Как часто мы говорим, что судьба играет человеком. Но точно так же можно сказать, что и сам человек играет своей судьбой. Сказано: посеешь мысль — пожнешь действие, посеешь действие — пожнешь привычку, посеешь привычку — пожнешь характер, посеешь характер — пожнешь судьбу. Хотя мудрость эта очень старая, звучит это вполне справедливо и сейчас.

Одним словом, жизнь — это цепь причин и следствий. То есть если ты стремишься чего-то достичь в жизни, то нужно выстроить цепь причин и следствий в соответствии со своими способностями, наклонностями и… необходимостью. Ну и, конечно, воспользоваться любым, данным тебе от бога преимуществом над другими людьми. Вот и пример с жизнью американского писателя Неда Бантлайна является хорошей этому иллюстрацией, равно как и «памяткой» всем писателям сегодняшнего дня.

Начнем с того, что настоящее имя его было другое: Эдвард Зэйн Кэррол Джадсон, а родился он в 1823 году, в городе Стэмфорде, в штате Нью-Йорк, причем и умер в 1886 году там же. Прославился как автор популярных «десятицентовых романов», написанных в жанре вестерн.


Вот он, револьвер «Кольт» модели 1872 годы «синг экшн» — «Бантлайн спешиал»!

Первый свой судьбоносный поступок Эдвард совершил уже в одиннадцать лет, то есть очень рано показал себя человеком, способным принимать судьбоносные решения и отвечать за свои поступки. Он… сбежал из родного дома на флот и сделался юнгой. То ли дома ему было плохо, то ли «морской романтики» захотелось – тут надо копаться в его биографии, но для нас в данном случае важен сам этот поступок. Причем нужно подчеркнуть, что это был трудный выбор для мальчика его лет, а уж какая судьба была у юнг в это время, можно и не говорить. Корабль тех лет — это ведь совсем не духовная семинария. Но он выдержал первые два года, а уже в тринадцать лет стал гардемарином и принял участие в Семинольских войнах во Флориде. В годы Гражданской войны его также призвали в армию, а служил он в Первом нью-йоркском стрелковом полку и дослужился до чина сержанта, но был уволен из армии за пьянство.

Нед Бантлайн, человек и револьвер
А это сам Нед Бантлайн, или Эдвард Зэйн Кэррол Джадсон

А вот теперь о влечениях и способностях, данных человеку от бога. И он ему явно дал способность к сочинительству, поскольку свой первый рассказ Бантлайн написал уже в 15 лет. В 1838 году его опубликовали в журнале «The Knickerbocker», после чего на него напал, можно и так сказать, «писательский зуд». Вернее, «журналистский». Потому что он попытался выпускать свою собственную газету. Попытался… но ни одна из его попыток успехом не увенчалась. Зато успех принес ему цикл рассказов, в которых Бантлайн очень живо и натуралистически описал трущобы Нью-Йорка.


И это тоже он в живописном наряде скаута.

Политические взгляды Бантлайна в это время были весьма оригинальны. Так, он поддерживал партию «Ничего не знаю» и являлся сторонником нативизма. Нативизм – от английского слова «native», то есть коренной. Члены этой партии считали, что бесконтрольная эмиграция в США опасна. В особенности опасен приток католиков-ирландцев, что даже нашло отражение в ряде романов, и в частности в романе Майн Рида «Всадник без головы», где главного героя при всех его достоинствах «коренные американцы» как раз и не любят за то, что он ирландец! На все вопросы о партии ее члены должны были отвечать «Ничего не знаю». Отсюда и пошло ее название. В партии было немного политиков, занимавших видное общественное положение, но зато в числе ее членов был известный бандит, руководитель крупной нью-йоркской банды Вильям Пул. Вот и Бантлайн подался в члены партии «незнаек», а в 1844 году взял себе, наконец, и псевдоним. Причем тоже довольно оригинальный, – buntline – морской термин, по-русски означающий бык-гордень. Это не что иное, как одна из снастей бегучего такелажа на парусном судне, при помощи которой прямые паруса подтягиваются к реям при уборке.


Фотография из книги «Жизнь и приключения Неда Бантлайна».

