В 1933 году Ижорский завод (г. Колпино) получил заказ на производство первой партии плавающих бронеавтомобилей БАД-2. Достаточно быстро стало ясно, что этот образец не отличается высоким технологическим совершенством. Он оказался слишком сложным в производстве, и потому полученный заказ выполнить не удалось. Однако эта неудача привела к появлению совершенно нового проекта. Направление бронеавтомобилей-амфибий получило продолжение в виде машины ПБ-4.

Главная проблема БАД-2 заключалась в чрезмерно сложной форме бронекорпуса. В его составе имелось несколько крупных изогнутых деталей, изготовление которых являлось весьма трудной задачей. Это привело к тому, что Ижорский завод, и без того загруженный военными заказами, не смог построить ни одного серийного броневика. Впрочем, специалисты предприятия приняли меры и предложили альтернативный проект боевой машины. От неудачного БАД-2 он отличался использованием более простого корпуса с сопоставимыми характеристиками.

Плавающий бронеавтомобиль ПБ-4
Опытный броневик ПБ-4.

Разработка нового проекта, получившего название ПБ-4, велась в конструкторском бюро по специальным проектам (КБС) завода под руководством Н.Я. Обухова. Большой вклад в проект внесли инженер-конструктор Эммануилов, начальник бюро Померанцев и его заместитель Григорьев.

В новом проекте планировалось использовать некоторые наработки по БАД-2, однако при этом следовало внедрить совершенно новые решения, предложенные по результатам испытаний этой машины. Главной целью проекта было упрощение конструкции с точки зрения технологий производства. В частности, для решения такой задачи в качестве основы для нового корпуса использовали броневые детали уже существующей машины БА-3. Силовая установка и ходовая часть заимствовались у грузовика Ford-Timken. В итоге новый ПБ-4 должен был отличаться от предыдущего БАД-2, но при этом иметь сходство с другой техникой.

В проекте ПБ-4 впервые в отечественной практике был предложен сварной несущий корпус безрамной конструкции. Функции силовых элементов возлагались на броню, и все основные агрегаты должны были закрепляться прямо на ней. Большая часть деталей корпуса и башни отличалась простотой форм. Все основные детали имели толщину 7 мм. Крыша и днище были незначительно тоньше – 4-5 мм. Сохранялась опробованная компоновка с передним расположением двигателя, при которой все прочие объемы корпуса являлись обитаемыми.

Самым заметным отличием машины ПБ-4 от БАД-2 являлось отсутствие бортовых экранов сложной формы. Силовая установка помещалась внутри броневого капота с изогнутой передней стенкой и расходящимися бортами. Днище моторного отсека было герметизированным. Сверху двигатель прикрыли ровной крышей с набором лючков для доступа воздуха. Изначально предполагалось обходиться только воздушным охлаждением. За капотом располагался наклонный лобовой лист обитаемого отсека со смотровым лючком и пулеметной установкой. На уровне отделения управления корпус имел сравнительно небольшую ширину, после чего его сечение увеличивалось. При этом его нижняя часть сохраняла свои габариты, а дополнительные объемы образовывались верхними элементами бортов. Машина получила горизонтальную крышу с погоном башни и корму, состоявшую из нескольких наклонных деталей.


Схема бронеавтомобиля после одной из доработок.


На крыше корпуса помещалась башня, основанная на агрегате танка Т-26. Купол был выполнен из цилиндрического борта и круглой крышки. В передней части башни находилась прямоугольная амбразура для пулеметно-пушечного вооружения. От характерной кормовой ниши в проекте ПБ-4 отказались, установив вместо нее простой изогнутый лист.

На бортах корпуса предусматривались характерные длинные крылья, проходившие по всей длине машины. Под ними имелись несколько брызговиков. Над крыльями разместили дополнительные поплавки. Они были выполнены в виде длинных деревянных брусьев достаточного сечения, обитых тонким металлическим листом. Изначально поплавки имели большую длину и закреплялись по всей длине борта. Они почти не влияли на уровень защиты бортов, но позволяли увеличить водоизмещение, а вместе с ним и характеристики машины на воде. Внутри корпуса находилась помпа с ручным приводом для откачки воды. В днище имелись пробки для слива воды.

