Примерно за год до окончания Великой Отечественной войны на советских флотах получил широкое распространение метод топмачтового («прыжкового») бомбометания. В нем использовалась особенность авиабомб рикошетировать от водной поверхности. Этот метод был опробован еще в 1920-х годах, но не получил развития из-за отсутствия самолетов, обладающих достаточно высокой скоростью, грузоподъемностью и мощью переднего огня. Название «топмачтовое» появилось из-за того, что в последний момент атаки самолет, чтобы не врезаться в корабль, должен был пролететь над ним. Для этого летчик, выполняя прицеливание по центру линии соприкосновения корпуса корабля с водой (ватерлинии), должен был не выпускать из внимания и топмачту.

Сущность же метода заключалась в том, что самолет атаковал корабль с малой высоты (20 — 40 метров) и сбрасывал бомбу или серию бомб на удалении от цели 250 — 300 метров. Затем «перепрыгивал» через корабль и уходил от него. Бомба рикошетировала от воды, поднимаясь на высоту 6 — 8 метров, и попадала в цель. Для безопасности самолета взрыватель срабатывал с задержкой 4 — 6 секунд.
Топмачтовый метод имел преимущества перед другим, тоже эффективным методом уничтожения кораблей – «низким» торпедометанием, когда торпеды, сбрасываемые на расстоянии 600 — 800 метров от корабля, преодолевали дистанцию за 30 — 40 секунд. Однако иногда этого времени кораблю хватало для успешного совершения противоторпедного маневра. Падение же бомбы занимало всего 2 — 3 секунды. Сбрасывание бомб производилось на максимальной скорости, что снижало вероятность поражения самолета от корабельной противовоздушной обороны (ПВО). Торпеда во избежание ее повреждения должна была сбрасываться на скорости 230 — 370 км/ч. Волнение моря влияло лишь на расстояние рикошета бомбы, тогда как торпедометание при волнении моря свыше 4 — 5 баллов было невозможно, опять же – по техническим причинам. И наконец, обычная бомба всегда была намного дешевле торпеды.

Метод топмачтового бомбометания не раскрывался союзниками перед советскими морскими летчиками. Сами они считали его слишком рискованным и применяли нечасто. В конце 1943 года советская морская авиация приступила к самостоятельному освоению топмачтового бомбометания. Подготовка экипажей проводилась на специально оборудованных морских полигонах. Поначалу новый метод бомбометания вызывал у экипажей недоверие. Вход в атаку им казался слишком сложным, а некоторые летчики считали, что слишком высока вероятность столкнуться с собственной бомбой или быть сбитым средствами ПВО. Ведь в ходе атаки самолет должен был преодолевать огонь с атакуемого корабля, а если корабль шел в составе группы, то огонь всей группы. В то же время экипаж, находясь на боевом курсе, не должен был маневрировать.
Исследования и практика показали, что для топмачтового бомбометания лучше всего применять штурмовики Ил-2 и Ил-10, принятый на вооружение в середине 1944 года, а также ленд­лизовский бомбардировщик А-20 «Бостон». Боевая живучесть А-20 была значительно меньше «Илов», поэтому он применялся в бомбометании по кораб­лям со слабой ПВО.
В ВВС ВМФ была подготовлена большая группа летчиков-топмачтовиков. Среди них наиболее известны дважды Герои Советского Союза С. С. Гуляев и Н. В. Челноков, а также А. И. Жестков, И. Б. Катунин, А. Е. Мазуренко, В. И. Минаков, Д. В. Осыка, Г. В. Павлов, И. В. Тихомиров и Ф. Н. Тургенев.

