Слишком активное сотрудничество с Пекином создает Москве долгосрочные проблемы

Президент РФ предупредил Запад, что теперь тому придется иметь дело с «Авангардом», «Кинжалом» и «Посейдоном». Фото с официального сайта президента РФ

Обсуждать чрезвычайно впечатляющую «военную» часть Послания президента РФ Владимира Путина Федеральному собранию 1 марта с.г. имеет смысл после того, как выборы состоялись. Поскольку скорее всего основной смысл ее был именно предвыборным, ориентированным на внутреннюю аудиторию. Что можно считать очень прагматичным вариантом.

Дело в том, что все реальные успехи Владимира Путина за 18 лет его нахождения у власти связаны с военной составляющей. Эти успехи – собственно реанимация Вооруженных сил (ВС) РФ, а также военные победы (одна из которых, впрочем, была бескровной): Чечня, Южная Осетия и Абхазия, Крым, Сирия. Вполне естественно, что за 2,5 недели до выборов президент предъявлял избирателям то, что мог предъявить. 10 лет назад можно было бы предъявить еще и беспрецедентный в отечественной истории рост уровня жизни, но, во-первых, это в прошлом, а во-вторых, российское население обязано этому ценам на нефть и газ, а не Кремлю и Белому дому (нашему, естественно). О чем очень многие уже давно догадались. И если вся демонстрация военно-технических достижений предназначалась лишь россиянам, то и обсуждать было бы нечего (тем более что сработала она очень успешно). Но весьма вероятно, что и на внешнюю аудиторию демонстрация тоже была рассчитана. А вот это уже отнюдь не прагматично. Речь не о создании новейшего оружия, его абсолютная необходимость ни у одного здравомыслящего человека сомнений не вызывает. Речь о формате обнародования информации об этом оружии.россия, китай, запад, нато, сша, путин, чечня, крым, абхазия, южная осетия, индия, корея

ИДЕОЛОГИЯ ВАЖНЕЕ ЭКОНОМИКИ

Если целью было запугать Запад, то это бессмысленно. Европа и так запугана нами почти до обморока (особенно, конечно, Восточная), но она нам, во-первых, ничем не угрожает, во-вторых, ее политическая субъектность весьма ограничена. США же лишь еще больше «озвереют». То есть запугивание бесполезно, хотя, в общем-то, и безвредно.

Гораздо хуже, если был продемонстрирован радикальный вариант призыва то ли к диалогу с Западом на равных, то ли к приему таки России «в Запад» на ее условиях.

Потому что эти цели принципиально недостижимы, а бесконечное стремление их достигнуть лишь дезориентирует сам Кремль и наносит все более серьезный ущерб России.

О том, как Россия и Запад «дошли до жизни такой», было подробно показано в статье «Россия и Запад остаются антагонистами» («НВО» от 15.12.17). Вкратце можно напомнить, что в начале 1990-х Запад, вместо того чтобы принять Россию «в себя» действительно на равных, отведя ей роль «смотрящего» над постсоветским пространством и частично над Азией, воспринял ее как проигравшую и капитулировавшую сторону, с которой нужно обращаться соответствующим образом. А свою победу в холодной войне Запад воспринял как свидетельство собственной абсолютной правоты и непогрешимости. И решил, что обладает монополией на попрание норм международного права, которое все остальные обязаны неукоснительно соблюдать («друзьям – всё, врагам – закон»). И под все это Запад подвел стройную идеологическую базу. От которой не откажется, потому что идеология важнее экономики. И очень часто важнее здравого смысла.

По всем этим причинам примирение Запада и России в нынешних условиях принципиально невозможно. Запад не может признать свои ошибки и преступления, совершенные в последние четверть века. Хотя бы потому, что это автоматически уничтожит его нынешнюю гегемонию, которая держится в настоящее время почти исключительно на инерции и стереотипах, а не на реальном доминировании, как это было до нынешнего века. Соответственно

Китайская армия имеет на вооружении широкий спектр ракетных комплексов различной дальности. Фото с сайта www.mod.gov.cn Китайская армия имеет на вооружении широкий спектр ракетных комплексов различной дальности. Фото с сайта www.mod.gov.cn Запад не может допустить, чтобы какая-то страна силой добилась включения себя в «клуб избранных», которым можно то, чего нельзя другим. Просто потому, что это стало бы прецедентом. Сначала для Китая, а потом и для других стран Азии, причем в первую очередь тех, которые сейчас наиболее политически близки к Западу и играют по его правилам (Япония, Республика Корея, да и Индия тоже), поскольку именно они обладают самым большим экономическим и военным потенциалом. Что опять же мгновенно смело бы западную гегемонию.Таким образом, для Запада нет никаких вариантов отношений с Россией, кроме ее принуждения к полной и безоговорочной капитуляции (см. материал «Почему необходимо обезопасить восточные границы России» в «НВО» от 09.02.18). Которая будет подразумевать не только сдачу Сирии и возвращение Крыма Украине, но и радикальное разоружение. И даже это можно будет назвать примирением лишь очень условно. Если в 1990-е Запад в отношениях с Россией хотя бы соблюдал приличия на уровне риторики, то теперь и этого не будет.

ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАШОРЕННОСТЬ

Поскольку демонстрация «Кинжала» и «Сармата» на капитуляцию совсем не похожа, то она Кремлю не поможет, не будет не только «принятия в Запад», но и диалога на равных. Конечно, значительная часть простых американцев и европейцев ничего против России не имеет, но и мнение их в данном вопросе никакого значения тоже не имеет. Какая-то часть европейских деловых кругов категорически против конфронтации с Россией из-за совершенно не нужных им Крыма и Донбасса, они бы предпочли мирно и взаимовыгодно торговать. Но, как было сказано выше, идеология важнее экономики.

Положение усугубляется тем, что из-за своей идеологической зашоренности Запад совершенно не понимает, какова внутренняя ситуация в России. Здесь можно привести аналогии с КНДР. Уже 30 лет Запад (включая Сеул и Токио) ждут, что режим в Пхеньяне прямо завтра или в крайнем случае послезавтра рухнет под грузом внутренних проблем. Из того, что этого не происходит, что ситуация в КНДР сейчас гораздо лучше, чем была в 90-е, никаких выводов не делается, поскольку выводы противоречили бы западным идеологическим установкам. Это делает политику Запада в отношении КНДР совершенно неадекватной и загоняет ситуацию в тупик. Он только добавляет все новые санкции, в результате чего у Пхеньяна становится все больше ракет и ядерных зарядов.

Аналогично теперь Запад ждет, как российский народ, изнывающий под грузом внутренних проблем, сметет «авторитарный режим Путина», после чего начнет строить образцовую либеральную демократию западного типа, а в рамках этого строительства безоговорочно капитулирует перед Западом (в смысле Сирии, Крыма и разоружения). Какие-либо другие варианты просто не рассматриваются, ибо их не может быть, исходя из нынешних западных идеологических установок. Причем дополнительную уверенность Западу в реалистичности подобного сценария придает опыт крушения СССР.

Запад абсолютно не понимает того, что даже и СССР погубило отнюдь не народное восстание, а в первую очередь фронда первых секретарей, которые решили стать президентами. И в итоге КПСС просто покончила жизнь самоубийством в августе 1991 года. Сейчас нет ни малейшего намека ни на какую региональную фронду. И вообще, нынешняя Россия хотя формально и слабее, но фактически гораздо устойчивее СССР (см. материал «Призрак СССР бродит по России» в «НВО» от 03.11.17). В частности, вышеупомянутый беспрецедентный в российской истории рост благосостояния большинства населения в 2003–2008 годы лишь очень частично «съеден» последующими кризисами, ни о какой массовой нищете нет и речи. Кроме того, нет никакого намека на какую-либо оппозиционную силу, способную сплотить народ против нынешней власти (считать таковой «детский сад им. Навального» может только человек, полностью выпавший из реальности). Соответственно нет ни малейших предпосылок к «сметанию режима». При этом, что интересно, устойчивость нынешней России придают именно те вещи, которые принципиально отличают ее от СССР, – рыночная экономика, политическая конкуренция (пусть даже и урезанная) и, главное, информационная открытость. Любители советской старины этого никогда не признают (возможно, они этого просто не понимают), но от этого факт не перестанет быть таковым.

Граждане России выдали Владимиру Путину неограниченный кредит доверия, в том числе и для проведения соответствующей внешней политики. Фото Reuters Граждане России выдали Владимиру Путину неограниченный кредит доверия, в том числе и для проведения соответствующей внешней политики. Фото Reuters

Более того, результаты всех федеральных выборов однозначно свидетельствуют о том, что у прозападных либералов в России нет даже минимальных шансов не то что прийти к власти, но хотя бы стать сколько-нибудь влиятельной оппозицией. Это политическое направление в России полностью маргинализировалось. Если на первых выборах в Госдуму в 1993 году прозападные либеральные партии получили суммарно почти 18,4 млн голосов, то на федеральных выборах последнего десятилетия такие партии или кандидаты соответствующей политической ориентации с трудом дотягивают суммарно до 2 млн голосов. Парадокс в том, что те, кто ратовал за рыночную экономику, политическую конкуренцию и информационную открытость, от всего этого больше всех и пострадали. Этот феномен требует серьезнейшего осмысления, но нет сомнений, что его не будет, а будут проклятия в адрес «антинародного режима». В частности, режим будет обвинен в «информационной блокаде» прозападных либералов, что даже не смешно. Кто в России не знает Явлинского и Собчак? И какая может быть «информационная блокада» в стране, где Интернет практически полностью свободен, при этом им постоянно пользуется 100% молодежи, 80% людей среднего возраста и уже до 60% пенсионеров? Но почему-то наши левые либералы, как и их западные единомышленники, категорически не способны посмотреть на себя.

