Авианосные силы ВМС США в новом тысячелетии ожидают перемены

сша, флот, вмс, авианосец, авма

На стапеле – очередной авианосец-гигант.

Со времени Второй мировой войны авианосные силы являются одним из краеугольных камней военно-морской цитадели Соединенных Штатов. Причем американский флот на протяжении последних десятилетий остается в этой сфере признанным законодателем мод мирового масштаба. Вот почему главное событие уходящего 2017 года в жизни авианосных сил ВМС США, а именно ввод в строй головного атомного многоцелевого авианосца (АВМА) нового поколения CVN-78 «Джеральд Р. Форд», привлекло к себе повышенное внимание со стороны военно-морских экспертов как в Соединенных Штатах, так и во всем мире.

Еще бы. Ведь получившие новейшие электромагнитные катапульты и аэрофинишер, бестросовые подъемники боеприпасов с автоматизированной системой управления, перепроектированные полетную палубу и надстройку-остров, а также оснащенные новыми ядерными реакторами, дающими в 2,5 раза больше электроэнергии, чем на АВМА типа «Нимиц», новые американские плавучие аэродромы, пожалуй, единственные в своем классе соответствуют сегодня званию «боевой корабль XXI века».

Однако в действительности не все так просто и радужно в Америке в области авианосных сил. Более того, постепенно набирает силу, скажем так, противоавианосное лобби. Нет, его представители не призывают американский флот полностью отказаться от авианосцев, но они активно выступают за серьезный пересмотр существующей политики в данной сфере и подходов, применяемых на протяжении последних десятилетий в отношении данного сегмента кораблестроительной программы.

АТОМОХОДЫ ПРАВЯТ БАЛ

В настоящее время авианосные силы ВМС США включают в себя 10 атомных многоцелевых авианосцев типа «Нимиц», которые являются полностью боеготовыми, и один авианосец типа «Форд», который летом 2017 года введен в строй, но еще несколько лет будет находиться фактически в опытной эксплуатации. Таким образом, фактически впервые американским адмиралам удалось обеспечить однотипность боевого состава флота своих авианосцев. Причем как по типу корабля, так и по типу главной энергетической установки. Это, в свою очередь,

F/A-18F «Супер Хорнет» из состава 23-й испытательной эскадрильи, пилотируемый лейтенант-коммандером Д. Страком, совершает первый взлет с палубы авианосца «Джеральд Р. Форд» с использованием электромагнитной катапульты. Фото со страницы ВМС США в Flickr

F/A-18F «Супер Хорнет» из состава 23-й испытательной эскадрильи, пилотируемый лейтенант-коммандером Д. Страком, совершает первый взлет с палубы авианосца «Джеральд Р. Форд» с использованием электромагнитной катапульты. Фото со страницы ВМС США в Flickr

позволяет существенно упростить и, вероятно, удешевить подготовку специалистов различного профиля для службы на этих кораблях, а также техническое обслуживание кораблей данного класса.Следует при этом отметить, что атомные многоцелевые авианосцы и корабельные авиакрылья сегодня – это одна из важнейших составляющих боевого потенциала американского флота, способная решать весь спектр задач, возлагаемых на ВМС в частности и на ВС США в целом. Их главная задача, по мысли американцев, – проецировать силу в любые районы планеты, где имеются национальные интересы Америки. Причем если стратегические подводные ракетоносцы – это эдакая ядерная дубинка, крушащая все и вся без особого разбора, то авианосцы – это своеобразные меч и копье «в одном флаконе», избирательно уничтожающие неугодных и даже одним своим сияющим на солнце видом внушающие страх и уважение противнику.

Выступая как-то перед экипажем АВМА «Дуайт Эйзенхауэр», генерал Джон Шаликашвили, в ту пору председатель Объединенного комитета начальников штабов ВС США, сказал: «Я чувствую себя спокойно каждый раз, когда на мой вопрос к оперативному офицеру «Где находится ближайший авианосец?» тот может ответить: «Он как раз в том самом месте!» Для интересов Соединенных Штатов это означает все». Более точно охарактеризовать важность авианосных сил для национальной безопасности США вряд ли удастся. Разве что словами президента США Билла Клинтона: «Когда в Вашингтоне произносят слово «кризис», то первым у всех на устах возникает вопрос: «Где ближайший авианосец?» Но вот вопрос: смогут ли американские адмиралы при постоянном сокращении численности своих авианосных сил, наблюдавшемся до сих пор, по-прежнему четко отвечать на вопрос «Где ближайший авианосец?» Давайте попробуем разобраться.

