В чьих интересах на самом деле работал "агент мечты"

спецслужбы, гру, кгб, ссср, пеньковский, шпионаж

Кассеты с фотолёнкой Специальная фотокамера Minox.

Бывший полковник Главного разведывательного управления (ГРУ) Олег Пеньковский считается одним из самых известных «кротов» в истории спецслужб. Стараниями советской и западной пропаганды он был вознесен в ранг супершпиона, якобы сыгравшего ключевую роль в предотвращении третьей мировой войны. Будто бы именно информация Пеньковского помогла американцам узнать о советских ракетах на территории Кубы.

Контрразведка КГБ СССР арестовала Пеньковского 22 октября 1962 года в день апогея Карибского кризиса и начала блокады Кубы. Спустя три месяца, еще до завершения следствия по «делу Пеньковского», был смещен с поста начальника ГРУ генерал армии Иван Серов с формулировкой: «За потерю политической бдительности и недостойные поступки». Пострадал и командующий ракетными войсками и артиллерией Сухопутных войск главный маршал артиллерии Сергей Варенцов, которого сместили с должности, разжаловали до генерал-майора и лишили звания Героя Советского Союза.

Грехи Варенцова сомнения не вызывают. Пеньковский на фронте служил его адъютантом и был обязан маршалу послевоенной карьерой, в том числе службой в ГРУ. Что касается Серова, то он в своих записках отрицает какую-либо связь с Пеньковским. По его версии, Пеньковский был агентом КГБ, которого намеренно подставили западным разведслужбам для слива дезинформации, что имело чрезвычайное значение в условиях Карибского кризиса.

О двойной или тройной жизни Пеньковского написаны десятки томов. Но «дело Пеньковского» – это не только Карибский кризис, это еще и самое запутанное, самое таинственное дело в истории разведки. С тех пор прошло уже более 40 лет, но ответа на многие вопросы так и не последовало. Главной тайной остается, на кого работал Пеньковский – на англичан, американцев, на ГРУ или на КГБ СССР – и кому было выгодно это предательство?

Иван Серов утверждает, что не Западу, а Советскому Союзу. Судите сами: третья мировая война, к которой СССР готов не был, так и не началась, США сдержали слово – оставили в покое Кубу и убрали свои ракеты с территории Турции. А теперь перечислим советские «потери»: после разоблачения Пеньковского из-за кордона были отозваны три сотни разведчиков, которых он мог сдать, но при этом не произошло ни одного провала и ни один агент ГРУ или КГБ не пострадал...

ПО «СОБСТВЕННОЙ» ИНИЦИАТИВЕ

Жил-был военный разведчик Пеньковский, в прошлом лихой офицер-фронтовик, награжденный пятью боевыми орденами, окончивший Военно-дипломатическую академию, куда своего адъютанта пристроил будущий главный маршал артиллерии Варенцов. Но уже после первой загранкомандировки в Турцию Пеньковского «за бездарность» увольняют из армии. Однако по протекции Варенцова вскоре восстанавливают и направляют под «крышу» в Госкомитет по науке и технике. Именно в это время «обиженный» Пеньковский якобы решает «пожертвовать собой во имя спасения человечества» и по собственной инициативе предлагает свои услуги поочередно американцам и англичанам.

12 августа 1960 года на Красной площади он подходит к двум студентам из США и просит их передать в ЦРУ некое предложение о «техническом сотрудничестве». Но за океаном такую инициативу сочли провокацией КГБ. Однако Пеньковский не успокаивается и предпринимает еще несколько попыток, пока ему не подвернулся английский коммерсант Гревилл Винн, давно сотрудничавший с разведкой МИ-6. С этого момента Пеньковский начинает работать и на англичан, и на американцев.