ПРИМИРЕНИЕ НЕВОЗМОЖНО

Если и можно представить некую альтернативу нынешней власти, имеющую шансы на реальную народную поддержку, она будет почти наверняка гораздо более левой и совершенно точно – гораздо более националистической и антизападной, чем сейчас. Ведь уже очень давно на выборах всех уровней кроме партии власти значимые результаты получают только коммунисты и ЛДПР (в сумме – примерно 15 млн голосов, то есть почти на порядок больше, чем прозападные либералы). Как несложно догадаться, в случае прихода этих сил к власти Москва окажется гораздо дальше от любых форм сближения с Западом, чем сейчас. Но Запад сам себя убедил в том, что все выборы в России являются фарсом и обращать внимание на их итоги не нужно (что, мягко говоря, не факт). Поэтому он будет по-прежнему ждать того, чего быть не может, при этом еще более укреплять позиции Кремля своей совершенно абсурдной по содержанию антироссийской пропагандой (в частности, можно не сомневаться, что устроенная Лондоном истерика по поводу отравления Скрипаля принесла Владимиру Путину ощутимое число дополнительных голосов). А ожидание «неизбежного краха режима» делает бессмысленным любой диалог с ним. Отсутствие же краха, как и в случае с КНДР, ни в коем случае не станет основанием для более реалистичного подхода к ситуации.

Таким образом, наш путь на Запад завершен, примирение невозможно по фундаментальным причинам. Плохо это или хорошо – вопрос отдельный, но факт уже налицо. Чем быстрее это поймут в Кремле, тем лучше. Беда в том, что у многих представителей нынешней власти (в том числе у тех, кто Запад на словах яростно проклинает) на этом самом Западе слишком много чисто личных интересов. Поэтому при всем кажущемся взаимном ожесточении Россия с радостью готова «вести диалог по проблемам, в решении которых заинтересованы обе стороны».

Со стороны Запада имеет место уже привычная наглость: он будет душить Россию санкциями, но при этом требовать ее помощи по тем вопросам, где без нее не обойтись. К сожалению, Россия на это всегда послушно откликается. Олицетворением этого позора является совместное с США и Китаем удушение КНДР в угоду США и Китаю и вопреки интересам России. И это при том, что США вводят санкции «в одном пакете» против Москвы и Пхеньяна! Еще один пример «совместных усилий» – так называемая борьба с терроризмом, которую Россия и Запад понимают совершенно по-разному. Именно поэтому у суннитских радикалов на Ближнем Востоке так много оружия из стран НАТО. Но и в эту игру Россия послушно продолжает играть. А потом в очередной раз удивляется, что ее опять «кинули» «уважаемые партнеры». Чем больше таких очередных удивлений, тем на более печальные размышления они наводят. Уже можно было бы догадаться, что только полное и абсолютное игнорирование любых просьб и интересов «уважаемых партнеров» и полный отказ от поиска «общих тем, представляющих взаимный интерес», может хотя бы теоретически создать основу для диалога, любые уступки этот диалог заведомо исключают.

Изменится ли ситуация в отношениях с Западом в каком-либо будущем – сказать крайне сложно. Просто потому, что совершенно невозможно предсказать, чем будут Россия и Запад хотя бы через 20 лет.

УКРАИНСКИЙ ВОПРОС И БЛИЖНИЙ ВОСТОК

Принципиально невозможно и примирение с Украиной, причем также по причинам фундаментального характера. Украинская идея по определению является жестко антироссийской (см. материал «Путь в никуда» в «НВО» от 11.08.17). Именно поэтому никакая единая пророссийская Украина невозможна, мы либо одна страна, либо враги. Наверное, это очень плохо, учитывая ментальную, генетическую и географическую близость двух стран, но никуда от этого факта не денешься. И к врагу нужно относиться как к врагу, прекратив бессмысленный фарс Минских договоренностей и «нормандских форматов» (эти «договоренности» и «форматы», кстати, являются еще одним примером позорного подыгрывания Москвы «уважаемым партнерам»). Что ни в коем случае не означает открытой войны с Украиной, но подразумевает принятие различных других мер по ее демонтажу.

«Поворот на восток» Кремль провозгласил еще в 2014 году. И уже тогда было ясно, что это не реальное намерение, а призыв к Западу «одуматься» и не ссориться. Разумеется, Запад этот призыв не услышал, шансов на это не было ни малейших.