ФЛОТ ТРАМПА

В рамках предыдущей 30-летней кораблестроительной программы, предусматривавшей поддержание численности корабельного состава ВМС США в пределах 308 надводных кораблей и подводных лодок основных классов, в период до 2022 финансового года в составе авианосных сил намечалось иметь 11 боеготовых авианосцев, в период 2022–2024 финансовых годов – 12 авианосцев, в период 2025–2039 финансовых годов – 11 кораблей, а начиная с 2040 финансового года – только 10 авианосцев. При этом предполагалось, что в боевой состав флота в период 2017–2046 финансовых годов войдут шесть новых авианосцев – по одному в 2018, 2023, 2028, 2033, 2038 и 2043 финансовых годах. Таким образом, темп вывода из боевого состава ВМС США авианосцев типа «Нимиц» был запланирован на более высоком уровне, чем ввода в строй новых АВМА.

Серьезное изменение военно-политической обстановки в мире, а также приход в президентское кресло Белого дома Дональда Трампа, решительно пообещавшего «сделать Америку вновь великой», в том числе и за счет наращивания военных расходов и модернизации национальных Вооруженных сил, побудило командование ВМС США предложить новый, более амбициозный план военного кораблестроения.

Согласно Оценке желаемой численности флота (2016 Force Structure Assessment), которую 16 декабря 2016 года обнародовал тогдашний министр ВМС США Рэй Мэйбас, американскому флоту для эффективного и своевременного решения всех возлагаемых на него задач, а также успешного парирования сегодняшних и перспективных угроз в долгосрочной перспективе потребуется иметь в своем боевом составе не менее 355 боевых кораблей различных классов, включая 12 атомных многоцелевых авианосцев, 66 многоцелевых и 12 стратегических атомных подводных лодок, а также 104 крупных боевых надводных корабля основных классов и 38 крупных десантных кораблей. Причем заявка даже превысила объявленную президентом США Дональдом Трампом еще во время его предвыборной кампании задачу наращивания численности боевых кораблей до 350 вымпелов и на 47 единиц или 1,5% превысила ранее утвержденный план в 308 вымпелов к 2021 году. Фактически американские адмиралы задумали крупнейшее увеличение численности корабельного состава ВМС со времен президентства Рональда Рейгана.

В первую очередь в плане стоят атомные многоцелевые авианосцы, по которым впервые за последние годы запланирован рост всего на один корабль (с 11 до 12 единиц), но здесь надо понимать, что дополнительный авианосец и соответственно дополнительная авианосная группа потребуют также значительного количества дополнительных боевых кораблей, самолетов и вертолетов, а также судов обеспечения и т.п. Не говоря уже о личном составе, который надо будет дополнительно набрать и подготовить. Так что в совокупности намерение командования ВМС США увеличить в перспективе количество авианосцев приведет к весьма существенному общему росту боевого потенциала американского флота, но потребует значительного времени и колоссальных средств.

Президент США Дональд Трамп намерен сделать Америку вновь великой в том числе и за счет постройки новых кораблей. Фото с сайта www.dvidshub.net

Президент США Дональд Трамп намерен сделать Америку вновь великой в том числе и за счет постройки новых кораблей. 

Причина увеличения минимального количества атомных авианосцев вполне понятна – в последние годы существенно возрос объем решаемых авианосными группами и соединениями ВМС США задач, что привело к росту коэффициента оперативного напряжения. Со всеми вытекающими из этого последствиями, в том числе и возникновению «вакуума силы». Так, в декабре 2016 года впервые за многолетнюю историю регион Персидского залива остался без американского плавучего аэродрома – на смену ушедшему домой АВМА «Дуайт Эйзенхауэр», чье 3-е корабельное авиакрыло активно привлекалось к нанесению авиаударов по террористам, новый авианосец не пришел. Назначенный для этого АВМА «Джордж Г.У. Буш» задержался в Норфолке, где проходил очередной плановый ремонт, неожиданно растянувшийся со стандартных шести месяцев сначала до восьми, а затем и вовсе до 13 месяцев, и форсировал Ормузский пролив только 21 марта 2017 года, став первым в годы президентства Дональда Трампа авианосцем ВМС США, прибывшим для несения боевого дежурства в Персидский залив.