После того, как в 1845 году Бантлайн в очередной раз обанкротился на издании очередного журнала, ему не оставалось ничего, как сбежать от своих кредиторов. Но… человек он был решительный, физически сильный и это ему помогло: в Кентукки он сумел схватить двух преступников и получить за их поимку награду – целых 600 долларов. Времена тогда были простые, и как вы помните, и как об этом писал Марк Твен в «Томе Сойере», за доллар мальчик мог в неделю иметь стол и квартиру, а еще стричься и мыться за эти же деньги! Ну, а взрослый? Ковбою – и то позднее, платили один доллар в день, повару, готовившему для ковбоев – два! Шляпа «стетсон» стоила 12 долларов и столько же стоил знаменитый «Кольт-Миротворец».


Обложка одного из романов Неда Бантлайна


Иллюстрация к роману Неда Бантлайна «Буффало Билл и его приключения на Западе» (1886)

А вот дальше Нед совершил очень нехороший поступок, чуть было вообще не поставивший на его жизни большой жирный крест. Будучи при деньгах, он в 1846 году завел в Нэшвилле роман с женой некоего Роберта Портерфилда, которому такое, понятно, не понравилось. Он вызвал его на дуэль и… Бантлайн, стрелявший первым, его застрелил! Дело дошло до суда, на котором брат Портерфилда, задумав мстить, выстрелил в Бантлайна, но не убил, а только ранил и вдобавок не слишком тяжело. В возникшей суматохе Бантлайн сумел сбежать прямо из зала суда. Жители Нэшвилла бросились его ловить, схватили и решили линчевать, как развратника и убийцу. Однако у него в городе нашлись друзья, которые его и спасли, после чего на следующем заседании суда судья его оправдал.


«Лучший выстрел Буффало Билла» — один из романов Бантлайна

Статьи Бантлайна всегда были посвящены каким-то животрепещущим темам и написаны острым языком, так что воздействие на читательскую аудиторию оказывали весьма сильное. После одной из публикаций дело в мае 1849 года дошло до самого настоящего бунта в нью-йоркском театре «Астор-плейс». Погибло двадцать три человека, так что Бантлайн опять попал на скамью подсудимых. Его приговорили к штрафу в 250 долларов и посадили в тюрьму на один год. Но и выйдя из тюрьмы, он не угомонился и продолжал сочинять сенсационные рассказы для еженедельных газет, что давало ему хороший доход даже и по нашим нынешним меркам: 20000 долларов в год. А уж в то время это был просто баснословно высокий заработок! Вот что значит писать о том, о чем нужно, когда нужно, и для тех, кому это нужно. Успех – обеспечен!


Нед Бантлайн, Буффало Билл, Джузеппина Морлакки, Джек Техасец в 1872 году на Бродвее

Интересно, что, хотя Бантлайн любил попивать, он читал лекции о вреде пьянства, причем объездил с ними многие штаты. И вот путешествуя по стране, он, будучи в штате Небраска, встретился с героем Дикого Запада, стрелком и игроком Диким Биллом Хикоком. Бантлайну хотелось написать о Хикоке роман, но тот явно не любил писателей и журналистов и, пригрозив ему револьвером, велел убираться из города. Однако идея запала Бантлайну в голову, и он решил, что раз сам Хикок не хочет ему ничего о себе рассказывать, то ему охотно расскажут о нем его друзья. Особенно, если угостить их стаканчиком виски. Вот так он и познакомился с охотником на бизонов Уильямом Коди. Причем, впоследствии, именно Бантлайн утверждал, что придумал ему прозвище Буффало Билл.


Реклама револьвера «Бантлайн Спешиал»

На самом деле это не так уж и важно. Важно, что именно под этим прозвищем он стал широко известен по романам Бантлайна, опубликованных в «New York Weekly» в 1869–1870 гг. Вначале Буффало Билл выступает в романах Бантлайна просто как друг Дикого Билла Хикока, но затем Бантлайн подумал и решил, что Буффало Билл даже более интересный герой, чем Хикок и сосредоточился исключительно на нем. И успех его романов был так велик, что уже в 1872 году драматург Фрэнк Мидер на их основе написал пьесу о Коди. А Бантлайн ему позавидовал и тоже написал пьесу о нем под названием «Скауты прерий». Самое интересное, что роли в этой пьесе сыграли сам Коди, ковбой и скаут Джон Омохундро по прозвищу Джек Техасец, итальянская танцовщица Джузеппина Морлакки и… сам Нед Бантлайн. Причем в постановке участвовал даже шестилетний индейский мальчик Карлос Монтесума — будущий активист движения индейцев за равноправие с белыми.