Западные историки спецслужб уверяют, что Пеньковским при этом двигали высокие и благородные идеалы гуманизма. И сами же признают, что этот «гуманист» на полном серьезе предлагал установить миниатюрные боезаряды в крупнейших городах СССР, чтобы в час икс привести их в действие. Бывший руководящий сотрудник оперативного директората ЦРУ Д.Л. Харт дословно цитирует «доктрину» полковника Пеньковского: «3а две минуты до начала операции все основные «мишени», такие как здания Генштаба, КГБ, ЦК КПСС, должны быть уничтожены не бомбардировщиками, а зарядами, заранее размещенными внутри зданий, в магазинах, жилых домах». Действительно, гуманист…

Так какие же секреты в действительности передал Пеньковский разведкам США и Англии? Достоверного ответа не найти. А версий тьма. Самая расхожая: Пеньковский сообщил американцам, что Советский Союз размещает на Кубе ракеты, нацеленные на США. На этот счет есть большие сомнения. Начнем с того, что Пеньковский попросту не был допущен к столь секретной информации. Об операции под кодовым названием «Анадырь» знали считаные единицы. Еще об одной «заслуге» Пеньковского рассказал глава английской разведки МИ-6 Дик Уайт. По его версии, якобы благодаря полученным от Пеньковского разведданным было принято решение, что США не следует наносить упреждающий удар по Советскому Союзу, поскольку ядерная мощь СССР слишком преувеличена. Но что, спрашивается, нового мог сообщить Пеньковский американцам, если начиная с 1950 года самолеты-разведчики ВВС США совершили более 30 безнаказанных полетов над советской территорией и сфотографировали большинство ракетных полигонов, баз ПВО, в том числе стратегическую авиабазу в Энгельсе и базы атомных подлодок?

Идем дальше. Хорошо, Пеньковский передал на Запад пять с половиной тысяч переснятых на пленку секретных документов. Объем действительно гигантский, но что за этим последовало? Как уже говорилось, ни один агент не пострадал, ни один нелегал не «засветился», никого из разведчиков не выдворили и не арестовали. А вот когда в 1971 году сотрудник КГБ Олег Лялин отказался возвращаться в СССР, эффект был совершенно другим. Из Англии были выдворены 135 советских дипломатов и работников загранучреждений. Есть разница, и какая!

ЧЕМОДАННАЯ ВЕРСИЯ

Еще одна таинственная, не разгаданная до сих пор страница шпионского ребуса – история разоблачения Пеньковского. Известно, что под колпак контрразведки Пеньковский попал совершенно случайно: сотрудников наружного наблюдения вывела на Пеньковского его связная – жена английского резидента Аннет Чизхолм. В это время ЦРУ и МИ-6 на случай провала своего ценного агента продолжают разрабатывать план побега Пеньковского. Ему присылают комплект фальшивых документов, причем контрразведка КГБ, используя оперативную технику, фиксирует шпиона, когда он у себя на квартире рассматривает новый паспорт.

Когда становится ясно, что за границу Пеньковского не выпустят, возникают новые идеи: связной английской разведки МИ-6 Гревилл Винн доставил в Москву, якобы на выставку, автофургон с закамуфлированным внутри тайником, куда должны были спрятать Пеньковского, чтобы тайно вывезти из Москвы в Англию.

Но план не сработал. 2 ноября 1962 года контрразведка КГБ взяла с поличным архивиста американского посольства Роберта Джекоба в тот момент, когда он в подъезде жилого дома опустошал шпионский тайник, якобы заложенный Пеньковским. В тот же день в Будапеште по просьбе КГБ венгерской службой безопасности был арестован и связник английской разведки МИ-6 Гревилл Винн.А через три месяца лишится своей должности начальник ГРУ Иван Серов, которого не только понизили в звании и лишили Золотой Звезды, полученной за Берлинскую операцию, но и отправили в унизительную ссылку – заместителем командующего Туркестанского военного округа по вузам. В 1965 году Серов был уволен в запас, а затем исключен из рядов КПСС. И ни одна из попыток реабилитироваться не удалась, хотя за Серова хлопотал сам Маршал Победы Георгий Жуков.

Напомним, что Иван Серов, прежде чем стать начальником ГРУ, был первым председателем КГБ СССР. Так чем же он так провинился перед родиной?

