Система ПВО Турции

Во второй половине 1980-х стало ясно, что истребительный парк ВВС Турции во многом устарел и нуждается в обновлении. По состоянию на 1985 год около половины из 300 турецких истребителей не соответствовали современным требованиям. Первые турецкие сверхзвуковые истребители F-100C/D Super Saber, поставки которых велись в начале 1960-х годов, к середине 1980-х в своей основной массе выработали ресурс, безнадёжно устарели и подлежали списанию в течение ближайших нескольких лет. Достаточно многочисленные истребители F-104G/S Starfighter ввиду наличия солидного ресурса и большого запаса запчастей могли находиться в строю еще полтора десятилетия. Но жизнь показала, что «Старфайтеры» оптимальны в роли перехватчиков ПВО, а в воздушном бою не в состоянии конкурировать с МиГ-21 и МиГ-23, являвшимися в то время основными фронтовыми истребителями стран Варшавского договора. На многоцелевые тяжелые истребители F-4Е Phantom II в основном возлагались ударные задачи. Хотя «Фантом» имел неплохие разгонные характеристики, был оснащён мощным бортовым радиолокатором и мог нести управляемые ракеты средней дальности с полуактивной радиолокационной ГСН, в ближнем бою он проигрывал МиГам. Три десятка лёгких истребителей F-5A Freedom Fighter погоды не делали. Эти самолёты обладали хорошей манёвренностью, но даже в середине 1980-х уже не считались современными. На борту истребителя отсутствовала радиолокационная станция, а его максимальная скорость полёта не намного превышала скорость звука.

С учётом того, что с середины 1980-х в строевые истребительные авиаполки ВВС СССР начали поступать лёгкие истребители четвёртого поколения МиГ-29, и в перспективе эти боевые самолёты должны были заменить МиГ-21 и МиГ-23 в странах восточного блока, стало совершенно очевидно, что ВВС Турции нуждаются в кардинальном обновлении. В 1985 году первая группа турецких пилотов отправилась в США, для обучения на истребителях F-16C/D Fighting Falcon. В 1987 году в Турции появились новейшие для своего времени легкие многоцелевые истребители 4-го поколения. В период с 1987 по 1995 год ВВС Турции получили, в общей сложности, 155 истребителей F-16C/D (46 Block 30 и 109 Block 40). Окончательная сборка части этих самолетов осуществлялась на заводе в Анкаре.


Истребитель F-16С ВВС Турции

В 21 веке турецкое руководство взяло курс на развитие в стране высокотехнологичного военного производства. В 2008 году турецкая авиастроительная компания Turkish Aerospace Industries (ТАI) заключила соглашение с американской корпорацией Lockheed Martin, о совместном производстве на заводе в Анкаре истребителей F-16C Block 50. В марте 2009 года ВВС Турции разместили заказ на первую партию из 30 самолетов на общую сумму в $1,7 млрд. При этом, соглашение предусматривало, что F-16C/D раннего выпуска имеющие достаточный ресурс, будут модернизированы в ходе капитального ремонта. 

На истребители версии F-16C Block 50 вместо прежней БРЛС AN/APG-66 установлена новая многофункциональная станция AN/APG-68(V)5. Модификация F-16C Block 50+ оснащена БРЛС AN/APG-68(V)9. В состав вооружения введены новые УР ближнего боя AIM-9X и УР средней дальности AIM-120C-7. Модернизированные F-16С/D получили аппаратуру информационного обмена стандарта Link 16, цветные многофункциональные жидкокристаллические мониторы, нашлемную систему целеуказания и очки ночного видения. Двигатели Pratt & Whitney F100-PW-229 EEP с увеличенным межремонтным ресурсом, существенно удешевляют жизненный цикл и повышают безопасность полётов. Часть истребителей снабжена двумя конформными топливными баками, которые несколько ухудшили скорость, разгонные характеристики и манёвренность истребителей, но зато заметно повысили параметр "дальность-боевая нагрузка". 

Истребитель модификации F-16C Block 50 с двигателем F100-PW-229 имеет нормальный взлётный вес 12 723 кг (14 548 кг с конформными баками). Максимальная взлётная масса — 19190 кг. Максимальная скорость на высоте 12000 м — 2120 км/ч. Боевой радиус при выполнении задач ПВО с подвесными топливными баками, 2 УР AIM-120 и 2 УР AIM-9 — 1 750 км. Встроенное вооружение – 20 мм пушка M61A1 Vulcan. Для воздушного боя на шести внешних узлах могут быть подвешены ракеты: AIM-7 Sparrow, AIM-9 Sidewinder, AIM-120 AMRAAM или их европейские и израильские аналоги.

