По очевидным причинам, советским партизанам приходилось воевать в крайне сложных условиях. Они не имели доступа к полноценному снабжению, и каждая единица оружия была на счету. Поэтому во всех отрядах имелись мастера-оружейники, занимавшиеся ремонтом, а порой и созданием новых образцов. В 1943-44 годах мастера одного из крупных соединений создали свой собственный пистолет-пулемет, получивший известность под названием ТМ-44. Кроме того, они сумели наладить мелкосерийное производство такого оружия.

Авторами оригинального проекта были два партизана из отряда им. Г.И. Котовского, входившего в состав бригады им. С.М. Буденного Пинского соединения, – Яков Иосифович Темяков и Яков Абрамович Менкин. Незадолго до начала войны Я.И. Темяков окончил Киевское танковое училище и получил звание воентехника 2-го ранга. Во время боев за Минск он раненый попал в плен, но позже смог бежать. Позже ему удалось присоединиться к одному из местных партизанских отрядов. Я.А. Менкин до войны работал механиком в службе кинофикации, но с началом оккупации его отправили в Слуцкое гетто. Он тоже сумел сбежать и присоединиться к партизанскому отряду.

Партизанский пистолет-пулемет ТМ-44
Пистолет-пулемет ТМ-44, принадлежавший генерал-майору Комарову.


Темяков и Менкин имели опыт в деле работы со сложными механизмами, и, попав в партизанский отряд, применили свои навыки на практике: они стали обслуживать и ремонтировать стрелковое оружие, имевшееся в наличии. Через их руки прошло немало отечественных и трофейных образцов. Чуть позже, изыскав инструменты и материалы, два оружейника освоили изготовление новых деталей для ремонта наличного оружия. Следующим шагом стал самостоятельный выпуск кустарных копий пистолетов-пулеметов ППШ.

В мастерской Я.И. Темякова и Я.А. Менкина имелось различное оснащение, необходимое для ремонта и производства оружия. Теми или иными путями они смогли достать или изготовить самостоятельно разные инструменты, тиски, кузнечный горн и наковальню, а также токарный и сверлильный станки. Последние, по очевидным причинам, имели ручной привод. Впрочем, и такое скромное оснащение обеспечивало нормальную работу мастерской.

Наконец, весной 1943 года энтузиасты выступили с предложением о создании собственной конструкции автоматического оружия под пистолетный патрон, которое можно было бы изготавливать силами своей мастерской. По ряду объективных причин, «проектирование» нового оружия изрядно затянулось, и готовый образец представили только в 1944 году.

В большинстве случаев самодельное партизанское оружие не имело особых названий. Темяков и Менкин исправили этот недочет. Свою разработку они назвали «автомат ТМ-44» (или ТМ-1944). Под таким названием интереснейший образец известен до сих пор.


Один из ТМ-44, хранящихся в Минске.


Не имея доступа к нормальным оружейным материалам и технологиям, Я.И. Темяков и Я.А. Менкин были вынуждены использовать любое доступное сырье. В ход шли водопроводные трубы, велосипедные рамы, листовой металл, старая бочка и прочие «ресурсы», которые можно было достать теми или иными путями. Кроме того, источником некоторых деталей стал сбитый немецкий самолет. Одновременно с этим некоторые агрегаты планировалось заимствовать у готового оружия и переделывать требуемым образом. В первую очередь, это касалось ствола и кожуха спускового механизма.

С точки зрения общей архитектуры пистолет-пулемет ТМ-44 был похож на немецкое изделие MP-38/40. При этом имелись и заметные отличия. Так, партизанский образец получил кожух ствола, а также должен был использовать иной боеприпас, что сказалось на конструкции затвора, ствольной коробки и магазина. Таким образом, во внешнем виде и в конструкции «автомата» можно было найти определенные черты изделий ППШ или ППС.