Претензия первая. Якобы Серов восстановил предателя Пеньковского в ГРУ. Однако Иван Александрович категорически не согласен с таким обвинением. Вот что он написал: «Известно, что маршал артиллерии С. Варенцов не раз просил меня перевести Пеньковского из Ракетных войск снова в ГРУ. Он обратился ко мне по телефону, но я отказал Варенцову и на справке, предоставленной мне начальником Управления кадров ГРУ, написал: «Не изменив аттестацию, написанную военным атташе генералом Рубенко (начальник Пеньковского в Турции, который считал его бездарным. – Н.Ш.), его невозможно использовать в военной разведке». Более того, по этому вопросу ко мне никто больше не обращался. А далее произошло следующее. Заместитель начальника ГРУ генерал Рогов подписал приказ о переводе Пеньковского в ГРУ, а затем тот же Рогов переделал аттестацию на Пеньковского. На заседании КПК (Комитет партийного контроля при ЦК КПСС) он сам заявил об этом, добавив, что за это на него наложено взыскание – объявлен выговор».

В таком контексте прослеживается одно весьма важное обстоятельство. Между Серовым и его заместителем Роговым сложились натянутые отношения. Рогов был ставленником министра обороны СССР Маршала Советского Союза Родиона Малиновского, с которым они вместе воевали, и маршал рассчитывал усадить его в кресло начальника ГРУ. Но назначение Серова спутало им все карты.

В чемодане, который до лучших времен спрятал Иван Серов, была найдена рукопись с изложением его версии о «деле Пеньковского». Бывший начальник ГРУ, в частности, написал: «Рогов пользовался особым покровительством тов. Малиновского. Поэтому он зачастую без согласования со мною бывал у Малиновского и получал «личные» указания, о которых я узнавал от него позже или совсем не знал. Он часто подписывал приказы по ГРУ, не поставив меня в известность, за что я ему делал не раз замечания. (Уточним. Приказ о восстановлении Пеньковского в ГРУ Рогов подписал, когда Серов был в отпуске. Комиссия партийного контроля установила это официально. – Н.Ш.) О том, что Пеньковский принят и работает в ГРУ, я узнал несколько месяцев спустя, когда увидел его фамилию в числе офицеров, выделенных для обслуживания выставки в Москве. Я спросил у начальника отдела кадров, откуда взялся Пеньковский, на что он мне ответил, что кадры разбирались с ним и тов. Рогов подписал приказ о назначении».

Претензия вторая. Якобы Пеньковский был близок с семьей Серова. Это, пожалуй, самое скандальное обвинение. Поводом к нему послужил следующий факт: в июле 1961 года жена и дочь Серова одновременно с Пеньковским оказались в Лондоне. О совместном вояже Серовых и Пеньковского написано немало. Вплоть до того, что дочка Серова Светлана якобы стала любовницей шпиона. Причем написали об этом весьма авторитетные авторы.

В. Семичастный, «Беспокойное сердце»: «Пеньковский старался всячески сблизиться с Серовым. Он «случайно» встретился с Серовым за границей, когда тот с женой и дочкой бывал в Англии и Франции, и на деньги английских спецслужб устраивал им «красивую жизнь», преподносил дорогие подарки».

А. Михайлов, «Обвиняются в шпионаже»: «Пеньковский из кожи лез, чтобы угодить мадам Серовой и ее дочери. Он их встречал, водил по магазинам, расходовал на них часть своих денег».

Н. Андреева, «Трагические судьбы»: «Сотрудник ЦРУ Г. Хозлвуд писал в своем отчете: «Пеньковский начал заигрывать со Светланой, и мне при встрече пришлось умолять его почти на коленях: «Эта девушка не для тебя. Не осложняй нам жизнь».

