Сегодня Россия обладает ракетами разного типа, которые по своим техническим характеристикам во многом превосходят лучшие зарубежные образцы. Конструкторы этих ракет по праву являются интеллектуальной элитой страны, их ценят и берегут, их труд высоко оплачивается, весь народ гордится ими. Но так было в нашей стране не всегда...

В 30-е годы в СССР шли интенсивные работы по созданию ракет. Разрабатывались ракеты как с пороховым, так и с жидкостным реактивными двигателями. Для концентрации усилий в области создания ракетной техники будущий «немецкий шпион, троцкист и заговорщик» М.Н. Тухачевский 21 сентября 1933 года подписал приказ о создании на базе ленинградской газодинамической лаборатории и московской группы изучения реактивного движения Реактивного научно-исследовательского института (РНИИ). Именно после его образования работы в области советской ракетной техники приобрели военную направленность и получили мощный импульс. С 1935 года по тактико-техническому заданию Главного управления ВВС и Управления связи РККА велось создание крылатых ракет проектов 212 и 216 ("земля-земля"), 217/1 и 217/2 ("земля-воздух"), 301 ("воздух-воздух"). Работы в Реактивном НИИ в 30-х годах велись по двум направлениям: реактивные снаряды разрабатывались отделом, которым руководил Георгий Лангемак ; другой отдел РНИИ разрабатывал крылатые ракеты, в нем ведущими специалистами были Сергей Королев и Валентин Глушко.

Под руководством Королёва разработаны проекты управляемых крылатых ракет «212» с гироскопическим автопилотом и «301» с радиокомандной системой наведения, оснащённых ЖРД ОРМ-65, а также серия ракет на РДТТ. Разработками по устойчивости полёта ракет занимался Б.В. Раушенбах, теоретическими исследованиями в области высотных ракет - А.А. Штернфельд. Был разработан ракетопланёр РП-318 с ЖРД ОРМ-65, на котором В.П. Фёдоров впервые в СССР совершил полёт в 1940. Другим важнейшим направлением было исследование и разработка ЖРД. В 1934-39 в институте спроектировано, изготовлено и испытано несколько десятков образцов ЖРД серии ОРМ. В апреле 1939 в состав РНИИ вошло КБ-7, занимавшееся разработкой жидкостных ракет. КБ разработало 28 кислородно-спиртовых и один комбинированный ракетный двигатель. В 1942 в РНИИ создан ЖРД Д-1-А-1100 (имел вытеснительную подачу топлива и дроссельную систему регулирования тяги), который применялся на истребителе БИ-1 (конструктор А.Я. Березняк). В 1944 для этого самолёта под руководством A.M. Исаева создан реактивный двигатель РД-1. В 1934-44 в РНИИ проводились экспериментальные исследования прямоточных воздушно-реактивных двигателей, полностью подтвердившие теоретические выводы Б.С. Стечкина о целесообразности использования таких двигателей при сверхзвуковых скоростях полёта.

Первая советская крылатая ракета (макет)

Первый полёт ракеты 212 (главный конструктор – С.П.Королев) состоялся 29 января 1939 года, Сергей Павлович в это время в качестве "контрреволюционера-вредителя" рубил породу киркой на Колыме. Ракета 212 была построена по нормальной (самолётной) аэродинамической схеме и являлась монопланом со среднерасположенным крылом трапециевидной формы. Жидкостный ракетный двигатель ОРМ-65 конструкции В. П. Глушко располагался в хвостовой части фюзеляжа и работал на компонентах топлива азотная кислота — керосин, хранящихся в четырёх коаксиальных (трубкообразных) баках расположенных в крыле ракеты, поперёк фюзеляжа: три бака для азотной кислоты и один для керосина. Подача компонентов топлива осуществлялась вытеснительным способом, давлением сжатого воздуха из четырёх баллонов расположенных внутри корпуса, между крылом и камерой сгорания ЖРД. Реактивная тяга ЖРД составляла 150 кгс при времени работы от 20 до 80 секунд. Система управления на основе гироскопического автомата стабилизации ГПС-3, конструкции С. А. Пивоварова, располагалась в приборном отсеке, за головной частью. Расчётная дальность ракеты составляла 80 км, при высоте полёта 6,5 км и скорости порядка 1000 км/ч. Пуск ракеты осуществлялся с рельсовой тележки разгоняемой стартовым пороховым ускорителем тягой 1850 кгс, стартовая масса ракеты 210 кг, масса топлива — 30 кг, полезный груз 30 кг, длина 3 метра.

