5 февраля 2011 года вступил в силу Договор между Российской Федерацией и Соединёнными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, также известный как СНВ-III. Срок действия соглашения – 10 лет; менее чем через два года оно утратит силу. Двум странам пора начинать переговоры о дальнейшей судьбе существующего договора или на тему нового подобного соглашения, однако такие шаги пока не делаются, что дает поводы для беспокойства.

Напомним, СНВ-III определял вопросы развертывания и эксплуатации межконтинентальных баллистических ракет, стратегических подлодок, сухопутных ракетных комплексов, а также дальней авиации и ее средств поражения. В соответствии с договором, страны могут держать на дежурстве не более 1550 ядерных боезарядов. Общее количество носителей не должно превышать 800 единиц, из которых 700 могут быть развернуты. К настоящему времени США и Россия выполнили эти требования.


Обмен заявлениями

Вопрос продления СНВ-III или подписания нового подобного документа обсуждается уже несколько лет, но пока так и остается на стадии общих разговоров. Буквально на днях высокопоставленные лица из России и Соединенных Штатов в очередной раз обменялись мнениями о СНВ-III, и их заявления не дают поводов для особого оптимизма. Имеют место и позитивные, и негативные прогнозы.



10 апреля в «Аргументах и фактах» вышло интервью замминистра обороны генерал-полковника Александра Фомина. Вместе с другими темами в нем затрагивался вопрос соглашений о стратегическом вооружении. Генерал-полковник Фомин отметил, что российское военное ведомство обеспокоено сложившейся ситуацией в этой области. Вашингтон своими действиями последовательно разрушает сложившуюся систему договоров в сфере контроля и ограничения. В качестве примера замминистра привел события последних лет вокруг договора о РСМД.

А. Фомин называет ситуацию с выполнением условий СНВ-III крайне сложной. При этом Россия уже выполнила свои обязательства и вышла на установленные уровни вооружений и носителей. Это было выполнено путем реального сокращения численности. Российская сторона считает договор СНВ-III важным для глобальной безопасности и стратегической стабильности. В связи с этим наша страна готова обсуждать вопрос его продления.

В тот же день тему СНВ-III поднял госсекретарь США Майкл Помпео. Он указал, что Россия и США успешно соблюдают условия этого соглашения. Имеются некоторые споры «по периферийным вопросам», но в остальном все в порядке. Госсекретарь указал, что стороны договора только начинают консультации о его продлении. Вашингтон планирует заключить «правильную сделку», и с 2021 года в сфере стратегических вооружений будет действовать новый договор.

М. Помпео напомнил о высказываниях президента США Дональда Трампа. Ранее глава государства, комментируя вопрос СНВ-III, указал, что если страна может получить хорошее и эффективное соглашение на будущее – его следует подписывать.

Госсекретарь также напомнил о возможности расширения будущего договора. Он полагает, что к нему следует привлекать все стороны, имеющие отношение к вопросу стратегических вооружений. М. Помпео уточнил: речь идет о Китае, который располагает серьезными запасами ядерного оружия и средствами его доставки, но не входит в ограничивающие соглашения. Госсекретарь США не исключает, что китайская сторона откажется присоединяться к СНВ – в таком случае Вашингтону придется работать только с Москвой.

13 апреля в ходе заседания Совета по внешней и оборонной политике российский министр иностранных дел Сергей Лавров вновь поднял тему международных договоров в области вооружений. По его словам, Вашингтон взял курс на демонтаж договоренностей в этой сфере. Договор о противоракетной обороне был разорван несколько лет назад, и теперь на очереди соглашение о РСМД. В связи с этим С. Лавров не исключает возможность появления схожих проблем в контексте СНВ-III.

Российский министр отметил, что подобная политика США имеет пагубные последствия. Она затрагивает сферы, регулируемые соглашениями, а также сказывается на других областях. Так, она может негативно повлиять на будущее договоров о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и о нераспространении ядерного оружия.



С. Лавров напомнил, что Москва продолжает ждать реакцию Вашингтона и Брюсселя на свои предложения. Россия выступает с инициативами по укреплению международной безопасности, однако зарубежные партнеры не торопятся вступать в диалог.


Прогноз на будущее

Договор СНВ-III остается в силе до начала 2021 года, и к этому времени желательно определить его дальнейшую судьбу. Страны-участницы могут просто продлить его на несколько следующих лет. Также возможно создание и подписание нового соглашения с иными условиями, отвечающими специфике текущей обстановки и ожидаемому будущему. Однако согласно негативным прогнозам, к 2021 году Москва и Вашингтон не придут к единому мнению, и СНВ-III прекратит свое действие, не получив адекватной замены.