Дочь Серова Светлана, которая якобы флиртовала с Пеньковским, все это категорически опровергает. Более того, ее рассказ вместе с записями бывшего начальника ГРУ заставляет взглянуть на лондонскую поездку совершенно иначе: «В июле 1961 г. мы с мамой поехали с туристической группой в Лондон. Отец проводил нас до Шереметьево, поцеловал и сразу же уехал на службу. В аэропорту мы встали в очередь. Вдруг к нам подходит человек в форме: «Извините, произошла накладка, на ваш рейс продали два лишних билета. Не могли бы вы подождать пару часов? Скоро в Лондон пойдет другой борт».

Мы не возмущались. Подошли к сотруднику КГБ, который сопровождал нашу туристическую группу, и все ему рассказали. Он пожал плечами: ладно, встретимся в аэропорту по прилете. И через некоторое время объявили посадку на другой самолет – спецрейс с балетной труппой, убывающей на гастроли в Англию.

Адвокат К. Н. Апраксин беседует с подзащитным О. В. Пеньковским. Процесс по делу англо-американских шпионов Олега Пеньковского и Гревилла Винна. Фото © РИА Новости Адвокат К. Н. Апраксин беседует с подзащитным О. В. Пеньковским. Процесс по делу англо-американских шпионов Олега Пеньковского и Гревилла Винна.

Рядом с нами в салоне сидел какой-то мужчина. Он сразу попытался завязать разговор: «Вы знаете, я нахожусь на службе у Ивана Александровича. Если вы желаете, я вам покажу Лондон». Мама, как жена настоящего чекиста, мгновенно окаменела: «Спасибо, нам ничего не надо».

Это и был Пеньковский. На другой день после прилета он появился в гостинице. Было это после обеда. Стучится в номер: «Как устроились? Как Лондон?»

Обычный визит вежливости. На следующий день Пеньковский пригласил Серовых погулять. Посидели в уличном кафе, побродили по городу. Прогулка продолжалась недолго. Через некоторое время после лондонской поездки Пеньковский позвонил Серовым: «Я только что вернулся из Парижа, привез кое-какие сувениры, хотел бы занести». И принес. Типичная мелочевка: Эйфелева башня, какой-то брелок».

И далее: «Сели в гостиной пить чай. Вскоре со службы вернулся отец. Мне показалось, что он узнал Пеньковского. Холодно поздоровался и закрылся у себя в кабинете. Пеньковский это почувствовал и мигом исчез. Больше я его никогда не видела. Вновь увидела только на фотографии в газетах, когда начался суд над ним...»

О том, что семья Серова летит в Лондон, английская и американская разведки знали заранее. Связник Пеньковского Г. Винн в своей книге излагает четко: «Мы узнали, что в июле Алекс (псевдоним Пеньковского) должен снова прибыть в Лондон на промышленную выставку СССР, где он будет, в частности, гидом мадам Серовой». Узнать об этом ЦРУ и СИС могли лишь от одного источника – от самого Пеньковского, которому, ясное дело, было выгодно набить себе цену, рассказывая о своей исключительной близости к начальнику ГРУ.

В своих мемуарах тогдашний председатель КГБ Семичастный дает понять, что именно с его подачи Серов лишился должности. Готовя для ЦК отчет о расследовании «дела Пеньковского», Семичастный добавил и напоминание о доле вины Серова за выселение «мирных» калмыков, ингушей, чеченцев, поволжских немцев и внес предложение наказать Серова.

Есть в юриспруденции такой термин – соразмерность наказания. Так вот если бы предательство Пеньковского было рассмотрено и изучено по уму, то Серова вообще не за что было наказывать…

Олега Пеньковского арестовали 22 октября 1962 года по дороге на службу. Показательный процесс стартовал в мае 1963 года. Вместе с Пеньковским на скамье подсудимых сидел его связник, подданный ее величества Г. Винн. Но почему-то слушания длились недолго. Несмотря на, казалось бы, гигантский объем секретных документов, переданных Пеньковским иностранным разведкам, хватило всего восемь дней, чтобы приговорить предателя к расстрелу. «С большим одобрением встретил советский народ справедливый приговор по уголовному делу предателя, агента английской и американской разведок Пеньковского и шпиона связника Винна, – писала в те дни газета «Правда». – Советские люди выражают чувство глубокого удовлетворения тем, что сотрудники госбезопасности решительно пресекли подлую деятельность английской и американской разведок».

