США готовятся к спутниковым войнам – России есть чем ответить

Министр ВВС США Хезер Уилсон недавно заявила, что «США переходят к космосу как к пространству для ведения боевых действий». А начштаба ВВС США генерал Голдфин объявил, что ожидает от военных достижения «превосходства в космосе, которое, как и превосходство в воздухе, означает свободу от нападения и свободу маневра». Что же стоит за этими заявлениями и есть ли у США шансы получить преимущество? И нет ли у американского руководства забот поважнее, чем гонка за очередным фантомом победы?

Снова грабли

Все предыдущие попытки переступить через очередное соглашение и «утвердить господство Америки» ни к чему хорошему не привели. Растоптав Договор по ПРО, США ничего работоспособного так и не создали. На вооружение поступили 44 (при разрешённых договором 100) противоракеты GBI -неспособные к перехвату межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и баллистических ракет подлодок (БРПЛ). Не способны на это и противоракеты SM-3. Обещанные космические компоненты систем обнаружения, идентификации и селекции ложных целей – не созданы и вряд ли будут.

В ответ Россия «внезапно» создала средства преодоления любой ПРО, да ещё и заканчивает разработку реально работоспособной стратегической ПРО на основе систем А-235 и С-500. Американская инициатива по созданию гиперзвукового оружия «быстрого глобального удара» привела пока к тому, что в России такое оружие уже есть, а в США конца-края работам не видно. Зато Китай имеет шансы их обогнать. Если американцы похоронят Договор о ракетах средней и малой дальности (РСМД), то получат быстрое размещение группировки российских БРСД и КР наземного базирования, не только не имея возможности быстро создать такие же, но и не имея к ним и ядерных зарядов. Теперь новая попытка – космос как арена боевых действий. Что там вообще можно ожидать?

Ядерный взрыв в космосе и его последствия

Точно можно утверждать, что ядерного оружия, размещённого в космосе, ожидать не стоит. И в СССР, и в США дорогу в космос первыми торили военные, так что ничего удивительного, что практически сразу речь зашла об использовании космоса не только для разведки или связи, но и для размещения оружия. Были опробованы в космосе и ядерные взрывы. Первыми в 1958 г. на высоте 161 км американцы взорвали заряд в 1, 7 кт, затем последовали и другие испытания. Американцам принадлежат рекорды как по самому высотному – 467 км, так и самому мощному испытанию в космосе – доставленную ракетой «Тор» термоядерную боеголовку мощностью 1, 4 Мт взорвали на высоте 400 км над атоллом Джонстон в Тихом океане.

Последствия этого взрыва впечатлили – зарево было видно даже за 7 тыс. км в Новой Зеландии, на дальностях до 1500 км отключились электричество, телефонная сеть и испортилась электроника. Взрыв в космосе вызывает сильнейший электромагнитный импульс. Временно прекратилась и радиосвязь. Появившиеся заряженные частицы были захвачены магнитосферой Земли, в результате чего их концентрация в радиационном поясе увеличилась на 2–3 порядка. Вышли из строя 3 космических аппарата (КА), ещё 7вышли из строя раньше обычного. Если бы такой заряд рванули сейчас, когда в космосе находится порядка 1700 КА, – вышло бы из строя порядка 80–90% тех спутников, что летают на низких орбитах.

СССР не остался в долгу, проведя «операцию К» – серию из 5 высотных взрывов над Казахстаном на высотах от 80 до 300 км. Поняв, что заигрались, сверхдержавы вскоре заключили договор о запрете испытаний в трёх средах. А в 1967 г. появился договор по космосу, запрещающий размещение ядерного и любого оружия массового поражения в космосе, и на небесных телах. Впрочем, как обойти этот договор, в СССР нашли – созданные у нас орбитальные МБР выводили ядерное оружие в космос, но на менее чем один виток. Но точность подобной доставки была низкой, и такие ракеты быстро стали историей.

Орбитальных бомбардировок не будет

Низкая скорость реакции и точность являются серьёзными препятствиями для различных систем космического оружия. А также высокая уязвимость всяческих гипотетических орбитальных бомбардировщиков, прекрасно видимых на орбите. По ним можно отработать противоспутниковым оружием с Земли. Поэтому никаких «орбитальных бомбардировщиков» не будет. Всё, что они могут сделать за часы, МБР или БРПЛ сотворят за полчаса с несравнимыми точностью и надёжностью доставки. И куда меньшей уязвимостью.

Так что весьма популярный в прессе тезис-пугалка о «секретном космобомбардировщике» США Х-37В -лжив. В реальности это не более чем КА оперативной видовой разведки. Возможно, ещё он может обследовать чужие спутники. В теории он имеет возможность что-то на них испортить – не более того. Но никаких ядерных и неядерных бомб с орбиты он не унесёт – нагрузка слишком маленькая.