Под капотом помещался карбюраторный двигатель «ГАЗ-А» мощностью 40 л.с. Через четырехступенчатую механическую коробку передач крутящий момент выдавался на карданный вал, обеспечивавший привод двух задних мостов. Поскольку элементы ходовой части находились за пределами герметичного корпуса, вал выходил наружу через специальный сальник. На ведущих мостах применялись червячные передачи и конические дифференциалы.

Приводной вал задних мостов доходил до кормы корпуса, где на нем устанавливался гребной винт. Как и в случае с БАД-2, разрыв потоков мощности не предусматривался. При движении по суше и воде колеса и винт всегда вращались одновременно.


Доработанный вариант машины. В частности, уменьшена длина поплавков.


Ходовая часть с колесной формулой 6х4 строилась на основе зависимой подвески. Все мосты закреплялись в небольших нишах корпуса. Передняя ось комплектовалась продольными полуэллиптическими рессорами. Два задних моста при помощи аналогичных амортизаторов были собраны в некое подобие тележки. Задние колеса получили двойную ошиновку. Броневик комплектовался парой запасных колес. Узлы для их подвески находились позади передней оси, с определенным превышением над ней. При движении по пересеченной местности запасные колеса повышали проходимость, не давая машине опуститься на днище. Колеса задних осей могли оснащаться гусеничными лентами типа «Оверолл».

Основным вооружением перспективного броневика стала 45-мм нарезная пушка 20К. В укладках боевого отделения размещался боекомплект в виде 52 снарядов. На одной установке с пушкой находился спаренный пулемет ДТ. Наводить башенное оружие предлагалось при помощи телескопического прицела ТОП и перископического ТП-1. Башня имела ручные приводы наводки. Еще один пулемет поместили в лобовом листе корпуса, у правого борта. В отличие от башенного, он мог обстреливать только часть передней полусферы. Общий боекомплект двух пулеметов состоял из 2268 патронов в 36 магазинах.

Экипаж броневика ПБ-4 состоял из четырех человек. Водитель и стрелок находились в передней части обитаемого отсека, над их местами в крыше корпуса предусматривался люк. Водитель мог следить за дорогой при помощи смотрового лючка в лобовом листе, прикрываемого заслонкой с щелью. Стрелку предлагалось вести наблюдение при помощи пулеметной установки. Два других члена экипажа находились в башне. Они попадали на свои места через люки в крыше. По периметру башни располагались щели и триплексы для наблюдения.

По габаритам и массе новый плавающий ПБ-4 почти не отличался от другой техники своего класса. Длина машины достигала 5,3 м, ширина – менее 2 м, высота – 2,25 м. Боевая масса – 5,28 т. Расчетная скорость на шоссе достигала 50 км/ч, на воде – до 3-5 км/ч. Автомобильная ходовая часть позволяла преодолевать некоторые препятствия, но отсутствие полного привода ограничивало реальную проходимость.


Вид сзади.


Уже в сентябре 1933 года Ижорский завод достроил и подал на испытания сразу три опытных броневика новой модели. Проверки стартовали в октябре и продлились несколько недель. За это время было установлено, что в существующем виде бронеавтомобили имеют массу проблем и не могут быть приняты на вооружение. Армейская комиссия приняла броневики условно, а Управление по механизации и моторизации РККА отказалось оплачивать их производство до получения приемлемых результатов.

На практике было установлено, что сварные корпуса собраны некачественно, и через оставшиеся щели внутрь машин поступает вода. При этом, в целом, машины неплохо держались на воде, хотя и не могли развивать высокую скорость. Ходовые качества на шоссе были удовлетворительными, но на пересеченной местности характеристики резко падали. Кроме того, из-за недостаточной вентиляции капота двигатель перегревался, а также нагревал воздух в обитаемом отсеке. Башня танка Т-26 без ниши оказалась неуравновешенной, из-за чего усложнилась горизонтальная наводка.