Простое продление договора на некоторый срок является самым простым с точки зрения организации и выполнения. В таком случае страны смогут просто сохранять ядерный потенциал на имеющемся уровне. При этом останутся известные возможности для модернизации арсеналов. Как показывают события последних лет, соблюдение ограничений СНВ-III позволяет иметь развитые ядерные силы, соответствующие требованиям стратегической безопасности.

Необходимо отметить, что со времен написания СНВ-III ситуация в мире существенно изменилась. В частности, появились новые образцы стратегических вооружений, которым предстоит начать службу к 2021 году. Исходя из своих интересов, любая страна-участник СНВ-III может потребовать разработку совершенно нового соглашения, учитывающего прогресс последнего десятилетия. В гипотетическом договоре СНВ-IV вполне могут появиться новые пункты, затрагивающие перспективные образцы. К примеру, в этом соглашении могут определить условия для развертывания и эксплуатации перспективных МБР с гиперзвуковыми планирующими боевыми блоками. Также при разработке новой версии договора СНВ необходимо учесть текущие события вокруг соглашения по РСМД.

Третий сценарий на будущее выглядит самым сложным и даже опасным. Если СНВ-III прекратит свое действие и не будет заменен новым соглашением, то США и Россия не будут связаны никакими ограничениями. Они смогут бесконтрольно и с любыми темпами наращивать стратегические вооружения сверх любых рамок, устанавливавшихся ранее. Очевидно, что это связано с рядом проблем. Наращивание ядерных сил требует дополнительного финансирование, а рост чужих арсеналов является прямой угрозой, которую нельзя оставлять без ответа. По сути, отказ от СНВ-III без прямой замены прямо спровоцирует очередную гонку вооружений.

Перспективные разработки

В настоящее время в нашей стране создаются сразу несколько перспективных образцов стратегического вооружения, которым в обозримом будущем предстоит встать на дежурство и внести свой вклад в национальную безопасность. Полномасштабное развертывание этих образцов придется на начало двадцатых годов – на тот период, когда действие СНВ-III будет подходить к концу или вовсе завершится. При этом есть все основания полагать, что новые вооружения создаются без прямой связи с договором, хотя и с оглядкой на него.

Ключевым элементом будущего перевооружения является перспективный ракетный комплекс с тяжелой МБР РС-28 «Сармат». Для него заявлена «глобальная» дальность пуска и возможность несения различных вариантов боевой нагрузки. Кроме того, ракета получает полный комплекс средств преодоления ПРО. Пока изделие «Сармат» находится на испытаниях, но в обозримом будущем поступит на дежурство. Таким МБР предстоит заменить имеющиеся ракеты устаревших типов.



Принципиальной новинкой является ракетный комплекс с планирующим гиперзвуковым боевым блоком «Авангард». Предусматривается создание специального летательного аппарата, разгоняемого существующей или перспективной ракетой до гиперзвуковых скоростей и способного нести боевую нагрузку. За счет специфических принципов полета такое оружие будет эффективнее существующих крылатых и баллистических ракет, в первую очередь в контексте прорыва ПРО. Постановка на дежурство первых образцов «Авангарда» ожидается не позднее начала двадцатых.

В контексте СНВ также можно рассматривать изделие «Буревестник». В этом случае речь идет о крылатой ракете с особой ядерной силовой установкой, которая обеспечит ей практически неограниченную дальность полета. Стартуя с наземной пусковой установки, «Буревестник» сможет добираться до цели по оптимальному маршруту и поражать ее. В настоящее время ракета проходит испытания; сроки ее поступления на вооружение неизвестны.

В будущем на вооружение может поступить безэкипажный подводный аппарат «Посейдон». Согласно разным сообщениям, это изделие представляет собой автономную скоростную подводную лодку со специальной боевой частью высокой мощности. По сути, речь идет о «гибриде» АПЛ и ядерной торпеды – с положительными качествами обеих. Известно, что испытания «Посейдона» уже стартовали, но сроки их завершения и принятия изделия на вооружение пока не уточнялись.