Основной деталью нового оружия была трубчатая ствольная коробка, передняя часть которой имела характерный приемник магазина и узел крепления ствола. Для изготовления коробки могли использоваться любые трубы достаточного диаметра, в том числе снятые с велосипедных рам. Позади передней части коробки, предназначавшейся для установки ствола, находился приемник магазина с прямоугольной шахтой. Над ним предусматривалось окно для выброса гильз. Основная часть ствольной коробки представляла собой трубку с гладкой или рифленой внешней поверхностью. Слева на оружии имелась длинная прорезь для рукоятки затвора.

Под трубчатой ствольной коробкой помещался Г-образный кожух спускового механизма, похожий на деталь немецкого оружия. Кованый агрегат имел длинную переднюю часть, доходившую почти до приемника магазина. Сзади на нем находились пистолетная рукоять и узел крепления складного приклада. Выступающая задняя часть кожуха служила основанием крышки ствольной коробки. Алюминиевые накладки для кожуха изготовили из деталей немецкого самолета.


Вид сверху и сбоку, видны некоторые внутренние детали.


Пистолет-пулемет получил ствол средней длины калибра 7,62 мм. Ствол для самого первого ТМ-44 был заимствован у поврежденной винтовки. Его укоротили требуемым образом и установили в новой коробке. Снаружи ствол прикрыли цилиндрическим кожухом с четырьмя рядами отверстий. Эту деталь вручную выковали из металлического листа.

Оружие использовало простейшую автоматику на основе свободного затвора. Цилиндрический затвор требуемых габаритов и массы изготовили самостоятельно. Заготовкой для него стала секция вала мельницы, сожженной оккупантами. Затвор имел фиксированный ударник и простейший подпружиненный экстрактор. За затвором внутри оружия помещалась возвратно-боевая пружина. Проволоку для ее самостоятельного изготовления партизаны-оружейники сняли с трофейного аэростата.

Пистолет-пулемет оснастили спусковым механизмом самой простой конструкции, обеспечивавшим только автоматический огонь. Управление стрельбой осуществлялось при помощи стандартного спускового крючка. Собственный предохранитель в составе механизма отсутствовал. Вместо него использовался специальный паз, отходивший от прорези под рукоятку затвора – как на немецком оружии. Установка рукоятки в этот паз блокировала перемещения затвора.

Система боепитания основывалась на советских и немецких наработках. В трубчатый приемник под ствольной коробкой, аналогичный использованному на MP-38/40, предлагалось помещать изогнутый коробчатый магазин. Последний представлял собой кустарно выполненную версию магазина для пистолета-пулемета Шпагина. Он вмещал 35 пистолетных патронов типа 7,62х25 мм ТТ. Вероятно, в связи с низкими характеристиками «партизанских» пружин полное снаряжение магазина исключалось во избежание неполадок. Оригинальный «автомат» имел сравнительно высокую приемную шахту, и потому не мог использовать магазины иных конструкций, такие как барабан для ППШ.

ТМ-44 оснащался простейшими прицельными приспособлениями, полностью соответствовавшими задачам и характеристикам оружия. В передней части кожуха ствола имелось небольшое основание с нерегулируемой мушкой. На ствольной коробке расположили основание с пластинчатым целиком, предназначенным для стрельбы на дистанциях не более нескольких сотен метров. Установка дальности не предусматривалась.


ТМ-44 командира полка Д.И. Бакрадзе, переданный киевскому Музею Великой Отечественной войны.


У немецкого пистолета-пулемета «позаимствовали» общую эргономику. Удерживать оружие предлагалось при помощи пистолетной рукоятки под задней частью ствольной коробки. На металлическом основании такой рукоятки закреплялись накладки, выточенные из коровьего рога. Цевье проектом не предусматривалось. Второй рукой можно было поддерживать «автомат» за магазин или, при наличии какой-либо защиты, за кожух ствола.