При этом на Ближний Восток Россия вроде бы на самом деле повернулась. В Сирии получилась совершенно необходимая для нас война против опаснейшего противника (суннитских радикалов), причем в значительной степени удалось реализовать известный сталинский лозунг (который совсем не получилось претворить в жизнь самому Сталину): «Малой кровью, могучим ударом, на чужой территории». В ходе этой войны удивительную изощренность проявила и российская дипломатия, успешно развалив вражеские союзы и замыслы (прямо по заветам Сунь-Цзы).

Правда, надо понимать, что эрдогановская Турция с ее неоосманскими амбициями – еще один наш враг по фундаментальным причинам. У Москвы и Анкары принципиально разные геополитические интересы, изменить данную ситуацию невозможно. Воспользовавшись фобиями Эрдогана, Москва заставила его играть в Сирии по нашим правилам, но тем сильнее будет за это ненавидеть нас турецкий президент и тем сильнее ударит в спину при малейшей возможности.

Еще один наш фундаментальный враг в регионе – Саудовская Аравия, какими бы ни были сиюминутные отношения между Москвой и Эр-Риядом. Возможно, ситуация изменится, если саудовский наследный принц действительно сумеет ликвидировать в стране ваххабитский тоталитаризм и «обновить» саудовский ислам, но пока верится в это с трудом.

Главное же отнюдь не в этом, а в том, что Ближний Восток – регион аутсайдеров. Он состоит из авторитарных и тоталитарных клептократий (исключение – Израиль, но он здесь очевидное «инородное тело»), нищих при отсутствии нефти и газа и богатых при их наличии. И те, и другие являются абсолютно беспомощными в научно-технологическом плане (даже наиболее развитые страны региона – Турция, Иран, ОАЭ, Иордания, Египет), что и делает их аутсайдерами, причем скорее всего навсегда. Да, здесь можно вести превентивные войны, можно продавать сюда оружие и устраивать нефтегазовые сговоры. Но в стратегическом плане перспектив здесь еще меньше, чем на Западе.

Все перспективы находятся сейчас в восточной половине Азии – в Индии, Японии и в пространстве между ними. Вот именно сюда сейчас надо «поворачиваться» по-настоящему.

ПУТЬ НА ВОСТОК

К главной стране этого региона, Китаю, Россия «повернулась» еще в начале 1990-х. Никаких практических результатов у этого «поворота» до сих пор нет (по крайней мере положительных), а вреда все больше и больше. Во-первых, из-за крайне неравноправного (в пользу Пекина, разумеется) характера двусторонних отношений. Во-вторых, из-за того, что «зацикленность» на отношениях с Китаем уродует всю российскую внешнюю политику в этом важнейшем регионе мира. Наконец, Китай для нас – главная внешняя угроза, причем опять же по фундаментальным причинам: ему очень нужны ресурсы и территории. Что определяется исключительно моделью развития самого Китая и ничем другим. Соответственно принципиальнейшей ошибкой является рассматривать отношения с Китаем в контексте отношений с Западом (и наоборот). Это совершенно разные отношения, базирующиеся на разных основах. Поэтому, стремясь «прикрыться» Китаем от Запада, мы, мягко говоря, создаем себе большие проблемы (можно сказать и жестче – роем себе могилу).

Основными направлениями российской внешней политики должны быть Индия, Корейский полуостров, страны АСЕАН (в первую очередь Вьетнам, Малайзия, Индонезия). Хорошо было бы наладить отношения с Японией, если бы она заняла наконец реалистичную позицию по территориальной проблеме и согласилась на вариант 1956 года (см. материал «Курилам не быть японскими» в «НВО» от 24.03.17).

Все это на самом деле надо было делать «еще вчера». И совершенно необходимо – сегодня. Принципиально ложная дихотомия «Запад или Китай» уже нанесла России существенный геополитический и экономический ущерб. И ущерб этот будет тем сильнее, чем глубже Москва втягивается в глобальные геополитические игры. Нужно срочно выходить из дихотомии и двигаться «перпендикулярно». Через какое-то время может стать поздно: мы уже стремительно теряем свои позиции на Корейском полуострове (хотя могли бы играть там совершенно особую посредническую роль) и все сильнее расходимся с Индией (а это просто геополитическая катастрофа). И нам придется либо всерьез перед кем-то капитулировать (Китаем или Западом), либо уходить в глухую оборону «по всем азимутам» с очень серьезными социально-экономическими издержками. Хотя, конечно, «Кинжал» и «Сармат» в этом случае нам очень пригодятся. Как и в любом другом случае. Без них в нынешнем мире никуда.

Источник