Однако в данном документе не содержится каких-либо более или менее конкретных данных по «желательному» для адмиралов авиапарку морской авиации ВМС и численности личного состава ВМС. Хотя заявка на дополнительный авианосец потребует и формирования дополнительного корабельного авиакрыла в составе авиации ВМС, для чего в бюджет придется внести расходы на закупку до сотни самолетов и вертолетов различного назначения, включая не менее 48 самолетов семейства F/A-18, и увеличения расходов на обучение и содержание дополнительного личного состава. Впрочем, американские эксперты считают вполне обоснованным увеличение штатной численности ВМС с текущих 324 тыс. человек до порядка 340–350 тыс. Официальный представитель ВМС в комментарии журналистам газеты Navy Times в середине декабря 2016 года подчеркнул, что «в целях определения соответствующей численности личного состава потребуется провести дополнительные исследования».

Об этом же в своей речи 16 декабря 2016 года сказал и тогдашний министр ВМС США Рэй Мэйбас, отметивший, что Оценка желаемой численности флота – это лишь одно из целой серии исследований, которые выполнят специалисты ВМС. В том числе с учетом тех результатов, которые получены в рамках проводившейся под эгидой Конгресса и завершенной в октябре 2016 года серии исследований «Перспективная структура флота» (Future Fleet Architecture, также часто переводят как «Структура флота будущего»). При этом, по словам министра, в случае необходимости Оценка может быть подкорректирована так, чтобы «наилучшим образом соответствовать задачам, которые будут решать Военно-морские силы».

Остается добавить, что 9 февраля 2017 года начальник военно-морских операций (командующий) ВМС США представил новому министру обороны США Джеймсу Мэттису рабочий документ под названием «United States Navy Accelerated Fleet Plan». В данном документе, название которого можно перевести как «План ускоренного развития ВМС США», командование американских ВМС предложило существенно увеличить темпы обновления корабельного состава и авиапарка флота. В части, касающейся авианосцев, план предусматривает ввод в строй второго АВМА типа «Форд» не в 2023 финансовом году, как это намечено в 30-летней кораблестроительной программе, принятой еще в рамках военного бюджета на 2017 финансовый год, а в 2022 финансовом году, то есть на год раньше. При этом численность авианосных сил в 12 боеготовых авианосцев сохранена.

С КОМАНДОВАНИЕМ СОГЛАСНЫ НЕ ВСЕ

Однако не все американские военно-морские эксперты настроены так решительно по вопросу о необходимости наращивания численности атомных авианосцев. Так, например, еще в марте 2013 года Центр новой американской безопасности (Centerfora New American Security – CNAS) выпустил монографию «Сколько мы заплатим за авианосец?» (в оригинале – At What Cost Carrier), автором которой является кэптен Генри Хендрикс, длительное время прослуживший в морской авиации ВМС США и на различных должностях на берегу, а в настоящее время возглавляющий Командование истории и наследия ВМС США (Director, Naval History and Heritage Command). В данной монографии достаточно подробно, включая даже математические выкладки, рассмотрен целый ряд важных вопросов, связанных с дальнейшим развитием авианосных сил ВМС США: следует ли Америке и дальше строить «большие» авианосцы, рассматривая их в качестве главного средства для проецирования силы и решения важнейших задач в интересах национальной безопасности; во сколько может обойтись продолжение такой линии в военно-морском строительстве; есть ли альтернативы данному подходу и пр.

«Авианосец – краеугольный камень самого сильного военного флота, который когда-либо видел мир, оказался перед угрозой стать похожим на линкоры, для поддержки которых он изначально создавался: огромным, дорогим, уязвимым, а также, что может стать неожиданностью, совершенно не отвечающим современным требованиям ведения вооруженного противоборства, – начинает свою монографию автор. – Авианосец, имеющий только пилотируемые ударные самолеты, – это постоянно дорожающий способ проецирования огневой мощи, а сами авианосцы в эпоху спутниковой разведки и ударных ракетных комплексов большой дальности уже не смогут подходить к целям настолько близко, чтобы эффективно действовать и остаться невредимыми».

«Авианосная ударная группа весьма дорога в приобретении и эксплуатации. Включая стоимость полного жизненного цикла корабельного авиакрыла, пяти надводных кораблей и одной атомной многоцелевой подводной лодки плюс расходы на 6700 человек их личного состава, использование каждой авианосной боевой группы обходится ежесуточно примерно в 6,5 млн долл., – отмечает кэптен Хендрикс, приводя следующие данные из разряда «стоимость – эффективность». – Авианосцы типа «Нимиц» могут выполнять около 120 самолетовылетов в сутки. Авианосцы типа «Форд», оснащенные электромагнитной катапультой, должны выполнять около 160 самолетовылетов в сутки – на 33% больше. Это на первый взгляд впечатляет, но ровно до того, как вы понимаете, что «Джордж Г.У. Буш», последний авианосец типа «Нимиц», стоил 7 млрд долл., а «Джеральд Р. Форд» обойдется в 13,5 млрд долл. В конечном итоге государство платит примерно на 94% больше за авианосец, который может выполнять объем работы лишь на 33% больше».