Вряд ли придётся пока ожидать и наплыва в космос разного оружия на новых физических принципах (ОНФП) – лазеров, протонных пучковых пушек, электромагнитных пушек и прочего. В отличие от земли, где их успешному применению мешают то дым с туманом, то сама по себе атмосфера, в космосе эти виды оружия могут чувствовать себя вольготно. Но в космосе нет энергии – солнечные батареи и даже микрореакторы мощный лазер или электромагнитную пушку не запитают. Тем более такую, что способна работать по Земле. Хотя лазеры небольшой мощности, способные вывести из строя аппаратуру на чужом КА, – вполне вероятны уже сейчас.

Защитить спутники

Основное, что хотят развивать американцы, – это противоспутниковые системы. В том числе космического базирования, средства инспектирования чужих КА и диверсий против них, а также средства защиты от подобного на своих аппаратах. То есть речь может идти о вооружении своих спутников для защиты от «пиратов».

Американцев здорово напугали скрытые запуски наших спутников-инспекторов, которые выводились обычно под видом отработанных ступеней и блоков от запуска «официального» КА. Потом этот «обломок» внезапно оживал, начиная сближаться с чужими и своими спутниками и скакать по орбитам, как джейран. Сначала РФ не признавала эти аппараты, а потом объявила об успешных испытаниях спутников-инспекторов. Американцы также желают защитить свои КА от уничтожения, правда, не очень понятно как.

Декларируется и новый подход к военным КА – они должны быть проще, мельче, дешевле и быстрее выводиться, чтобы восполнять потери. Примерно такие же варианты «мобилизационных» аппаратов разрабатывались и у нас. Интересно также, что американцы, ознакомившись с примерными возможностями КА «Тундра» нового космического эшелона нашей системы предупреждения от ракетного нападения (СПРН) ЕКС, захотели иметь нечто похожее примерно к 2030 году. И заявили даже защиту своего аппарата от ядерного взрыва в космосе. Очевидно, они полагают, что у нас такая имеется.

Как известно, СПРН России состоит из наземного эшелона РЛС, в котором у нас продолжается строительство разных вариантов станций «Воронеж». А также космического, роль которого раньше исполняла система «Око-1», а теперь будет ЕКС.

Противоспутниковые достижения

Что же до противоспутникового оружия, то именно СССР добился в этой области куда больше, чем все прочие страны и до сего дня. Успехи тех же американцев на этой ниве были куда скромнее. В настоящий момент в России разрабатывается, по западным данным, от 3 до 5 комплексов. Из последних можно отметить ЗРС С-500 и систему ПРО А-235, чьи противоракеты «Нудоль» на подвижном шасси могут успешно поражать не только боевые блоки (ББ) МБР или БРПЛ, но и спутники на значительной высоте. Известно также об авиационной лазерной системе А-60 «Сокол-Эшелон-2», предназначенной для выведения на спутниках аппаратуры. Просто отечественные достижения в этой сфере не рекламируются, пока есть какие-то надежды на дипломатические договорённости по космосу. Хотя вряд ли они оправдаются.

В 2008 году РФ и КНР предложили заключить Договор о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов (ДПРОК). Он предусматривает запрет на размещение в космосе оружия любого вида и на какие-либо силовые действия в отношении космических объектов. Но США отказываются от его подписания.

Выбивание ядерного трона из-под Трампа

И вообще американскому руководству лучше обратить внимание не на войны спутников, а на то, что у него пытаются отобрать «красную кнопку». Речь о Трампе и применении им ядерного оружия первым. Подобное обсуждение состоялось недавно в сенатском комитете по международным делам. Сенаторы заявили, что Трамп «нестабилен», и, хотя никто не оспаривает его право на нанесение ответного или встречного ядерного удара, надо, мол, ограничить его право на применение ЯО первым. Конгресс предлагает, чтобы в США такое решение принималось президентом, министром обороны и председателем комитета начальников штабов или двумя из них. А то и вовсе только самим Конгрессом.

В этой связи нужно напомнить, что Россия сейчас официально заявляет о праве превентивного удара. У нас «чёрный чемоданчик» находится у президента, у министра обороны и начальника Генштаба.

Также в США последовали заявления сначала от бывшего командующего Стратегическим командованием ВВС США Келера, а потом и нынешнего – Хайтена, о том, что ядерные силы могут отказаться выполнять приказ Трампа, если посчитают его незаконным. Хайтен, правда, попытался подсластить пилюлю, заявив, что предупредил бы президента о незаконности приказа и стал бы «искать другое решение».

Самое забавное в этой ситуации то, что в России весьма популярна бредовая идея о том, что в случае войны «наши генералы не нажмут кнопку», потому что «испугаются за свои зарубежные счета». На самом же деле управление ядерными силами в России организовано так, что даже в случае предательства удар всё равно будет нанесён.Даже если руководство страны будет целиком уничтожено.