Спутниковый снимок Google Earth: истребители F-16 на заводском аэродроме компании ТАI в 30 км к северо-западу от Анкары

Первый многоцелевой истребитель F-16C Block 50, произведенный национальной промышленностью по американской лицензии был передан ВВС Турции 23 мая 2011 года. Там же, в Анкаре, осуществлялась модернизация пакистанских истребителей F-16A/B и велась сборка новых F-16С/D для ВВС Египта.

Альтернативные варианты замены F-35A. Шансы на поставку Су-35СК в Турцию
Согласно данным The Military Balance 2016, в ВВС Турции имелось 35 F-16С/D Block 30, 195 F-16C Block 50 и 30 F-16C Block 50+. С учётом того, что не модернизированные F-16С/D Block 30 по большей части списаны или переданы на хранение, а несколько более новых истребителей потеряны в лётных происшествиях или находятся в ремонте, реально боеспособными являются немногим более 200 истребителей F-16С/D. После того как самолёты F-4Е Phantom II и F-5A Freedom Fighter были выведены из эксплуатации, однодвигательные F-16С/D стали единственным боевым самолётом ВВС Турции способным осуществлять задачи ПВО и вести борьбу за превосходство в воздухе. Кроме того, после списания последних «Фантомов» на турецких «Атакующих Соколов» были возложены основные ударные задачи. 

По сравнению с временами «холодной войны» истребительный парк турецких ВВС уменьшился примерно на одну треть. С учётом возросших возможностей модернизированных F-16С/D, и в связи со снижением риска глобальной войны, очень небольшим парком боевых самолётов в Армении и обвальным сокращением численности ударной авиации в Ираке и Сирии, двух сотен лёгких многофункциональных истребителей для Турции в данный момент вполне достаточно. 

В прошлом турецкие F-16С/D вели себя весьма агрессивно. В середине 1990-х как минимум два «Атакующих Сокола» были потеряны в ходе «совместного маневрирования» с истребителями ВВС Греции. Турция широко использовала свои F-16 в конфликте с курдами в юго-восточных частях Турции и Ирака. Турецкие истребители приняли активное участие в боевых действиях в Сирии. 16 сентября 2013 года турецкие F-16 сбили сирийский вертолет Ми-17 в провинции Латакия недалеко от турецко-сирийской границы. 23 марта 2014 года турецкие ВВС сбили сирийский МиГ-23 когда он наносил бомбовый удар по позициям исламистов в нескольких километрах от границы. 24 ноября 2015 года истребитель F-16C сбил российский фронтовой бомбардировщик Су-24М находившийся в воздушном пространстве Сирии.

Падающий российский Су-24М, пораженный ракетой с турецкого истребителя F-16C

После этого случая президент России Владимир Путин назвал атаку Турции на Су-24М в Сирии ударом в спину России, который нанесли пособники террористов. По его словам, инцидент будет иметь серьезные последствия для отношений России и Турции. 

Активность турецких ВВС резко снизилась после попытки военного переворота 15-16 июля 2016 года. В ходе путча ночью и утром 16 июля в столице страны Анкаре истребители F-16 наносили авиаудары по президентскому дворцу и зданию парламента, когда в нём шло заседание депутатов. После провала путча в Турции начались масштабные «чистки» в силовых структурах. По состоянию на декабрь 2016 года по делу о попытке государственного переворота было арестовано более 37 тысяч человек. Из Военно-воздушных сил изгнали несколько десятков опытных пилотов и высококлассных технических специалистов, заподозренных в поддержке мятежников. При этом фактически расформированными оказались несколько истребительных эскадрилий. Истребительные эскадрильи ВВС Турции сейчас испытывают острый дефицит квалифицированных кадров, который вряд ли удастся ликвидировать в ближайшие несколько лет.

Спутниковый снимок Google Earth: истребители F-16 на авиабазе Балыкесир

До недавнего времени часть нагрузки по обеспечению неприкосновенности воздушного пространства Турецкой Республики обеспечивали истребители ВВС США дислоцированные на авиабазах Конья и Инжерлик. При этом турецкие военные имели возможность детально ознакомится с американскими истребителями F-15C/D/Е. Двухдвигательные тяжелые истребители ВВС США выполняют задачи ПВО и регулярно участвуют в американо-турецких военных учениях.