«Даже если принять во внимание сокращение расходов по причине уменьшенного экипажа и снижения эксплуатационных издержек, все равно это не лучший способ тратить деньги американских налогоплательщиков, – подчеркивает он. – Если правда, что когда денег не хватает, люди становятся умнее, то Соединенным Штатам некоторое количество умных людей нужно уже сейчас».

При этом кэптен Хендрикс считает, что развитие авианосных сил и флота в целом должно идти с опережением по целому ряду направлений, в том числе:

– активизация усилий в области создания беспилотных авиационных систем различного назначения (ударные, разведчики, обеспечения), в том числе и авианосного базирования, что, по его мнению, позволит устранить целый ряд серьезных недостатков, присущих пилотируемым самолетам (ограничения по нагрузкам и длительности полета, возможность ошибки по причине человеческого фактора и т.п.), а также приведет к снижению времени и финансовых расходов на подготовку летчиков и позволит уменьшить боевые и небоевые потери в летном составе;

– расширение номенклатуры ударных ракетных комплексов корабельного базирования, в частности, крылатых ракет морского базирования большой дальности семейства «Томагавк», которые позволят наносить удары по противнику, обладающему системами вооружения, ограничивающими возможность доступа корабельных групп ВМС США в жизненно важные для нацбезопасности Америки зоны (к таким системам он относит, к примеру, китайскую противокорабельную баллистическую ракету DF-21D).

«После 100 лет своей истории авианосец стремительно приближается к закату как приносящее пользу стратегическое средство, – резюмирует кэптен Хендрикс. – Достижения в таких сферах, как наблюдение, разведка, глобальное позиционирование, ракетное оружие и высокоточные средства поражения, показывают, что преображается не только война на море, но и все формы ведения вооруженного противоборства».

НА АРЕНУ ВЫХОДЯТ СРЕДНИЕ АВИАНОСЦЫ

С другой стороны, не все американские военно-морские эксперты готовы поддержать такую достаточно резкую оценку будущего авианосцев. Да и вообще, надо сказать, подходы к формированию авианосных сил на долгосрочную перспективу среди действующих специалистов ВМС и МО США не являются монолитными и весьма разнятся. Иногда даже высказывается мнение о целесообразности строить как «крупнопалубные» атомные многоцелевые авианосцы наподобие АВМА типов «Нимиц» или «Форд», так и некие «средние авианосцы», которые будут отличаться меньшими размерами и численностью корабельной авиагруппы, но зато будут обходиться бюджету существенно дешевле в постройке и эксплуатации, да и сдаваться флоту будут в более быстром темпе.

В частности, в результате трех аналитических оценок альтернативного варианта кораблестроительной программы ВМС США, выполненных в 2016 году специалистами специальной рабочей группы, в состав которой входили ведущие специалисты различных отделов и управлений Министерства ВМС, а также представители Управления общих оценок Аппарата министра обороны и Научно-исследовательского центра анализа военно-морских проблем (Center for Naval Analyses – CAN), 27 октября 2016 года военно-политическому руководству США был представлен возможный план кораблестроительной программы на долгосрочный период, согласно которому предлагается иметь в 2030 году авианосные силы в составе 11 «крупнопалубных» и 3 «средних» авианосцев. При этом, однако, предложено сократить на две единицы флот универсальных десантных кораблей, которые располагают достаточно крупными авиагруппами и зачастую способны решать весьма серьезные задачи самостоятельно – без поддержки со стороны авианосцев.

Еще более радикально предлагают «перекроить» численность этих сил авторы доклада, подготовленного в 2017 году специалистами независимого американского Центра стратегических и бюджетных оценок (Center for Strategic and Budgetary Assessments – CSBA). В рамках создания «Флота из 355 вымпелов» они предлагают построить 12 «крупнопалубных» и 10 «средних» авианосцев, но зато списать все имеющиеся на сегодня УДК и сократить общую численность амфибийных сил с планируемых командованием флота 38 кораблей до 29.

Налицо серьезная попытка перераспределить ударные задачи между авианосными и амфибийными силами американского флота.

Впрочем, все это пока перспектива отнюдь не ближайших лет. Пока же боевой состав ВМС США пополнился самым современным и самым мощным в истории человечества авианосцем, который хоть во многом и соответствует концепции, заложенной еще при строительстве авианосцев типа «Нимиц», даже в определенной степени схож с ними, но с технологической точки зрения представляет собой корабль нового поколения и потому существенно превосходит их по целому ряду параметров.

Источник