 15 зенитных орудий и большое количество стрелкового вооружения.

Части из 33-й гвардейской механизированной дивизии, не встречая вначале сопротивления, овладели складом артвооружения в Пештсентлеринце, тремя мостами через Дунай, а также разоружили подразделения венгерского полка, перешедшего на сторону восставших.

108-й парашютно-десантный полк 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии внезапными действиями разоружил пять венгерских зенитных батарей, которые блокировали аэродром в Текле.

128-я гвардейская стрелковая дивизия полковника Н.Горбунова действиями передовых отрядов в западной части города к 7 часам овладела аэродромом Будаерш, захватив при этом 22 самолета, а также казармы школы связи, разоружила механизированный полк 7-й механизированной дивизии, пытавшейся оказать сопротивление.

Попытки частей дивизии овладеть площадью Москвы, Королевской крепостью, а также кварталами, прилегавшими с юга к горе Геллерт, из-за сильного сопротивления успеха не имели.

По мере продвижения советских дивизий к центру города вооруженные отряды оказывали более организованное и упорное сопротивление, особенно с выходом подразделений к Центральной телефонной станции, району Корвин, вокзалу Келети, Королевской крепости и площади Москвы. Опорные пункты венгров стали более мощными, в них увеличилось количество противотанковых средств. Часть общественных зданий также была подготовлена к обороне.
Требовалось усилить войска, действовавшие в городе, и организовать подготовку и поддержку их действий.

Для быстрейшего разгрома вооруженных отрядов в Будапеште по указанию маршала Советского Союза И.Конева Особому корпусу СА дополнительно были приданы два танковых полка (100-й танковый полк 31-й танковой дивизии и 128-й танкосамоходный полк 66-й гвардейской стрелковой дивизии), 80-й и 381-й парашютно-десантные полки из 7-й и 31-й гвардейских воздушно-десантных дивизии, стрелковый полк, механизированный полк, артиллерийский полк, а также два дивизиона тяжелой минометной и реактивной бригад.

Большинство этих частей было придано на усиление 33-й механизированной и 128-й стрелковой гвардейских дивизий.

Для овладения сильными очагами сопротивления – районом Корвин, Университетским городком, площадью Москвы, Королевской площадью, где находились вооруженные отряды численностью до 300-500 человек, командиры дивизий были вынуждены привлечь значительные силы пехоты, артиллерии и танков, создать штурмовые группы и применить зажигательные снаряды, огнеметы, дымовые гранаты и шашки. Без этого попытки овладения указанными очагами сопротивления приводили к большим потерям в личном составе.

5 ноября 1956 года части 33-й гвардейской механизированной дивизии генерала Обатурова после мощного артиллерийского налета, в котором принимали участие 11 артиллерийских дивизионов, имевших в составе около 170 орудий и минометов, взяли последний сильно укрепленный опорный пункт повстанцев в переулке Корвин. В течение 5 и 6 ноября части Особого корпуса продолжали ликвидацию отдельных групп повстанцев в Будапеште. 7 ноября в Будапешт прибыл Янош Кадар и вновь сформированное правительство ВНР.

В ходе боевых действий потери советских войск составили 720 человек убитыми, 1540 ранеными, 51 человек пропал без вести. Больше половины этих потерь понесли части Особого корпуса, преимущественно в октябре. Части 7-й и 31-й гвардейских воздушно-десантных дивизий потеряли 85 человек убитыми, 265 ранеными и 12 человек пропавшими без вести. В уличных боях было подбито и повреждено большое количество танков, бронетранспортеров и другой боевой техники. Так, части из 33-й гвардейской механизированной дивизии потеряли в Будапеште 14 танков и самоходных установок, 9 бронетранспортеров, 13 орудий, 4 боевые машины БМ-13, 6 зенитных орудий, 45 пулеметов, 31 автомобиль и 5 мотоциклов.

Участие тяжелых танков ИС-3 в боевых действиях в Будапеште было единственным за время их эксплуатации в советских танковых частях. После мероприятий по модернизации машины, проводившихся в 1947-1953 годах и вплоть до 1960 года при проведении капитального ремонта сначала на заводах промышленности (ЧКЗ и ЛКЗ), а затем на заводах капитального ремонта министерства обороны, танки ИС-3, получившие обозначение ИС-3М, эксплуатировались в войсках до конца 70-х годов.

Впоследствии часть машин была поставлена на хранение, часть – по истечении срока эксплуатации, а также замены новыми тяжелыми танками Т-10 – на списание или в качестве мишеней на танковых полигонах, а часть использовалась в укрепрайонах на советско-китайской границе в качестве неподвижных огневых точек. Как уже отмечалось выше, танки ИС-3 (ИС-3М) вместе с тяжелыми танками ИС-2 и Т-10 с его последующими модификациями были сняты с вооружения Российской (Советской) Армии в 1993 году.

Хотя танк ИС-3 (ИС-3М) и не принимал участия в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, во многих городах России он был установлен в качестве памятника в честь победы в этой войне. Большое количество этих машин имеется в музеях многих стран мира. Танки ИС-3М в Москве представлены в экспозиции Центрального музея Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. на Поклонной горе, в Музее Вооруженных Сил Российской Федерации, в Музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке.

Во время серийного производства танк ИС-3 на экспорт не поставлялся. В 1946 году два танка были переданы советским правительством в Польшу для ознакомления с конструкцией машины и подготовки инструкторов. В 50-х годах обе машины несколько раз участвовали в военных парадах в Варшаве. Впоследствии до начала 70-х годов одна машина находилась в Военно-технической академии в Варшаве, а затем использовалась в качестве мишени на одном из учебных полигонов. Второй танк ИС-3был передан в Высшую офицерскую школу танковых войск имени С.Чарнецкого, в мгузее которой он хранится по настоящее время.