Спутниковый снимок Google Earth: истребители F-15 ВВС США на авиабазе Конья

Истребители с авиабазы Конья участвуют в совместном патрулировании и обеспечивают прикрытие самолётов ДРЛО Е-3С, а «Орлы» базирующиеся в Инжерлик являются частью авиационных сил НАТО на постоянной основе присутствующих в Турции.

Спутниковый снимок Google Earth: истребители F-15 ВВС США на авиабазе Инжерлик

На международных авиационных салонах турецкие представители в прошлом активно интересовались тяжелым истребителем F-15SE Silent Eagle, который представляет собой дальнейший вариант развития F-15E Strike Eagl, и на сегодняшний день является самым совершенным в семействе «Орлов». Покупателями данной модификации стали Израиль и Саудовская Аравия, истребители F-15SE также предлагали Японии и Южной Корее. Турция при желании вполне бы могла получить F-15SE, однако американцы отказались продавать эти самолёты в кредит и предложили участвовать в программе JSF. При этом стоимость F-35А составляет $84 млн, а за двухдвигательный F-15SE корпорация Boeing в 2010 году просила $100 млн. 

В перспективе F-16 должны были быть дополнены истребителями F-35А Lightning II. В первую очередь «Лайтнингами» планировали заменить списанные истребители-бомбардировщики F-4Е. По мнению турецких военных эта машина с максимальной скоростью полёта 1930 км/ч, максимальной взлётной массой 29 000 кг, боевым радиусом без дозаправки и ПТБ 1080 км — больше подходит для выполнения ударных задач, чем для перехвата и маневренного воздушного боя. 

Справедливости ради стоит сказать, что F-35А оснащён достаточно совершенным БРЭО, хотя по ряду критериев его сложно считать истребителем 5-го поколения. На самолёте установлена многофункциональная БРЛС с АФАР AN/APG-81, эффективно действующая как по воздушным, так и по наземным целям. В распоряжении пилота F-35А имеется электронно-оптическая система AN/AAQ-37 с распределённой апертурой, состоящая из датчиков, расположенных на фюзеляже и вычислительного комплекса обработки информации. ЭОС позволяет своевременно предупреждать о ракетной атаке самолёта, обнаруживать позиции ЗРК и зенитной артиллерии, производить пуск ракеты «воздух-воздух» по цели, летящей за самолётом. Всенаправленная инфракрасная CCD-TV камера высокого разрешения AAQ-40 обеспечивает захват и сопровождение любых наземных, надводных и воздушных целей без включения БРЛС. Она способна обнаруживать и сопровождать цели в автоматическом режиме и на большом расстоянии, а также фиксировать облучение самолёта лазером. Станция постановки помех AN/ASQ-239 в автоматизированном режиме противодействует различным угрозам: ЗРК, наземным и корабельным радиолокаторам, а также БРЛС истребителей. 

Турция присоединилась к программе F-35А в 2002 году, а в январе 2007 года Анкара стала участником производственной программы Joint Strike Fighter (JSF). В рамках программы JSF на турецких предприятиях должны были производиться порядка 900 наименований комплектующих. В течение всего жизненного цикла F-35 Турция могла заработать на выпуске компонентов $9 млрд. 

Первые F-35A в турецкие ВВС планировалось поставить в 2014 году. Всего же контракт предполагал поставку 100 caмолётов, с темпами 10-12 единиц в год. Однако из-за срыва сроков первые две машины построенные для ВВС Турции переданы на авиабазу Люк в Аризоне в 2018 году.

Истребитель F-35А, построенный для ВВС Турции

На этих истребителях до недавнего времени проходили подготовку турецкие летчики 171-й и 172-й эскадрилий, до этого летавшие на F-4E. Командование ВВС Турции планировало разместить F-35А на авиабазе Малатья в Центральной Анатолии, где также расположен ключевой радарный объект НАТО. После закупки российских С-400 отношения между Анкарой и Вашингтоном ухудшились настолько, что турецких летчиков попросили покинуть территорию США, а дальнейшая судьба самолётов пока не определена. 

В перспективе истребители F-16С/D в ВВС Турции планировалось заменить истребителями 5-го поколения TF-X (Turkish Fighter – Experimental). Разработка этого самолёта ведётся национальной авиастроительной компанией ТАI c 2011 года. Также в проекте участвуют шведская компания Saab AB, британская BAE Systems и итальянская Alenia Aeronautica. Разработка радара возложена на турецкую радиоэлектронную корпорацию ASELSAN. Двигатель должна была предоставить американская корпорация General Electric. Согласно открытым данным, планер для TF-X создается с использованием турецких и зарубежных наработок в области материаловедения, что должно обеспечить снижение радиолокационной и тепловой заметности. 

