Вскоре после окончания Великой Отечественной войны советские инженеры приступили к проработке нового облика перспективной самоходной артиллерийской установки. После определения основных особенностей будущей техники появилось предложение о создании сразу трех бронемашин с максимальной унификацией и разным вооружением, предназначенным для решения различных боевых задач. Одним из перспективных образцов должна была стать гаубичная самоходка, получившая обозначение СУ-152Г.


СУ-152Г в музее

Появлению новых проектов поспособствовал анализ захваченных трофеев и найденной немецкой документации по тематике самоходной артиллерии. На заключительном этапе войны в Европе немецкие инженеры прорабатывали различные варианты САУ полуоткрытой компоновки и даже успели получить некоторые результаты. Советские военные заинтересовались такой концепцией и инициировали разработку собственных аналогичных проектов. Соответствующие указания появились в середине 1946 года.

В августе того же года отдел №3 (ОКБ-3) предприятия «Уралмашзавод» (г. Свердловск) представил два предварительных проекта перспективных самоходок полуоткрытой компоновки. Они получили одобрение военных и были рекомендованы к дальнейшему развитию. Проработка различных вопросов и изучение новых концепций продолжалась около двух лет, после чего министерство обороны инициировало полноценную разработку нескольких перспективных проектов разного назначения.


В соответствии с постановлением Совета министров от 22 июня 1948 года, специалисты «Уралмашзавода» при помощи смежных предприятий должны были разработать и довести до испытаний сразу три образца самоходной артиллерии. Требовалось создать одну машину, вооруженную 100-мм пушкой, и два носителя 152-мм орудий, один из которых планировалось оснастить гаубицей. Такой проект получил рабочее обозначение «Объект 108». Впоследствии машину обозначили как СУ-152Г. Для упрощения разработки и строительства было решено использовать в трех проектах общее унифицированное шасси.

Разработка всех новых проектов, в том числе и СУ-152Г, велась в конструкторском бюро «Уралмашзавода» под руководством Л.И. Горлицкого. Заметный вклад в создание тех или иных агрегатов внесли и другие инженеры. К примеру, на этапе предварительной проработки шасси большую работу по поиску оптимальных конструкторских решений провели инженеры А.М. Лехтцинд и Д.А. Гериев. Для этого они изучили конструкцию всех известных и доступных бронемашин отечественного и зарубежного производства.

Характерной особенностью трех новых проектов САУ было использование общего шасси. Требования к проекту «Объект 108» позволили использовать корпус и шасси базовой самоходки «Объект 105» / СУ-100П, не внося в его конструкцию серьезные изменения. Фактически шасси двух боевых машин отличались только оснащением боевого отделения, тогда как все прочие агрегаты были одинаковыми для обоих проектов.

В рамках новых проектов было решено отказаться от некоторых традиционных идей и решений, что привело к соответствующему результату. В частности, были изучены несколько вариантов компоновки броневого корпуса шасси, и наиболее удобным посчитали нетрадиционный для отечественной техники. Для правильного размещения всех устройств предлагалось расположить двигатель и трансмиссию в передней части шасси, моторный отсек находился у правого борта. Слева от него расположили отделение управления, а крупный кормовой отсек выполнял функции боевого отделения.

В итоговый проект был включен один из рассматривавшихся вариантов корпуса, отличавшийся оптимальным соотношением параметров защиты и массы. Предлагалась сборка корпуса, состоящего из катаных листов разной толщины. Часть соединений выполнялась при помощи сварки, часть – на заклепках. Наиболее мощная лобовая защита состояла из деталей толщиной 18 мм. Наименее ответственные участки корпуса прикрывались 10-мм броней. Такое бронирование позволяло защитить экипаж и внутренние агрегаты только от пуль и осколков.

Лобовая часть корпуса имела клиновидный профиль, образованный наклонными бронелистами. Позади более крупного верхнего листа имелась крыша с люком водителя. Слева от нее находился кожух силового отделения, отличавшийся незначительно увеличенной высотой. Корпус имел вертикальные борта ограниченной высоты. В качестве бортов боевого отделения использовались откидные броневые листы увеличенной высоты. Корма корпуса образовывалась наклонным прямоугольным листом сравнительно большой высоты.


