В годы Первой мировой войны появилась идея химического танка или бронеавтомобиля – специальной бронемашины, несущей и применяющей боевые отравляющие вещества или выполняющей дегазацию. В нашей стране подобные идеи дошли до практической реализации только в начале тридцатых годов. Первым образцом такого рода был танк Д-15, созданный под руководством Н.И. Дыренкова

Химический танк Д-15: неудачная платформа
Трактор "Коммунар" - основа для целой линейки бронетехники.

На пути к проекту

Концепция химических машин в нашей стране в течение длительного времени не реализовывалась, и подобные работы неоднократно откладывались на будущее. Лишь в 1929-30 гг. Управление механизации и моторизации Рабоче-крестьянской Красной Армии (УММ РККА) запустило разработку реальных проектов такого рода. 

Разработка первого в нашей стране химического танка стартовала в конце 1930 г. Ее поручили Опытно-конструкторскому и испытательному бюро УММ (ОКИБ), начальником которого являлся известный конструктор Николай Иванович Дыренков. Разработка была выполнена в минимальные сроки, и уже в начале 1931-го необходимую документацию передали на производство. Химический танк получил обозначение Д-15. 

Танк Д-15 являлся частью крупной программы строительства бронетехники. В октябре 1930 г. Реввоенсовет постановил разработать и испытать около двух десятков бронемашин разных классов на базе серийных тракторов отечественного производства. Четыре подобных образца разрабатывались в ОКИБ УММ. Машины с индексами Д-10 и Д-11 являлись «танками» с пушечно-пулеметным вооружением; Д-14 был десантным танком, а Д-15 представлял собой «танк химического нападения».


Трактор на основной работе.

К большому сожалению, ни одного фотоснимка химического танка Д-15 не сохранилось. Однако доступные данные о линейке позволяют предполагать, что танки были унифицированы друг с другом. Химический Д-15 вполне мог иметь конструктивное сходство с пушечно-пулеметным Д-10.

На базе трактора

В качестве базы для Д-10 и Д-15 был выбран гусеничный трактор «Коммунар 9ГУ», выпускавшийся Харьковским паровозостроительным заводом и широко применявшийся в народном хозяйстве. Проекты ОКИБ предусматривали удаление с трактора всего ненужного оснащения и установку новых агрегатов. 

Гусеничный «Коммунар» имел традиционную для такой техники компоновку с передним расположением двигателя, за которым находилась кабина. В задней части имелась площадка для топливного бака и полезной нагрузки. Трактор строился на основе клепаной металлической рамы, включавшей силовые элементы гусеничного движителя. Из-за отсутствия мягкой подвески трактор должен был испытывать высокие нагрузки, и силовой набор имел достаточную прочность и соответствующую массу. 

«Коммунары» разных модификаций оснащались отличающимися двигателями. Вероятнее всего, ОКИБ использовало тракторы с бензиновыми двигателями мощностью 75 л.с. Применялась механическая трансмиссия с конусным главным фрикционом, трехступенчатой коробкой передач, главной конической передачей, а также двумя бортовыми фрикционами и двумя бортовыми редукторами. Топливная система включала бак на 245 л.


Опытный танк Д-10. Химический Д-15 был похож на него.

Ходовая часть имела по семь мелких опорных катков на каждом борту. Упругие элементы отсутствовали. В передней части шасси находилось направляющее колесо, в задней – ведущее. На собственных опорах монтировались три поддерживающих ролика на гусеницу. 

Для пушечного танка Д-10 и, вероятно, для химического Д-15 был разработан броневой корпус капотной компоновки с общим обитаемым отсеком – он выполнял функции отделения управления и боевого отделения. Корпус собирался на заклепках из броневых листов. Лобовая проекция получила противопульную защиту толщиной 16 мм, борта состояли из 11-мм листов. Наименьшую защиту давала 6-мм крыша.

На Д-10 кожух моторного отсека представлял собой короб с люками для доступа внутрь и жалюзи на лобовой стенке. Обитаемая часть корпуса имела увеличенную ширину с полноценными надгусеничными нишами. Для монтажа пушки на Д-10 имелась кормовая установка, размещенная над L-образной кормой корпуса. Использовалась ли такая корма на Д-15 – неясно. 