Ил-10

Штабом авиации ВМФ была разработана инструкция по топмачтовому бомбометанию. В ней давались рекомендации по каждому из трех возможных вариантов поражения кораблей: 1) попадание бомбы с рикошета; 2) прямое попадание в корабль; 3) взрыв бомбы под килем корабля. Обращалось внимание, что при сбрасывании бомб с высот менее 15 метров имеется опасность поражения самолета рикошетом бомбы, кроме того, при рикошете бомба может перелететь через цель, не поразив последнюю. Напоминалось, что полет на высоте 15 метров и ниже является сложным для пилотирования, особенно при зеркальной поверхности воды. С другой стороны, инструкция предупреждала, что при сбрасывании бомб с высот 40 и более метров рикошет отсутствует и бомба, зарываясь в воде, проходит ниже корабля.
Первые боевые полеты советских топмачтовиков показали высокую эффективность избранного способа борьбы с вражескими кораблями. Наши летчики сразу окрестили топмачтовое бомбометание авиационной «штыковой атакой». Она требовала от экипажей большой самоотверженности и мастерства.
Вначале фашисты считали, что топмачтовики — это «низкие» торпедоносцы, сбрасывающие торпеду на низкой высоте без стабилизирующего парашюта. Корабли рассредоточивались, что было на руку топмачтовику, так как ему было легче выбрать достойную цель, а ПВО кораблей ослаблялась. Однако вскоре немцы «исправились» и стали встречать наших топмачтовиков организованным огнем, а позднее для противодействия атакам ими выстреливались вверх и в сторону атакующего самолета специальные мины, опускавшиеся на небольших парашютах.
Наши летчики в ответ на это начали применять совместно с топмачтовиком группы самолетов, атакующие корабли другими способами, отвлекая противника от главного исполнителя атаки.
Успехом пользовался и изобретенный нашими морскими летчиками метод связки «топмачтовик – «низкий» торпедоносец». В это время морская авиация союзников, как правило, использовала известный всем «звездный налет» — нанесение удара по цели группой самолетов при одновременном заходе на цель с разных направлений или через определенные промежутки времени.
Почин применения в советской морской авиации метода топмачтового бомбометания принадлежит летчикам Черноморского флота. Первый большой успех советских топмачтовиков имел место 25 апреля 1944 года. Тогда группа из 12 самолетов Ил-2 47-го штурмового авиаполка атаковала крупный конвой в составе двух барж, буксира с лихтером (разновидность баржи) и трех катеров. Почти весь конвой был разгромлен.
На Северном флоте первая топмачтовая атака была проведена 13 мая 1944 года в районе порта Киркенес, а на Балтийском флоте топмачтовики на Ил-2 первый удар нанесли 16 мая 1944 года в 25 км севернее острова Асери.
Генерал-майор авиации Валентин Григорьевич Рог в 1998 г. вспоминал: «В Севастополе мы выполняли топмачтовое бомбометание. После взятия Севастополя из сорока экипажей полка осталось четыре. Топмачтовое бомбометание – это особая статья. (…) Атаковали корабли конвоя с дистации 200 — 250 метров на высоте 10 — 15 метров. Перед глазами атакующего стоит сплошная стена огня. Но и впечатление немцев я тоже представляю. На тебя, стоящего на палубе, несется прямо в борт, как на таран, самолет. Сбрасывает бомбу. Она рикошетирует, и у летчика есть только три секунды, чтобы «перепрыгнуть» через корабль. После такого, образно говоря, «прыжка» бомба взрывается, проломив борт судна. Вероятность поражения 90 процентов. Это выше чем у современного высокоточного оружия. Потому что ты направляешь эту бомбу по центру борта. Не было ни одной неуспешной атаки. Мы обязательно топили один — два транспорта. А что значит потопить один — два транспорта во время эвакуации немцев, когда они бежали из Крыма? Это – уничтожить тысячи солдат и офицеров противника. А я лично и группой потопил восемь транспортов. (…) Когда мы действовали в Крыму, был приказ коммуникации между Крымом и базами Румынии и Болгарии перерезать. Действовали наши катера, но главным средством были самолет».
Метод топмачтового бомбометания в современных условиях, конечно, неприменим. ПВО корабля еще на дальних подступах с вероятностью 100 % собьет топмачтовик. Но на вооружении имеются противокорабельные авиационные крылатые ракеты класса «воздух — корабль». Вероятность поражения ими корабля оценивается 0,6 — 0,8, то есть не дотягивает до цифры, названной В. Г. Рогом, – 0,9! Разве что новое российское оружие «Кинжал» способно топить корабли противника так же неотвратимо, как Ил-2 в штыковой атаке. Поэтому «Кинжал» продолжает традицию «авиационного штыка».
Сергей Елисеев.