Можно с уверенностью утверждать, что следующей целью армии Сирии станет «зелёное пятно» в провинции Идлиб. Для этого уже концентрируются силы и ведётся обучение войск. При этом сразу несколько сирийских источников распространили информацию, что в этой операции может принять участие китайская армия. Зачем это китайцам?

Слухи и история

Сначала про возможное участие Народно-освободительной армии Китая (НОАК) в Идлибской операции заявил посол КНР в САР Ци Цяньцзинь. Об этом сообщает сирийская газета «Аль-Ватан». Посол рассказал, что «между китайской и сирийской армиями налажено[end_short_text] хорошее сотрудничество по борьбе с террористами и особенно с террористами из Китая». Он добавил, что НОАК готова якобы каким-то образом участвовать в операции в Идлибе или где-то ещё, особенно против уйгуров. Были и другие сообщения о готовности китайцев принять участие в деле, но их достоверность подтвердить сложно.

Слухи про грядущее участие НОАК в сирийской войне ходят уже несколько лет. Говорили даже, что, обсуждая своё грядущее участие в сирийской операции с Дамаском, Москва предложила это и китайскому руководству, но Пекин вежливо отказался.

Впрочем, нельзя сказать, что КНР в сирийских делах вообще не участвует. В 2013 г. во время «химического кризиса» китайский отряд боевых кораблей пришёл в Средиземноморье и некоторое время оперировал вместе с собранной там мощной российской эскадрой, насчитывавшей десятки боевых и вспомогательных вымпелов. Весной 2015 г., когда в Сирии дела у правительственной армии пошли совсем плохо, китайские корабли опять пришли в тот же район. Провести учения с уже постоянной российской эскадрой в Средиземном море.

Кроме этого китайцы дают Дамаску кредиты, предоставляют различную помощь: вооружение, снаряжение и боеприпасы, например, РЛС для ПВО. В Сирии работают китайские технические специалисты, обучающие местных работе с вооружением и оборудованием. Способствовали китайцы и тому, чтобы проданное ими Судану оружие перестало «неконтролируемо» утекать боевикам.

С некоторых пор известно и о китайских военных советниках в Сирии. Есть также и китайские разведчики – куда без них. Известно, что китайцы делились с Россией полезной развединформацией по уйгурским боевикам, на основании которой по ним наносили удары наши ВКС. Таким образом, понятен интерес китайцев именно к Идлибу – там уйгуры из незаконного исламского движения Восточного Туркестана базируются в районе города Джиср-ас-Шугур. Он будет одной из целей операции.Вмешается ли Китай в сирийскую войну?

Успеть на поезд победителей

Приедут китайцы в Сирию или нет и каким составом – это вопрос. С одной стороны, в Пекине понимают, что на их участии свет клином не сошёлся – «зелёных» прекрасно разгромят и без них. Но, впрыгнув в последний вагон поезда, можно приехать на конечную станцию в числе победителей в сирийской войне.

Есть и другая причина. Дело в том, что многолетнее исполнение заветов Дэн Сяопина копить силы не пошло на пользу НОАК. Армия должна получать регулярный боевой опыт. И даже обучение и совместные учения с такой первоклассной армией, как российская, не заменят собственного боевого опыта.

А у китайцев его мало – успешного и вовсе мышь наплакала. Не вспоминать же Корейскую войну или конфликт с Индией в 1962 году? А из последних – два конфликта с Вьетнамом (1979 и 1984 годы) с, мягко говоря, очень неоднозначными для НОАК результатами. Опыт миротворческих операций ООН – это совсем не то. Боевая операция по вывозу в 2015 г. из Йемена китайских граждан называется боевой лишь формально.

Мирная болезнь

Китайская армия погрязла в типичных болезнях невоюющих армий: неумеренная показуха, по которой они заткнули за пояс кого угодно, профанация боевой подготовки, которая ведётся не на основании боевого опыта. Велика и коррупция в армии – всех взяточников, как говорится, не расстреляешь. Причём мирные болезни и воровство в НОАК достигли таких масштабов, что об этом уже открыто говорят с трибун и пишут в правительственных СМИ.

Все эти кучи современного вооружения, зачастую сомнительного качества, но выглядящего не хуже, чем у нас, ничего не значат без обученных военных. Конечно, учатся китайские военные старательно: армия – почти единственный социальный лифт для людей из деревни. Но без творческого подхода там высоки аварийность и смертность.

И надо бы проверить силушку, набить шишек и сделать выводы – но до сих пор боязно. Американские корабли свободно ходят по территориальным водам, объявленным вокруг намытых китайцами островов-баз, – а китайцы боятся не только огонь открыть, но даже вытолкать их навалом. Так делали в своё время советские военные моряки и пограничники, да и не только они.

Китайцы, очень заинтересованные в Африке, не способны поддержать свои претензии силой, хотя уже обзавелись базой в Джибути. В своё время даже французы кинули Пекин в Мали и Нигере – и он это «проглотил». Хотя если сравнить НОАК и армию Франции – то это Слон и Моська.

Где приобрести боевой опыт?

Очевидно, в руководстве КНР прекрасно осознают, что реальная боеспособность ВС страны несколько отличается от заявляемой. При этом предпринимаются реформы, чтобы исправить ситуацию, но не всё так просто. Одновременно нынешнее руководство Китая ведёт в народе пропаганду величия, заявляя о том, что мы, конечно, мирные, но никому не позволим попирать наши интересы и так далее. Но продолжать рассказывать народу о мощи Китая, не продемонстрировав её на практике, – вредно. А на ком мощь демонстрировать? Не на России же, как мечтают в Вашингтоне. На США тоже страшновато. В Африке или в Сирии – в самый раз.

Но что бы китайцы могли туда направить? Теоретически – много чего. У НОАК уже достаточно развиты экспедиционные и транспортные возможности для переброски 1–2 лёгких бригад на столь удалённый театр, а также авиационной группы. Но это вряд ли в том числе и по той причине, что китайцы не очень уверены в том, что всё пройдёт гладко. Как бы не получилось, как с турками в Сирии. Они потеряли десятки танков, в том числе немецкие «Леопарды-2А4»,испортив репутацию этого танка полностью. Зачем китайцам давать миру знать, что их танки и бронетехника, мягко говоря, не лучше? Ведь они прекрасно понимают, что у идлибских исламистов полно современных ПТРК и прочего вооружения. Да и людские потери могут быть большие. Репутацию надо приобретать, а не терять.

Одним словом – если китайцы решатся на прямое участие в сирийской войне, то, скорее всего, ограничатся частями спецназа, разведки, артиллерии, беспилотниками, в том числе ударными, или авиацией. Но пока и в это верится слабо – уж слишком сильна привычка копить силы, сидеть на берегу реки и ждать, пока мимо проплывёт очередной труп убитого врага.

Источник