В декабре 1933 года КБС ижорского завода доработало проект ПБ-4 с учетом результатов испытаний. Новая его версия устроила заказчика, и в начале следующего года появился договор на сборку 10 предсерийных машин. В марте на испытания отправилась первая тройка броневиков, а строительство остальных отложили на ближайшее будущее. Было установлено, что от части проблем удалось избавиться, но прочие остались. В первую очередь, сохранялся перегрев двигателя. Впрочем, машины не стали переделывать, а вскоре отправили в пробег по маршруту Колпино-Москва.

Летом того же года имеющиеся опытные машины прошли доработку. С учетом накопленного опыта изменили конструкцию амортизаторов подвески, улучшили эргономику рабочих мест и внедрили иные изменения. Кроме того, на машинах смонтировали разные системы охлаждения двигателя. В частности, проверялись радиаторы увеличенной емкости и специальный теплообменник на днище, взаимодействующий с забортной водой. Для улучшения охлаждения на суше лобовой лист корпуса оснастили люком с подвижной герметичной крышкой.


Один из опытных ПБ-4, сохранившийся до наших дней.


В сентябре 1934 года прототипы с разной комплектацией прошли сравнительные испытания. Лучше всех себя показала машина с дополнительным теплообменником. Вскоре такое оборудование получили четыре опытных броневика. Впрочем, и после этого условия внутри корпуса оставляли желать лучшего. Температура воздуха внутри обитаемого отсека постоянно превышала 40°C.

После очередных доработок опытная техника вновь вышла на испытания. При этом с весны 1935 года на полигонах работали только пять броневиков из шести. Один из них разукомплектовали, и вскоре передали на испытания обстрелом. Прочие продолжили испытания, как в районе Колпина, так и в подмосковной Кубинке. С определенного времени ПБ-4 изучались параллельно с опытными БА-3 и сравнивались друг с другом. Выяснилось, что плавающий броневик имеет только одно преимущество перед своим конкурентом.

По результатам нескольких последовательных доработок опытные бронеавтомобили ПБ-4 показывали неплохие характеристики на суше. Проходимость теперь была удовлетворительной, и по этим показателям броневики почти не отличались от другой техники своего класса. При этом они имели преимущество в виде возможности плавания, но все подобные плюсы реализовать не удалось.

На воде броневики разгонялись всего до 1-1,2 км/ч. Во время специальной проверки удалось развить скорость 2,8 км/ч, однако в боевой обстановке это исключалось. Кроме того, машины оказались крайне неустойчивыми на воде. Поворот башни приводил к заметному крену. В некоторых обстоятельствах ствол пушки мог даже попасть в воду. В корпус по-прежнему набиралась вода, а из-за недостаточно эффективной помпы ее приходилось сливать на берегу. При этом пробки в днище открывались только снаружи.


Музейный броневик.


Попытки того или иного улучшения конструкции бронеавтомобиля продолжались в течение длительного времени. В августе 1935 года состоялись последние испытания на воде. Был получен некоторый прирост характеристик, но в целом техника по-прежнему не устраивала заказчика.

По результатам всех испытаний и доводки, Управление по механизации и моторизации решило отказаться от броневиков ПБ-4. На суше они почти ничем не отличались от машин типа БА-3, а характеристики на воде были далеки от желаемых. Более того, практика показала бессмысленность новых попыток совершенствования конструкции. Фактически ПБ-4 оказывался неудачной копией другой машины с сомнительными отличиями, не имеющими никакой практической ценности. Проект следовало закрыть.

К этому времени было построено шесть опытных броневиков. Один из них весной 1935 года разукомплектовали, а потом испытали обстрелом. Очевидно, вскоре разбитый корпус отправился в переплавку. Три машины отправили на хранение, еще одна числилась в составе бронетанковых войск Московского военного округа. Шестая оставалась в Кубинке. В дальнейшем четыре броневика при тех или иных обстоятельствах прекратили свое существование. Сохранился только один образец, ранее отправленный в Кубинку. Сейчас он является экспонатом музея бронетанковой техники.

Проекты БАД-2 и ПБ-4 завершились неудачей. Несмотря на все усилия, советским конструкторам так и не удалось создать плавающий бронеавтомобиль с приемлемыми характеристиками. Но армия по-прежнему проявляла интерес к такой технике, что вскоре привело к старту нового проекта. В 1936 году Ижорский завод разработал еще одну машину такого рода, известную под названием ПБ-7.