В 1950 году один танк ИС-3 был передан Чехословакии. Кроме того, значительное количество танков ИС-3 было передано КНДР. В 60-х годах в двух северокорейских танковых дивизиях имелось по одному полку этих тяжелых машин.

Боевое применение тяжелых танков ИС-3


Тяжелый танк ИС-3 из состава одной из частей Прибалтийского военного округа



Боевое применение тяжелых танков ИС-3


Тяжелый танк ИС-ЗМ египетской армии. Скорее всего машина принадлежит 7-й пехотной дивизии. Синайский п-ов, 1967 г.



В конце 50-х годов танки типа ИС-3 и ИС-3М были поставлены Египту. 23 июля 1956 года танки ИС-3 приняли участие в параде в честь «Дня независимости» в Каире. Большинство лее танков ИС-3 и ИС-3М из 100 машин, поставленных Египту, прибыли в эту страну в 1962-1967 годах.

Эти танки приняли участия в боевых действиях во время так называемой «шестидневной» войны, начавшейся 5 июня 1967 года на Синайском полуострове между Египтом и Израилем. Решающую роль в боевых операциях в этой войне играли танковые и механизированные соединения, основу которых с израильской стороны составляли американские танки М48A2, английские «Центурион» Мк.5 и Мк.7, вооружение которых было модернизировано в Израиле путем установки более мощной 105-мм танковой пушки, а также модернизированные танки М4 «Шерман» с французскими 105-мм пушками. С египетской стороны им противостояли танки советского производства: средние Т-34-85, Т-54, Т-55 и тяжелые ИС-3. Тяжелые танки ИС-3, в частности, имелись на вооружении 7-й пехотной дивизии, занимавшей оборону на рубеже Хан-Юнис-Рафах. 60 танков ИС-3 состояли на вооружении и 125-й танковой бригады, которая занимала боевые позиции близ Эль-Кунтиллы.

Боевое применение тяжелых танков ИС-3

Египетский танк потерянный в ходе Войны Судного дня



Боевое применение тяжелых танков ИС-3

Египетский танк ИС-3М, захваченный израильтянами



Тяжелые танки ИС-3 (ИС-3М) могли стать серьезным противником для израильтян, однако этого не произошло, несмотря на то, что несколько танков М48 было ими подбито. В условиях высокоманевренного боя танк ИС-3 проигрывал более современным танкам израильтян. Сказывались малый темп огня, ограниченный боекомплект и устаревшая система управления огнем, а также неприспособленность для работы в жарком климате двигателя В-11. Кроме того, сказалась и недостаточная боевая подготовка египетских танкистов. Невысоким был и морально-боевой дух солдат, не проявивших стойкости и упорства. Последнее обстоятельство хорошо иллюстрирует уникальный с точки зрения танкового боя, но типичный для «шестидневной» войны эпизод. Один танк ИС-3М был подбит в районе Рафаха ручной гранатой, случайно влетевшей в… открытый башенный люк, поскольку египетские танкисты шли в бой с открытыми люками, чтобы иметь возможность быстрее покинуть танк в случае его поражения.

Солдаты 125-й танковой бригады, отступая, просто бросили свои танки, в том числе и ИС-3М, которые достались израильтянам в совершенно исправном состоянии. В итоге «шестидневной» войны египетская армия потеряла 72 танка ИС-3 (ИС-3М). К 1973 году в египетской армии имелся только один танковый полк, на вооружении которого состояли танки ИС-3 (ИС-3М). На сегодняшний день данных об участии этого полка в боевых действиях нет.

А вот армия обороны Израиля использовала трофейные танки ИС-3М до начала 70-х годов, в том числе и в качестве танковых тягачей. При этом изношенные двигатели В-54К-ИС заменялись на В-54 с трофейных танков Т-54А. На части танков одновременно с двигателем менялась и крыша МТО, очевидно, вместе с системой охлаждения. Один из таких танков в настоящее время находится на Абердинском полигоне в США.

Боевое применение тяжелых танков ИС-3


Боевое применение тяжелых танков ИС-3


Боевое применение тяжелых танков ИС-3

Танк ИС-3М, переоборудованный израильтянами. На этом образце установлен дизель В-54 и крыша МТО от танка Т-54А. США, Абердинский полигон, 1990-е гг.



К арабо-израильской войне 1973 года израильтяне с нескольких танков ИС-3М сняли двигатели и трансмиссии, а на освободившихся местах разместили дополнительный боекомплект. Эти танки были установлены на наклонных бетонных площадках, что позволило обеспечить углы возвышения стволов танковых пушек до 45°. Два таких танка ИС-3 использовались в ходе «Войны на истощение» в 1969-1970 годах в укрепленном пункте «Темпо» («Окраль») так называемой «Линии Бар-Лева» (самый северный укрепленный пункт из расположенных вдоль Суэцкого канала, в 10 км к югу от Порт-Саида). Еще два танка типа ИС-3, оборудованных аналогичным образом, были установлены в укрепленном пункте «Будапешт» (на берегу Средиземного моря, в 12 км к востоку от Порт-Саида). После израсходования запасов трофейных боеприпасов к пушкам Д-25Т эти машины в ходе боевых действий вновь попали в руки египтян.
Источник: https://topwar.ru/25861-boevoe-primenenie-tyazhelyh-tankov-is-3.html