Никелированный «Бантлайн Спешиал».

Премьера «Скаутов прерий» состоялась в Чикаго в декабре 1872 года. Критики пьесу разругали, но люди на нее шли, кассовые сборы были хорошими, а в результате Коди по-настоящему прославился. Более того, научившись основам сценического искусства и увидев, что люди падки на «экзотику», он спустя какое-то время организовал собственное представление с ковбоями, индейцами и стрельбой — «Шоу Дикого Запада».


Гравированный посеребренный «Бантлайн Спешиал» с перламутровой рукояткой

Ну, а Бантлайн продолжил заниматься тем, что писал «десятицентовые романы», хотя прежней популярности они уже не имели. Его книги выходили под разными псевдонимами: капитан Хэл Декер, скаут Джек Форд и Эдуард Минтёрн, но манера письма и слог были всегда легко узнаваемы, о чем бы он ни писал. Теперь он безвыездно жил в своем доме «Гнездо орла» в Стэмфорде, постоянно прикладывался к бутылке, и в итоге в 1886 году умер от острой сердечной недостаточности. И хотя, как писатель он зарабатывал большие деньги, его жене пришлось продать этот дом, чтобы заплатить его кредиторам.


Никелированный револьвер 1914 года.


Револьверы Кольта «Бантлайн Спешил» выпускались самых разных моделей, они по-разному оформлены и имеют разное покрытие. Один из самых редких и дорогих — это револьвер с восьмиугольным стволом и съемным плечевым прикладом, изготовленный в 1876 году. Этот уникальный револьвер имеет заводской 16-дюймововый восьмиугольный ствол, а все его детали посеребрены. Специальный удлиненный винт вращается между деталями рамки съемного приклада и прочно соединяет их с рукояткой. Рукоятка револьвера выполнена из древесины черного грецкого ореха. Ствол имеет надпись «COLT'S PT.F.A. MFG. Co.HARTFORD CT. U.S.A.» в одной строке. Номер сборки «22» стоит на внутренней стороне барабана. Серийный номер «28825» нанесен на нижнюю часть рамки, спусковой механизм и заднюю часть рукоятки. Частичный серийный номер «8825» отпечатан на боковой стороне барабана. Этот револьвер указан в качестве одного из 23 известных револьверов типа «Buntline Special». Считается, что это револьвер является «самым редким из всех револьверов «Кольта» модели 1872 года «синг экшн»». В комплекте с револьвером имеется сменный восьмиугольный ствол длиной 5 1/4 дюйма с надписью «COLT'S PT.F. A. MFG.Co HARTFORD CT. U.S.A» на верхней поверхности с неразборчивой маркировкой в двух местах.


«Бантлайн Спешиал» с приставным прикладом.

Всю жизнь, так или иначе, Нед Бантлайн имел дело с оружием, либо знался с людьми, имевшими с ним дело. И вот его биограф Уайетт Эрп Лейк сообщал такой интересный факт, что Нед сделал ему, Эрпу, а также еще четверым известным «законникам» с Дикого Запада — Бэту Мастерсону, Биллу Тилгмэну, Чарльзу Бассету и Нилу Брауну поистине королевский подарок — револьверы Кольта, изготовленные по спецзаказу. Причем стволы этих револьверов имели длину целых 12 дюймов (30 сантиметров), а на их деревянных рукоятках было вырезано имя «Нед». Из-за этого им якобы дали название «Бантлайн Спешиал».


Таким он был в кино… Еще черно-белом.


Пользовались им, как правило, только положительные герои, положительность которых была у них на лице!

Но это было лишь его утверждение. Американские исследователи много искали, но так и не нашли никаких доказательств, что для Бантлайна делались такие револьверы. Но… люди так уж устроены, что стоит им только о чем-то узнать, как они начинают желать того же.


В цветных вестернах «Бантлайн Спешиал» тоже отметился!

Были такие револьверы заказаны Бантлайном, не были – какая разница! Главное – иметь точно такой же револьвер, которого наверняка не будет у других. И пошло – появилась мода на кольты «Бантлайн Спешиал», причем 12 дюймов длины ствола стало уже мало, так что появились настоящие чудовища с 16-дюймовыми стволами и приставными прикладами. Многие имели на рукоятках щечки из кости и перламутра и украшались гравировкой, так что цена на отдельные экземпляры достигла… 400 долларов и тем не менее их продолжали заказывать и покупать!

Источник