…Шумиха в прессе, быстрое следствие – такое впечатление, что умелые дирижеры делали все, чтобы произвести на Запад максимальное впечатление. А почему бы и нет? Ведь только после ареста и приговора американцы и англичане окончательно перестали сомневаться в искренности намерений Пеньковского. А значит, исчезли и их опасения насчет подлинности его материалов. Но если предполагаемая версия имеет под собой основание, то вся эта шпионская круговерть вокруг Пеньковского, возможно, не более чем гигантская спецоперация КГБ. С вполне очевидными целями: а) внушение Западу ложного чувства превосходства в гонке вооружений над СССР; б) дискредитация начальника ГРУ И. Серова. Обе цели были достигнуты.

СЛЕД КГБ ПОЧТИ НЕ ВИДЕН

Информация для размышления. После возвращения в 1957 году из загранкомандировки Пеньковский был уволен из ГРУ и получил назначение начальником курса в Академию Ракетных войск исключительно благодаря маршалу Варенцову. Именно тогда КГБ вычисляет нестыковку в его анкете. Выяснилось, что отец Пеньковского не пропал без вести, а с оружием в руках воевал против советской власти. Как говорится, сын за отца не ответчик, но если бы не содействие Лубянки, при такой «родословной» Пеньковский ни за что не восстановился бы в ГРУ.

Вот что поэтому поводу написал Иван Серов: «Если бы Варенцов не протащил Пеньковского в ракетные войска, он не попал бы и в ГРУ. Если бы КГБ при наличии этого сигнала не «пригрел» бы Пеньковского, то его не назначили бы начальником курса в академию. Если бы КГБ отвел хотя бы одну поездку Пеньковского за границу, то вопрос решился бы сразу. Однако это не удалось осуществить. Поэтому разговоры офицеров ГРУ о том, что Пеньковский был агентом КГБ, имеют достаточные основания».

Напомним, что в ГРУ Пеньковский не имел отношения к оперативной работе. Его откомандировывают в Госкомитет по науке и технике – в ведомство, тесно работающее с иностранцами. Под этой «крышей» Пеньковский получил возможность заводить «нужные связи с иностранцами». Случай в истории разведки уникальный: с Пеньковским начинают работать сразу две разведки – ЦРУ и МИ-6. Они были поражены объемом информации новоявленного «крота» и нарекают его «агентом мечты». Для своих кураторов Пеньковский добывает все, о чем его только ни просят: материалы по Берлинскому кризису, ТТХ по ракетному оружию, детали кубинских поставок, информацию из кремлевских кругов. «Спектр познаний Пеньковского был настолько широк, доступ к секретным документам столь прост, а память оказалась такой выдающейся, что в это трудно было поверить», – пишет Филипп Найтли.

Практически нет никаких сомнений, что все эти материалы Пеньковский получал от своих кураторов из КГБ. Тщательно отобранные, просеянные через сито контрразведки, они являли собой искусный симбиоз дезинформации и правды. А незначительные крупицы истины, которые доходили от него до Запада, никакого серьезного ущерба нанести не могли. Например, что толку было скрывать места расположения ракетных баз, если американские самолеты-шпионы уже сфотографировали их во всех ракурсах?

Главная задача Пеньковского была в другом – убедить Запад, будто Советский Союз отстает в ракетной программе. Советское руководство опасалось темпов, которыми Штаты осваивали ракетные технологии. Всего за три года Пентагон, например, сумел разработать межконтинентальные баллистические ракеты «Тор», которые в 1958 году и разместили на восточном берегу Британии и нацелили в сторону Москвы.

Если бы удалось уверить американцев, что в СССР за ними не успевают, а потому вынуждены делать ставку на другие виды вооружений, расходы главного противника по ракетным программам резко снизились бы, и этот тайм-аут позволил бы СССР окончательно вырваться вперед. Что, собственно, и произошло.