После ареста Тухачевского в 1937г. практически все руководство института и виднейшие специалисты были арестованы, некоторые из них расстреляны. За время работы в институте Георгий Лангемак практически завершил доводку реактивных снарядов РС-82 и РС-132, впоследствии ставших основой реактивного миномета 'Катюша'. В этот период Г. Э. Лангемак вёл переписку с К. Э. Циолковским, размышляя и о невоенном применении ракет, о возможности их использования в космонавтике. Сам термин 'космонавтика' ввёл именно Г. Э. Лангемак. 2 ноября 1937 Г. Э. Лангемак был арестован (ордер номер А 810) органами НКВД г. Москвы. Обвинительное заключение, датированное 31 декабря 1937, основано на единственном протоколе допроса. За 'вредительство в области недопущения новых образцов на вооружение' и участие в 'антисоветской террористической организации', преступлениях предусмотренных ст. ст. 58-7, 58-8 и 58-11 УК РСФСР Георгий Эрихович Лангемак был приговорён к высшей мере наказания - расстрелу с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества. В день суда приговор был приведён в исполнение. Реабилитирован в 1955г.

Г.Э.Лангемак, фото НКВД

Арестован и С.П.Королев, приговорен к десяти годам заключения. 2 года он провел по тюрьмам, 1 год в колымском лагере и лишь в 1940 чудом уцелевшего Королева направили в «шарашку», где он занимался реактивными ускорителями для самолетов.


С.П.Королев, фото НКВД

В.П.Глушко также был арестован и после 5 месяцев следствия получил срок "8 лет". К счастью, до лагерей дело не дошло, его сразу направили в Тушинскую «шарашку», а позже перевели в Казань, где они с 1940г. вместе с Королевым занимались разработкой реактивных ускорителей для поршневых самолетов. Уже без Королева и Глушко в 1938 году с борта самолета ТБ-3 было сделано несколько испытательных пусков КР-301 типа "воздух-воздух". Ракета показала способность к поражению целей на дистанциях 3000 м и в 1000 м выше от самолета носителя, но все ещё не была решена проблема точного наведения. В 1939 году финансирование разработок крылатых ракет полностью прекратилось.

В.П.Глушко, фото НКВД

В 1940 году был осужден по "контрреволюционной" статье (вроде бы он разбил висевший в фойе ресторана портрет Сталина) один из ведущих советских "реактивщиков" Василий Лужин. На свободу из лагерей через 8 лет он вышел больным и психологически надломленным человеком, через семь лет умер от инфаркта, не дожив до пятидесяти.


В.Н.Лужин

В Германии разработки ракет начались в 20-х годах, а в 1932г. была создана первая экспериментальная станция. Нацисты своих ученых берегли, исследованиям в ракетной области уделяли особое внимание, поэтому значительно вырвались вперед. Первый старт крылатой ракеты ФАУ-1 состоялся в марте 1942 года, а первый боевой пуск — 8 сентября 1944 года. Количество осуществлённых боевых пусков ракеты составило 3225. Успехи в разработке крылатых ракет не могли не вывести Германию на еще более высокий уровень: разработку баллистических ракет.

На фото - немецкая баллистическая ракета ФАУ-2 на стартовой позиции


В первой половине 1944 года, с целью отладки конструкции, был произведён ряд вертикальных пусков ракет с несколько увеличенным (до 67 сек) временем работы двигателя (подачи топлива). Высота подъёма при этом достигала 188 километров, таким образом «Фау-2» является первым в истории объектом, совершившим суборбитальный космический полёт. 24 января 1945 во время испытательного полета немецкая ракета впервые в мире достигла скорости, соответствующей М=4 (т. е. в четыре раза превышающей скорость звука).

После победы над Германией советская разведка развернула охоту на немецких специалистов по ракетам. Их направляли в СССР вместе с семьями, не расстреливали и даже не били (Королеву на допросах сломали челюсть), хорошо кормили. Именно с трофейных ракет «Фау-2» началась советская ракетная программа. А настоящего расцвета наше ракетостроение добилось при Хрущеве: говорят, его сын Сергей - сам талантливый ракетчик - давал нужные советы отцу.

 Источник