В лобовом листе обитаемого отсека имелись смотровые лючки. На крыше располагалась цилиндрическая командирская башенка со смотровыми приборами. В передней части бортов предусматривались двери для доступа в машину. По периметру обитаемого отсека имелись смотровые щели и шаровые установки для пулемета.


Преодоление препятствия.

Для самообороны химический танк должен был использовать два пулемета ДТ. Один из них штатно располагался на установке лобового листа и обстреливал переднюю полусферу. Второй пулемет предлагалось перевозить в укладке и в бою помещать на имеющиеся установки. 

В боевом отделении танка Д-15 помещалось специальное химическое оборудование. Машину оснастили двумя баками для жидкостей емкостью по 2 тыс.л. При помощи трубопроводов они соединялись с насосами и двумя распылительными устройствами. «Танк химического нападения» мог нести жидкости разных типов, предназначенные для решения различных боевых задач. 

Основной задачей танка Д-15 являлось распыление БОВ. Для этого машина должна была принимать жидкое оружие и двигаться местности, осуществляя его распыление. После необходимой обработки химический танк мог выполнять обратную задачу. В этом случае в баки следовало заливать растворы для дегазации. Наконец, определенные химические составы предназначались для постановки дымовых завес. Во всех случаях принципы работы химического танка были одинаковыми, но «полезная нагрузка» серьезно отличалась. 

Танки на тракторных шасси «Коммунар» разработки ОКИБ имели примерно одинаковые габариты и боевую массу на уровне 10,5-11 т. Химический танк был тяжелее – 18 т. Максимальная скорость такой техники не должна была превышать 7-8 км/ч. Запас хода – 240 км. Специфическая ходовая часть не позволяла получить выдающиеся характеристики проходимости.

На испытаниях

В самом конце 1930 г. документация по тракторам отправилась на завод МОЖЕРЕЗ (будущий Люблинский литейно-механический завод), которому предстояло собрать четыре опытных образца. Танки Д-10 и Д-11 изготовили в начале февраля 1931-го, после чего началось строительство опытного транспортера Д-14 и химической бронемашины Д-15. В мае заказчику передали машину Д-14. Сборка Д-15 затянулась.


Танк Д-11 - другой представитель семейства.

В мае 1931 г. три готовых танка отправили на Научно-испытательный бронетанковый полигон УММ (ст. Кубинка). В первых числах июня техника выполнила пробег протяженностью 95 км по шоссе, грунтовым дорогам и бездорожью. Средняя скорость на маршруте с различными препятствиями составила 4-6 км/ч. После пробега танки получили замечания. 

В начале июня все три опытных танка пришлось поставить на ремонт. УММ рекомендовало восстановить технику, доработать ее и вновь проверить на трассе. Впрочем, этого так и не произошло. Бронемашины Д-10, Д-11 и Д-14 некоторое время простаивали без дела, а затем армия решила их списать и разобрать. 

Точные данные о судьбе химического танка Д-15 отсутствуют. Согласно одним источникам, танк был достроен в начале лета 1931 г., когда другие машины прошли первые испытания. Из-за неопределенного статуса «собратьев» танк до конца 1932 г. оставался на заводе МОЖЕРЕЗ. После этого его разобрали вслед за другими танками на базе тракторов. 

По другим данным, Д-15 все же смог выйти на ходовые испытания. Однако танк показал характеристики на уровне других образцов и не устроил заказчика. Подвижность на местности была неудовлетворительной, причем на ней негативно сказались два бака на 4 тыс. л полезной нагрузки. После испытаний танк поставили на хранение, а в 1932-м – разобрали на запчасти. 

Какой из источников ближе к истине, неизвестно. Однако они сходятся в одном. Танк Д-15 и другие машины на тракторном шасси не показывали высоких характеристик подвижности и не представляли интереса для армии. По этой причине уже в 1932 г. их отправили в разборку. От танков Д-10 и Д-11, а также транспортера Д-14 остались только фотографии. Первому в нашей стране химическому танку Д-15 повезло меньше – теперь его точный облик неизвестен. 

Необходимо отметить, что УММ РККА раскритиковало не концепцию химического танка, но платформу, использованную при ее реализации. Поэтому работы по тематике химических бронемашин продолжились. Уже в 1931-1932 гг. появились новые образцы такого рода. В их создании принимали участие специалисты ОКИБ УММ и инженеры других организаций.

Источник