Надо сказать, что Пеньковский был далеко не единственным участником этой изысканной в оперативном плане операции. Почти одновременно с его вербовкой сотрудники ФБР задержали с поличным советского разведчика Вадима Исакова. С той же показной рьяностью, с какой Пеньковский вербовался в шпионы, Исаков пытался купить секретные компоненты к межконтинентальным баллистическим ракетам – акселерометры. Удивительная вещь: даже чувствуя за собой хвост, Исаков все равно не снижал обороты, практически сознательно позволил втянуть себя в контакт с откровенной подставой и в момент совершения сделки как бы попался…

Небольшой ликбез. Акселерометры – это прецизионные гироскопы, определяющие ускорение объекта. Они позволяют компьютеру точно просчитать место и скорость отделения боеголовки от ракеты. Захват Исакова убеждал американцев, что советские ученые свои акселерометры еще не разработали. А коли так, следовал вывод: советские ракеты точностью не отличаются и не могут поражать точечные цели, например, ракетные шахты вероятного противника.

Вдобавок ко всему начальник отдела СССР в БНД (разведка ФРГ) Хайнц Фельфе, как по заказу, передал ЦРУ данные, будто Кремль отдает предпочтение больше стратегической авиации, нежели межконтинентальным ракетам. Но тогда американцы еще не знали, что Фельфе работает на КГБ. Его разоблачат только в 1961 году.

Так на какой вид вооружения – ракеты средней дальности или МБР – делали главную ставку в СССР? От ответа на этот вопрос зависело главное – что в первую очередь надо развивать самим американцам, где и в чем они уступают Москве. Пеньковский убедил своих заморских хозяев, что СССР делает ставку на РСД, конкретно – на P-12. Он и передал американцам тактико-технические данные этих ракет (правда, с небольшими неточностями, о чем в США узнают много лет спустя). Но когда грянул Карибский кризис и американские самолеты-разведчики подтвердили наличие на кубинской территории советских ракет P-12, информация Пеньковского вроде бы подтвердилась…

Еще много лет Запад продолжал верить в искренность своего «агента мечты». Пока в начале 1970 года американцы случайно не узнали, что все это время их просто водили за нос, что советские МБР ничуть не уступают американским аналогам. Оказалось, что принятая на вооружение РВСН ракета SS-9 (Р-36) способна доставить 25-мегатонный заряд на расстояние в 13 тыс. км и уложить его в цель с «точностью» в 4 мили.

Если бы Джон Кеннеди во время Карибского кризиса наверняка знал, что СССР обладает более точными МБР, его реакция могла быть совсем иной. Но тогда он был свято уверен, что Хрущев блефует, что у Москвы нет возможности адекватно ответить Западу, что 5 тысячам американских ядерных ракет противостоят всего 300 советских, да и то – плохо управляемых, неспособных поражать точечные цели. А коли так, Хрущев обязательно пойдет на переговоры. Москва никуда не денется.

Но оказалось, что СССР располагает межконтинентальными баллистическими ракетами, погрешность которых не превышает 200 м. То есть как минимум 10 лет американские ракетные шахты были абсолютно беззащитны.

ВЫСТРЕЛ ДУПЛЕТОМ

Но Пеньковский не только снабжал Запад дезинформацией. Его руками Лубянка сумела реализовать и другую «стратегическую» задачу: убрать начальника ГРУ Ивана Серова, который для тогдашнего руководства КГБ представлял определенную угрозу. Он был человеком совсем не их круга, чурался партийной дружбы и охотничьих загулов, но при этом жестко гнул свою линию. А главное – был лично предан Никите Сергеевичу Хрущеву. Перед войной Хрущев был первым секретарем Компартии Украины, а Серов был при нем наркомом внутренних дел УССР. Неслучайно, создавая на осколках бериевского НКВД новое ведомство, Хрущев назначил председателем КГБ именно Ивана Серова – доверить такое «хозяйство» случайному человеку было смертельно опасно.

