Второй этап испытаний были начат 17 апреля и закончен 12 мая 1942 года. Вместе с образцами Безручко‑Высоцкого и Дегтярева испытывались еще образцы Зайцева (оба доработанных варианта), Судаева и Рукавишникова (НИПСВО), Коровина и Огородникова. Несколько позже был испытан доработанный образец конструкции Шпагина.

В своём образце ПП А.И. Судаев применил идею Безручко‑Высоцкого по размещению затвора в ствольной коробке и возвратного механизма, но доработал конструкцию ствольной коробки с кожухом ствола и складным прикладом, так же спусковую коробку с рукояткой управления, предохранителем затвора и горловиной магазина.

 ППС-42

Схематичное сечение ствольной коробки с затвором ППС-42.

 Неполная разборка ППС-42

   Затвор ППС-42

Рациональная компоновка пистолета-пулемета и увеличенная с 83 до 142 мм длина хода затвора привели к уменьшению темпа стрельбы до 600 выстрелов в минуту.

  ППС-43

 

Ствол ПП Судаева был закрыт перфорированным кожухом ствола, который доходил до дульного среза, снабженного дульным тормозом-компенсатором.

Рукоятка взведения двигалась в прорези правой стенки ствольной коробки по отбортовке наружу спусковой коробки (левая стенка спусковой коробки имела отбортовку вовнутрь), сама спусковая коробка имела прямоугольное сечение. Флажок сдвижного предохранителя, запиравшего затвор в крайних переднем и заднем положениях, располагался перед спусковой скобой. Приемник секторного магазина, рассчитанного на 35 патронов и имевшего двухрядный выход, обеспечивал надежную фиксацию магазина и был снабжен защелкой с предохранительной скобой, предотвращающей случайное извлечение магазина. Складной плечевой упор в походном положении укладывался вдоль верхней стенки ствольной коробки. Перекидной целик был рассчитан на дистанции 100 и 200 метров.

Постановлением Пленума Арткома ГАУ от 17 июня 1942 года было решено провести конкурсные испытания образцов Судаева, Безручко‑Высоцкого и Шпагина, которые полигонные испытания выдержали, но требовали частичной доработки. Начало новых испытаний было намечено на 5 июля, но к этому сроку был готов только образец Судаева. Испытания были перенесены на 9 июля. К этому времени подоспел еще Безручко‑Высоцкий.

При заключительных полигонных испытаниях лучшие результаты показал ПП конструкции Судаева. Пистолет‑пулемет Безручко‑Высоцкого в производственно‑технологическом отношении оказался сложнее по сравнению с образцом Судаева. В целом же эта система признана рационально‑прогрессивной конструкцией и возможность ее доработки до более совершенного качества сомнений не вызывала.

Была еще одна комиссия в период с 17 по 21 июля 1942 года под представительством заместителя председателя АК ГАУ генерал‑майора Сергиенко, которая произвела дополнительную сравнительную оценку образцов Судаева и Шпагина. По результатам этой проверки пистолет‑пулемет Судаева в июле 1942 года был представлен Государственным Комитетом Обороны (ГКО) для принятия на вооружение Красной Армии.

Пистолет‑пулемет Судаева, получивший с принятием на вооружение в 1943 году сокращенное наименование ППС‑43, по сравнению с другими образцами наиболее полно и с большим отрывом от ближайших конкурентов удовлетворил новым тактико‑техническим требованиям, предъявленным к данному типу оружия Великой Отечественной войной. Работая, как и ближайшие его конкуренты на принципе отдачи свободного затвора и обладая умеренным темпом стрельбы, пистолет‑пулемет Судаева превосходил образцы, состоящие уже в массовом производстве и на вооружении (ППД и ППШ), прежде всего по надежности работы. Он обеспечивал лучшую кучность стрельбы при меньшем общем весе системы, имел надежно работающий, удобный в переноске и эксплуатации секторный магазин на 35 патронов, а также приемлемые общие габариты и внешнюю контурную форму.

Положительным качеством данной системы явились простота устройства, технического обслуживания и эксплуатации. Выгодно отличался ППС‑43 от своих предшественников по габаритным размерам и портативности при сложенном по‑походному металлическом прикладе, причем и в этом состоянии этот образец не терял своей боеготовности. Из него возможно было открыть стрельбу в любой момент.

Отъемный деревянный приклад образца Шпагина хотя и обладал лучшими удобствами прикладки, по сравнению с откидным металлическим образца Судаева, но уступал ему по остальным эксплуатационным качествам, в том числе и по обеспечению необходимой кучности стрельбы. Неудобства при переноске, сложное приведение образца в боевую готовность, возможность утери приклада были основными его эксплуатационными недостатками.