Единственный прототип на испытаниях


Защита боевого отделения обеспечивалась только щитовым прикрытием орудийной установки и невысокими бортами корпуса. Предлагалось использование щита орудия коробчатой конструкции, имеющего в своем составе скошенные лобовые листы и многоугольные скуловые, установленные под углом к продольной оси машины. Также имелись бортовые детали небольшой ширины. Над казенной частью орудия находилась небольшая крыша, в которой имелись проемы для установки оптических приборов.

В моторном отсеке уменьшенного объема помещался дизельный двигатель В-105, представлявший собой дальнейшее развитие серийного В-2. Он отличался мощностью 400 л.с. и увеличенным ресурсом. Специально для нового шасси была разработана улучшенная система охлаждения с радиатором, заимствованным у одного из существующих самолетов. Двигатель соединялся с механической трансмиссией, располагавшейся в передней части корпуса. В трансмиссию входили главный фрикцион сухого трения, двухпоточный механизм передач и поворота, а также два одноступенчатых бортовых редуктора. Мощность выдавалась на ведущие колеса переднего расположения.

Новое шасси для самоходных артиллерийских установок получило гусеничную ходовую часть, имевшую в своем составе по шесть опорных катков на каждом борту. Сдвоенные катки с резиновыми бандажами комплектовались индивидуальной торсионной подвеской. Первая и последняя пары также имели гидропневматические амортизаторы. Ведущие колеса цевочного зацепления помещались в передней части корпуса, направляющие – в корме. Средний диаметр катков потребовал оснастить ходовую часть тремя парами поддерживающих роликов. Вслед за СУ-100П гаубичная самоходка получила первую отечественную гусеницу с резинометаллическим шарниром.

В средней части корпуса, рядом с передней стенкой боевого отделения, размещалась универсальная тумба для монтажа орудийной установки. «Объект 108» / СУ-152Г получил артиллерийскую часть, оснащенную 152-мм гаубицей, что сказалось на ее конструкции. Механизмы монтажа орудия позволяли обстреливать цели в пределах горизонтального сектора шириной 143° с углами возвышения от -5° до +41°. Орудие комплектовалось гидропневматическими противооткатными устройствами. Часть деталей этой системы, выступавшая за пределы лобового листа щитового прикрытия, закрывалась собственным броневым кожухом сложной формы.

Самоходку вооружили гаубицей Д-50/Д-1 калибром 152 мм со стволом длиной 28 калибров. Это орудие представляло собой доработанный вариант гаубицы Д-1, изначально выполнявшейся в буксируемой конфигурации. Модернизированное орудие оснащалось двухкамерным дульным тормозом, вертикальным полуавтоматическим клиновым затвором и плавающим выбрасывателем. Ввиду большой массы боеприпасов гаубицу дополнили механизмом досылания. Наводить оружие предлагалось при помощи телескопического и перископического прицелов, а также панорамы. Первые предназначались для стрельбы прямой наводкой, последняя – для работы на закрытых позициях.

Орудие использовало выстрелы раздельного заряжания существующих типов. Предполагалось использовать снаряды нескольких типов, осколочно-фугасные, кумулятивные и дымовые. При использовании осколочно-фугасных снарядов максимальная дальность стрельбы достигала 12,4 км. Кумулятивные летели на 3 км. В экипаж самоходки предлагалось ввести двух заряжающих. Благодаря этому боевая скорострельность могла доходить до 4-5 выстрелов в минуту.


Вид сбоку

Как и в других проектах семейства, предусматривалось использование кормовых стеллажей для перевозки боеприпасов. Снаряды и гильзы раздельного заряжания находились в ящиках, размещенных на задней стенке боевого отделения. Для защиты от различных внешних воздействий эти ящики закрывались несколькими крышками.

Штатное дополнительное вооружение проектом СУ-152Г не предусматривалось. В то же время, экипаж должен был располагать личным оружием, которое можно было использовать для самообороны в тех или иных ситуациях. Полуоткрытая рубка позволяла применять это оружие без специальных установок или средств монтажа.

Экипаж перспективной САУ состоял из пяти человек. В одноместном отделении управления внутри корпуса помещался механик-водитель. Доступ к его месту осуществлялся через люк в крыше. На марше водитель мог следить за дорогой через открытый люк, в боевой обстановке следовало использовать пару перископических приборов. Места четырех других членов экипажа находились в боевом отделении. В передней его части находились командир и наводчик. Заряжающие располагались вблизи кормовых укладок.