Впрочем, искушенный в кремлевских интригах Хрущев со временем перестал доверять и «проверенным товарищам». И старая гвардия тоже пошла под нож. Сначала кресла министра обороны лишился Георгий Жуков – Маршал Советского Союза, четырежды Герой Советского Союза. В декабре 1958 года настал черед Ивана Серова. В дом на Лубянке въехала лихая комсомольская команда: сначала Шелепин, потом – Семичастный. Но окончательно в утиль Хрущев Серова все же не сдал. Поставил его на другое, пусть и не столь важное, но тоже не последнее место – начальником ГРУ. А это не только заграничные резидентуры и радиоцентры. В прямом подчинении начальника ГРУ – разбросанные по всей стране бригады специального назначения, способные приступить к выполнению задачи в любую минуту.

И когда над головой Хрущева начали сгущаться тучи, когда соратники принялись обдумывать заговор по его свержению, они в первую очередь вспомнили о Серове, который не в пример Шелепину и Семичастному, комсомолившим всю войну, и политруку Леониду Брежневу, герою неведомой тогда еще Малой земли, обладал реальным боевым опытом. Словом, не убрав Серова, планировать заговор против Хрущева было бесполезно. Тогда, очень своевременно, возникло дело предателя Пеньковского. Поэтому осенью 1964 года, когда Брежнев, Шелепин, Семичастный и примкнувшие к ним взялись за Хрущева, верных людей у первого секретаря ЦК КПСС уже не оставалось.

ПРИГОВОР ПРИВЕДЕН В ИСПОЛНЕНИЕ

Если верить официальным данным, Олег Пеньковский был расстрелян 16 мая 1963 года. Всего лишь через два дня после окончания суда. Такая спешка посеяла у многих на Западе сомнения в правдивости этой информации, главному военному прокурору Артему Горному даже пришлось публично, через печать, выступить с опровержением слухов, которые появились на страницах зарубежных изданий. Например, Sunday Telegraf утверждала, будто смертный приговор Олегу Пеньковскому – чистейшая липа, что казнь Пеньковского «состояла в том, что его паспорт уничтожили, а взамен ему выдали другой». Но следом появились другие слухи: якобы Пеньковского не просто расстреляли, а в назидание другим сожгли живьем в крематории. Немалую лепту в создание такой легенды внес еще один перебежчик из ГРУ Владимир Резун, более известный под литературным псевдонимом Виктор Суворов.

В книге «Аквариум» он описал якобы запечатленную на кинопленке казнь Пеньковского: «Крупным планом камера показывает лицо живого человека. Лицо потное. Жарко у топки... Человек крепко прикручен стальной проволокой к медицинским носилкам, а носилки поставлены к стене на ручки так, чтобы человек мог видеть топку... Двери топки разошлись в стороны, озарив белым светом подошвы лакированных ботинок. Человек старается согнуть ноги в коленях, чтобы увеличить расстояние между подошвами и ревущим огнем. Но и это ему не удается... Вот лаковые ботинки загорелись. Два первых кочегара отскакивают в сторону, два последних с силой толкают носилки в глубину разъяренной топки…»

Впрочем, сымитировать казнь Пеньковского, если он был негласным сотрудником КГБ, ничего не стоило – выдали новые документы, состряпали липовую справку о приведении приговора в исполнение, и дело с концом…

Но, как бы там ни было на самом деле, суд над Пеньковским и Винном стал ощутимым ударом по ЦРУ и МИ-6. И чтобы хоть как-то реабилитироваться, в 1955 году ЦРУ состряпало фальшивку под названием «Записки Пеньковского». И вот мнение об этом опусе профессионального разведчика – бывшего сотрудника ЦРУ Пола Плэкстона, опубликованное в журнале Weekly Review: «Утверждение издателей «Записок...» о том, что Пеньковский передал рукопись на Запад еще осенью 1962 года, звучит нелепо, так как он, зная, что за ним внимательно следят, не стал бы подвергать себя опасности». И на этом в «деле Пеньковского» пока что можно поставить точку. Но лучше – запятую, потому что архивы КГБ еще не сказали последнего слова.

Источник