75 лет назад, 23 августа 1943 г., завершилось одно из самых крупных сражений Второй Мировой войны.

Курская дуга. Атака соединений 5 Гвардейской танковой армии в районе Прохоровки.Курская дуга. Атака соединений 5 Гвардейской танковой армии в районе Прохоровки. 

Культура войны

А ведь битва на Курской дуге, если уж судить о войне с рациональной точки зрения, не должна была состояться. Вообще. По той простой причине, что «война в целом» немцами была проиграна ещё к декабрю 1941 г. Имена тех, кто принёс Советскому Союзу ту «победу в целом», вспоминают нечасто. И совершенно напрасно. Потому что глава Совета по эвакуации Николай Шверник и его заместитель Алексей Косыгин осущест­вили самый главный и самый масштабный маневр Великой Отечественной войны. К октябрю 1941 г. в Сибирь и на Урал было перемещено 1360 крупных предприятий, в основном военных.

После этого СССР должен был выиграть войну уже чисто технически. Что, кстати, понимали наиболее разумные люди в руководстве Третьего рейха. Известно, что 29 ноября 1941 г. рейхсминистр вооружений и боеприпасов Фриц Тодт дал Гитлеру следующую рекомендацию: «Войну против СССР следует прекратить, поскольку в военном и экономическом отношении Германия войну уже проиграла».

Однако Гитлер совету своего министра не внял, и потому история Великой Отечественной такая, какая есть.

Чуять нутром

Впрочем, как раз к моменту разработки операции «Цитадель» «великого фюрера» всё-таки проняло. Долгое время он не мог принять окончательного решения. Согласно воспоминаниям Гейнца Гудериана, после одного из совещаний Гитлер сознался: «При одной мысли о нашем наступлении у меня начинает болеть живот».

К «нутру» добавлялись и соображения рационального характера. Как известно, очень большие надежды Гитлер возлагал на новые танки - «Тигр» и «Пантеру». Особенно его радовал последний, который должен был по всем статьям превзойти знаменитую русскую машину Т-34. Сначала всё было худо, и таких хороших, таких мощных немецких танков явно недоставало. Но новый министр вооружений и боеприпасов Альберт Шпеер обнадёжил фюрера, отрапортовав, что «трудности по производству преодолены и к концу мая 1943 г. в части поступят 324 новейшие машины».

Однако «трудности по производству танков преодолены» были не только в рейхе. Стала давать результаты та самая эвакуация заводов. Разместившись в Сибири и на Урале, они наконец заработали в полную силу. И в одном только мае 1943 г. выдали 1246 танков Т-34. Всего же с начала того года и до конца мая было выпущено 6062 танка Т-34.

Нынешние сетевые острословы ситуацию с танками накануне Курской битвы описывают так: «Блицкриг немцы начинали с ордами надёжных и массовых панцеров с хреновой бронёй и фиговыми пушками, а СССР встречал всё это цельночугуниевым ужасом в виде ранних Т-34, КВ-1 и КВ-2. Сейчас всё повторилось наоборот. Монструозные «Тигры» и «Пантеры» с нулевой подвижностью и мегапушками против орды тонкобронных, но надёжных Т-34».

Словом, к началу операции Советский Союз УЖЕ переиграл Третий рейх. Во всяком случае по части технического ресурса. Дальнейшие события показали, что не только по этой части.

Нажмите для увеличения

По доллару за немца

Исследователям массу положительных эмоций доставляет обсуждение знаменитого приказа № 6 от 15 апреля 1943 г. Вернее, двух его пунктов.

Первый - прямая речь Гитлера: «Этому наступлению придаётся решающее значение. Оно должно завершиться быстрым и решающим успехом. Наступление должно дать в наши руки инициативу в войне. Победа под Курском должна стать факелом для всего мира».

Второй - пункт № 7. «Для обеспечения секретности должны быть определены только ключевые персонажи». Ирония судьбы состоит в том, что этот приказ Гитлера попал в руки русских военачальников раньше, чем к прямым своим адресатам - немецким полевым командирам. План операции «Цитадель» стал достоянием Ставки Верховного главнокомандования.

За эту бесценную информацию советскому агентуРудольфу Рёсслеру было заплачено полмиллиона долларов - пожалуй, лучшее вложение капитала за всю историю войны. В ходе Курской битвы потери вермахта составили 500 тыс. человек. Выходит, по доллару за немца, что недорого.

«Уже после двух дней боёв на высоте более километра из-за поднявшейся пыли ничего в небе не было видно, самолёты бомбили вслепую. Стоял такой грохот от разрывов снарядов и гудения моторов, что невозможно было говорить…» Это воспоминания танкиста Василия Коваленко. То же самое о масштабе, ужасе, ярости и радости нашей последующей победы рассказывали все те, кто участвовал в той великой битве.

Но это всё будет потом. А 4 июля 1943 г. немецкие наблюдатели видят пасторальную картину: «Простиравшая­ся во все стороны равнина с многочисленными долинами, небольшими рощами, разбросанными там и сям деревнями с избами под соломенными крышами, речками и ручьями… Обширные поля густой и высокой пшеницы затрудняли наблюдение». Для многих это станет последним, что они видели в этой жизни.

Источник