ППС‑43 был легче модернизированного ППШ‑41 конкурсного варианта с секторным магазином на 35 патронов примерно на 0,76 кг, а при дисковом магазине – на 2,2 кг. ППШ‑2 уступал системе Судаева по надежности работы (чувствительность автоматики к густой смазке, к попаданию песка в полость ствольной коробки), а возможность стрельбы из танка затруднялась наличием на дульной части ствола громоздкого компенсатора.

Рациональность общей конструктивной схемы образца Судаева (прежде всего конструкция ствольной коробки и схема размещения подвижной системы) создали ему преимущества перед образцом Шпагина и другими системами не только по боевым и служебно‑эксплуатационным качествам, но и – особенно существенные – в производственно‑технологическом отношении. Последнее обстоятельство при решении вопроса о принятии на вооружение еще одной новой конструкции пистолета‑пулемета имело особое значение, так как в условиях военного времени это существенно облегчало организацию новых производств на предприятиях, не имеющих специализации по производству оружия, включая зоны оккупации и вражеской блокады.

Главной конструктивной особенностью ППС‑43, представляющей определенный прогресс в развитии отечественной оружейной техники, является техническое новшество по конструктивному оформлению ствольной коробки и способу размещения в ней подвижной системы.

Ствольная коробка ППС‑43 в отличие от обычно применяемых конструктивных схем представлена как бы в перевернутом виде, т. е. повернута вокруг продольной оси на 180 градусов. В ней размещен тяжелый затвор весом примерно 560 г с возвратно‑боевой пружиной. Но коробка, имеющая внутренний контур по цилиндрическому профилю поверхности затвора, его не удерживает, а только направляет движение с наличием ненагруженного трения по коротким выступам затвора в передней части. Снизу затвор удерживается плоскостями отгибов (отбортовок) боковых стенок спусковой коробки, на которые он посажен короткими (10–15 мм) выступами средней части детали. Продолжение одного из выступов (правого) оформлено в виде рукоятки перезаряжания.

 

    По первоначальной обработке затвор представляет собой тело вращения. Как собственно затвор с такими элементами, как чашечка, досылатель, жестко закрепленный боек, подпружиненный выбрасыватель, оформлена примерно половина деталей в передней части, остальная – является как бы добавлением к общей массе в целях обеспечения надежного закрывания ствола в момент выстрела. Аналогичное оформление имеют свободные затворы и других систем.

Оригинально и конструктивно рационально продумано в данной системе размещение длинной возвратной пружины затвора в короткой ствольной коробке, исключающее необходимость удлинения коробки или частичного вывода пружины за ее пределы, как, например, в часто встречающихся образцах с деревянным прикладом.

Значительная часть пружины размещена в глубоком сквозном пазу на левой стороне затвора; передним концом пружина упирается в жестко закрепленный толстый палец, насквозь прошивающий затвор в районе рукоятки перезаряжания, а сквозь отверстие этого пальца проходит направляющий стержень пружины, относительно которого затвор имеет свободное перемещение. Задний конец стержня закреплен в отделяемом при разборке вкладыше с амортизирующей прокладкой по типу образцов Коровина и Шпагина.

Принятая в ППС‑43 прогрессивная схема компоновки деталей, в частности размещения подвижной системы с малыми поверхностями трения деталей и с исключением, свойственной образцу Шпагина, возможности скопления различных загрязнений во внутренней полости ствольной коробки (пыли, песка и т. п.), способствовала повышению надежности работы системы Судаева в различных экстремально ухудшенных условиях эксплуатации, открыв одновременно возможность для существенного упрощения технологии изготовления. Такое направление конструирования автоматического оружия, как способ существенного повышения надежности его работы, независимо от вида и типов применяемых патронов, в отечественной оружейной практике получило свое дальнейшее развитие и усовершенствование.

Большинство деталей ППС‑43, и в первую очередь ствольная коробка, изготовляются штамповкой. Не штамповкой изготовляются ствол, затвор, вкладыш цилиндрического профиля для крепления ствола, обойма для крепления магазина, отдельные детали спускового механизма, прицельных приспособлений и некоторые другие мелкие детали.

Еще одной конструктивной особенностью системы Судаева является отсутствие в спусковом механизме переводчика огня, что частично компенсируется возможностью производства одиночных выстрелов путем кратковременного нажатия на спуск. Это позволяет вести сравнительно низкий темп стрельбы – порядка 600 выстр./мин в ОТЛИЧИЕ ОТ ОБРАЗЦОВ Дегтярева и Шпагина с темпом около 1000 выстр./мин.

   Работы малоизвестного конструктора И.К. Безручко-Высоцкого (слушателя Артиллерийской академии техника-лейтенанта) хотя и ограничились разработкой опытных систем ПП, но свидетельствуют о его незаурядных способностях изобретателя и представляют интерес.