Длина бронемашины «Объект 108» по корпусу не превышала 6,5 м, длина с пушкой вперед – около 7,5 м. Ширина составляла 3,1 м, высота – менее 2,3 м. Боевая масса определялась на уровне 23,8 т. Имеющийся двигатель, в теории, позволял развивать на шоссе скорость до 65 км/ч. Расчетный запас хода составлял 290 км. Унифицированное бронированное шасси имело возможность преодоления различных препятствий, за исключением глубоких водоемов.

Разработка проекта «Объект 108» / СУ-152Г завершилась в начале 1949 года, после чего вся необходимая документация была передана в цеха. В конце весны рабочие «Уралмашзавода» построили первый опытный образец самоходки. 2 июня опытная СУ-152Г вместе с первой СУ-100П вышла на заводские испытания, занявшие чуть более двух недель. За это время гаубичная самоходка прошла по полигону 865 км и израсходовала 139 снарядов, сделав две серии в 88 и 51 выстрел. Вооружение и некоторые другие аспекты проекта, в целом, устроили разработчиков. В то же время, имеющееся шасси далеко не в полной мере соответствовало предъявляемым требованиям.

Надежность перспективного гусеничного шасси оставляла желать лучшего, и его отправили на доработку. Совершенствование имеющейся конструкции заняло всего несколько месяцев, однако не уложилось в изначально установленные сроки. Улучшенные опытные САУ удалось вновь отправить на испытания только в начале 1950 года, после двух переносов сроков. Государственные испытания, занявшие несколько недель, показали, что артиллерийская часть «Объекта 108» соответствует имеющимся требованиям в части технических, боевых и эксплуатационных характеристик. Одновременно с этим шасси сочли недоработанным, и самоходка была признана не справившейся с испытаниями.


Вид на корму, можно рассмотреть казенник орудия и закрытые ящики боекомплекта


Представляющие интерес, но не пригодные к принятию на вооружение самоходные установки были вновь отправлены на доработку. Этот процесс занял несколько лет, и реальные результаты были получены только в середине пятидесятых годов. В обозримом будущем в очередной раз доработанный прототип СУ-152Г мог вновь выйти на испытания и показать свои возможности. Однако этого не произошло. Планы военного ведомства изменились, и теперь в них не было места для подобной самоходки.

К этому времени ракетные вооружения всех классов не только подтвердили свою жизнеспособность, но и продемонстрировали широкие возможности по решению разнообразных задач. Как следствие, они получили поддержку военного и политического руководства страны, а также стали приоритетным направлением. Бурное развитие ракет, поддерживаемое руководителями государства, тем не менее, серьезно ударило по другим областям. В частности, в пользу разработки новых ракет было решено отказаться от значительного числа новых проектов артиллерийских систем.

В связи с перенаправлением сил и ресурсов в ракетную отрасль в середине пятидесятых годов было решено отказаться от всех имеющихся проектов САУ полуоткрытой компоновки. К этому времени был построен только один опытный «Объект 108», и дальнейшая сборка аналогичных машин не планировалась. В связи с новыми решениями командования этот прототип так и остался в единственном числе. Эта боевая машина не была утилизирована. Впоследствии ей удалось стать экспонатом музея бронетанковой техники в подмосковной Кубинке.

Работы по трем перспективным самоходкам были прекращены, но наработки по этим проектам не пропали. Вскоре появилось предложение об очередной модернизации имеющегося шасси с целью повышения его грузоподъемности. На основе такой машины в дальнейшем было создано большое число военной, вспомогательной и специальной техники различного назначения. Отдельные образцы этого «семейства» до сих пор используются вооруженными силами нашей страны и зарубежных государств.

При этом, однако, развитие самоходной гаубичной артиллерии остановилось на некоторое время. Лишь к середине шестидесятых годов командование, поняв ошибочность предыдущих решений, инициировало запуск нескольких новых проектов. При создании новых самоходных артиллерийских установок использовался уже имеющийся опыт и ранее проверенные идеи. К примеру, самоходная гаубица 2С3 «Акация» получила бронированное шасси, похожее на использовавшееся в проектах СУ-100П и СУ-152Г, а также оснащалась вооружением уже отработанного облика. Тем не менее, бронемашина СУ-152Г так и не смогла дойти до серийного производства, хотя и внесла заметный вклад в дальнейшее развитие этого направления.