Новые образцы и сценарии

Если США и Россия договорятся о продлении договора СНВ-III на существенный срок, новейшие образцы стратегических вооружений будут использоваться при модернизации ядерных сил. Так, «Сармат» планово и в заданной пропорции заменит устаревшие образцы. Часть пусковых шахт будет отдана под МБР с блоками «Авангард». Изделия «Буревестник» и «Посейдон» пройдут необходимые проверки и тоже поступят на вооружение. Все подобное перевооружение пройдет без лишней спешки, а также с учетом условий СНВ-III.

При этом возможны споры с Вашингтоном. Дело в том, что системы «Авангард», «Буревестник» и «Посейдон» относятся к принципиально новым классам, не затронутым в СНВ-III. Вряд ли американская сторона оставит эту проблему без внимания. Стоит ожидать, что при таком развитии событий США вновь заговорят о нарушениях со стороны России.

Предотвратить такую критику можно при помощи создания нового договора, учитывающего достижения прогресса в сфере вооружений. Условный СНВ-IV может учитывать появление гиперзвуковых боевых блоков, ракет с ядерным двигателем и т.д. Вряд ли две страны решат запретить такие системы, но их производство и развертывание подвергнется регулированию. Появятся принципы их подсчета для введения в общую статистику, тогда как в контексте комплекса РС-28 будут использоваться существующие положения и нормативы.

Пока не ясно, будут ли пересматриваться допустимые количества вооружений и их носителей. Однако очевидно, что в любом основные принципы строительства наших ядерных сил не изменятся. Допустимые к развертыванию носители будут распределяться между разными родами войск, а разрешенное количество боезарядов разделят между ними. Впрочем, теперь к категории боезарядов придется причислять «Авангард», а группировка носителей может пополниться «Посейдоном» и «Буревестником».



Все новые образцы будут полезными и при негативном варианте развития событий. Если страны не смогут договориться о сохранении договора о стратегических наступательных системах, может начаться новая гонка вооружений. В таких обстоятельствах необитаемый подводный аппарат, гиперзвуковой боевой блок и т.д. будут весьма полезными. Принципиально новые системы смогут обеспечить прорыв ПРО противника, и потому окажутся эффективным инструментом стратегического сдерживания. Кроме того, при отсутствии каких-либо ограничений можно будет строить и развертывать любые количества новых систем – в соответствии с планами и текущей необходимостью.

Впрочем, в таких обстоятельствах понадобится массовый выпуск новых изделий, для чего необходим рост финансирования. Однако излишние затраты являются главным следствием любой гонки вооружений и фактически оказываются платой за безопасность в сложных условиях.

Что дальше?

Очевидно, что наиболее простым и дешевым с точки зрения дальнейших действий является сохранение договора в существующем виде или подписание нового соглашения, созданного с учетом актуальных проблем. Следует отметить, что официальные лица из России и США уже неоднократно говорили о намерении сохранить договор по стратегическим наступательным вооружениям и даже выражали готовность начать переговоры. Впрочем, реальные мероприятия в этом направлении еще не проводились.

На днях российский министр иностранных дел напомнил о выходе США из существующих двухсторонних договоров, а также указал на возможность разрыва еще одного соглашения. Действительно, политика Вашингтона прошлых лет привела к прекращению действия договора по ПРО, а недавно по его инициативе приостановлено исполнение соглашения по РСМД. Существует вероятность того, что Соединенные Штаты посчитают текущий СНВ-III невыгодным, и не будут способствовать его сохранению.

Отказ от ограничений развязывает руки и позволяет наращивать ядерные арсеналы любым желаемым образом – хотя за это придется платить. Пока нельзя сказать, какой путь в итоге выберут США. Они могут пойти на сохранение соглашений, но возможен и их разрыв. В первом случае Вашингтон получит стратегическую стабильность с возможностью спокойной модернизации ядерных сил, а во втором – определенное пространство для маневра, но вместе с тем и необходимость повышенных трат. На словах США пока придерживаются мирной позиции и говорят о необходимости продолжения сотрудничества.

Как именно будут развиваться события вокруг СНВ-III и других соглашений – станет понятно в ближайшем будущем. Текущий СНВ-III действует до февраля 2021 года, и у его участников все еще время для принятия необходимых мер. Текущая ситуация имеет важную особенность. Вне зависимости от дальнейших событий и действий другой стороны, наша страна готова к вызовам будущего. Проводимое сейчас перевооружение и разработка новых образцов стратегического назначения дадут требуемый результат как при сохранении ограничивающих соглашений, так и при их отсутствии. Зарубежные партнеры должны учитывать этот факт при планировании своих дальнейших действий и поиске возможных выгод.

 Источник