Конструкцию приклада так же подсмотрели у немецких оружейников. Складной металлический приклад шарнирно крепился на кожухе спускового механизма и мог устанавливаться в одно из двух положений. На шарнире устанавливались металлические пластины требуемой длины, сзади соединявшиеся овальным плечевым упором. По всей видимости, одни пистолеты-пулеметы ТМ-44 получали приклады, снятые с MP-38/40, а другие комплектовались аналогичными изделиями кустарного производства.

При сборке своего оружия Я.И. Темяков и Я.А. Менкин использовали только доступные технологии. Так, часть соединений было выполнено пайкой с применением борной кислоты и стекла. Для защиты от внешних воздействий большинство деталей покрыли оксидной пленкой. Воронение выполнялось самым простым способом: агрегат нагревали докрасна, а затем обтирали луковицей или погружали в березовый деготь.

Готовый ТМ-44, несмотря на внешнее сходство с трофейными образцами, был крупнее и тяжелее. На массе и габаритах оружия, в первую очередь, сказывались проблемы с сырьем и технологиями. Тем не менее, «автомат» Темякова-Менкина показывал приемлемые огневые характеристики и вполне мог использоваться в бою. А в условиях дефицита стрелкового оружия он вообще оказывался незаменимым.

Самый первый ТМ-44 появился в начале 1944 года. Это изделие с дарственной надписью было передано командиру партизанского отряда им. Котовского генерал-майору В.З. Комарову. Вскоре еще два образца отправились в Москву, они предназначались К.Е. Ворошилову и П.К. Пономаренко. В ответной телеграмме товарищ Пономаренко поблагодарил партизан-оружейников за их труд, а также высказал пожелание о сохранении уникальной мастерской для дальнейшего ее помещения в музей.


Пистолет-пулемет из Центрального музея вооруженных сил, Москва.


В первых месяцах 1944 года пистолеты-пулеметы ТМ-44 пошли в серию. В дальнейшем, в течение нескольких следующих месяцев, Я.И. Темяков, Я.А. Менкин и их коллеги собрали из доступных материалов порядка 45-50 новых «автоматов». Все они поступили на вооружение партизанского отряда и заметным образом усилили его огневую мощь.

Производство пистолетов-пулеметов Темякова-Менкина, равно как и других партизанских разработок, было остановлено летом того же года. В ходе операции «Багратион» Красная Армия при содействии партизанских отрядов освободила территорию Белорусской ССР от захватчиков. После этого необходимость в кустарно собранном оружии пропала, а сами партизаны смогли вернуться из лесов и приступить к мирному труду на благо народа.

По известным данным, из полусотни собранных ТМ-44 до нашего времени дожило всего полдесятка. При этом сохранившиеся образцы представляют не только технический, но и исторический интерес. Дело в том, что сохранились, в первую очередь, «автоматы» с гравировками, являвшиеся подарками тем или иным лицам. Сейчас все подобные образцы находятся в музеях, где их могут увидеть все желающие.

Самый первый пистолет-пулемет, врученный генералу Комарову, ныне хранится в Государственном музее истории Великой Отечественной войны в Минске. «Автомат», принадлежавший командиру полка Д.И. Бакрадзе, входит в экспозицию киевского музея Великой Отечественной войны. Также ТМ-44 есть у Центрального музея вооруженных сил в Москве и у других подобных организаций. Остальные образцы партизанского оружия либо были потеряны в боях, либо утилизированы после войны за ненадобностью.

Советские партизаны, оказавшись в сложнейшем положении, продолжали борьбу и делали все возможное для скорейшего изгнания захватчиков. Одним из способов такой борьбы было самостоятельное изготовление требуемого оружия. Пистолет-пулемет или автомат Темякова-Менкина ТМ-44 стал одним из самых массовых образцов своего класса, производившихся в партизанских мастерских. Это оружие появилось достаточно поздно, но все же смогло внести свой вклад в успех армии в решающих операциях.