Впервые информация о разработке перспективного истребителя TF-X официально была озвучена на Международной оборонной выставке IDEF-2013 в Стамбуле. Полномасштабную модель представили 17 июля 2019 года на авиасалоне в Ле-Бурже.

Модель истребителя ТАI

Двухдвигательная машина со стреловидным крылом и двумя килями внешне напоминает зарубежные истребители последнего поколения. Длина макета достигает 21 м, размах крыла – 14 м. Максимальный взлетный вес серийного самолета превысит 27 т. Он сможет развивать скорость до 2300 км/ч, подниматься на высоту 17000 м и нести разнообразное вооружение во внутренних и внешних отсеках. 

В 2013 году было сказано, что лётные испытания опытного образца начнутся в 2023 году, в последствии их сдвинули на 2025 год. При этом Анкара заявила о возможной закупке 250 новых самолетов. Однако реализация этих планов находится под вопросом. С самого начала авиационные обозреватели ряда иностранных изданий специализирующихся в области боевой авиации выражали обоснованные сомнения в способности турецких разработчиков уложиться в заданные сроки. У компании ТАI отсутствует опыт создания современных боевых самолётов, а после того как Анкара пошла на конфликт с Вашингтоном американцы со 100% вероятностью заблокируют передачу критических технологий и будут препятствовать сотрудничеству с европейскими компаниями. Понятно, что без иностранной научной, технической и технологической помощи у Турции нет никаких шансов самостоятельно создать истребитель 5-го поколения. 

На фоне обострения отношений между Турцией и США и замораживания графика поставок F-35A, в Анкаре заговорили о возможности приобретения российских тяжелых истребителей Су-35СК.

Российский истребитель Су-35С в аэропорту имени Ататюрка

Турецкое высшее военно-политическое руководство имело возможность ознакомиться с российским Су-35С в ходе технологического фестиваля "Технофест", который проходил в Стамбуле 17-22 сентября 2019 года. Как сообщили на МАКС-2019 в Федеральной службе по военно-техническому сотрудничеству РФ, российская и турецкая стороны обсуждают возможность поставки российских истребителей Су-35 и Су-57. Позднее президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что не исключает покупки российских истребителей Су-35 и Су-57 вместо американских самолетов F-35. 11 декабря 2019 года турецкое издание Daily Sabah опубликовало слова министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу: «Россия может предоставить (Турции) альтернативу истребителям F-35, если США откажутся продавать их». 

Впрочем, с высокой долей вероятности можно предположить, что турецкое руководство таким образом шантажирует Белый дом. Какие противоречия и обиды не были бы между Анкарой и Вашингтоном, следует помнить, что Турция, входящая в НАТО очень зависима от военной и экономической поддержки США и Евросоюза. Если отбросить эмоциональную и политическую составляющие истории с заморозкой поставок F-35A, то закупка Анкарой российских истребителей Су-35СК и Су-57Э представляется маловероятной. 

Нет особых сомнений, что наше высшее руководство с лёгкостью санкционирует отправку в страну входящую в Северо-Атлантический альянс самой современной военной техники и вооружения, даже если это в перспективе может нанести ущерб обороноспособности России. Другой вопрос, насколько это нужно самой Турции. Не секрет, что экономическая и политическая ситуация в Турецкой Республике достаточно тяжелая, и страна находится в экономическом кризисе. По данным SIPRI Турция в 2018 году потратила на оборону $19,0 млрд, что составило 2,5% от ВВП страны. При этом военные расходы за десятилетие увеличились на 65 %. Для сравнения, Россия тратит на оборону $61,4 млрд. Но при этом наша страна имеет гораздо большую территорию и вынуждена вкладывать значительные средства в ракетно-ядерный щит, финансировать ряд дорогостоящих оборонных программ и содержать крупные воинские контингенты в суровых климатических условиях. Даже при очень солидном для такой страны как Турция военном бюджете, у Анкары нет свободных финансовых ресурсов для покупки современных боевых самолетов. 

Истребитель F-35А был спроектирован как легкая однодвигательная многоцелевая платформа с технологией малой радиолокационной заметности и передовым прицельно навигационным оборудованием. Основной упор при создании F-35А был сделан на его ударные возможности. Хотя эта машина и обладает определённым потенциалом в роли истребителя, при завоевании превосходства в воздухе он будет уступать тяжелым истребителям. Однако следует понимать, что ВВС Турции, эксплуатировавшие с 1952 года боевые самолёты исключительно американского производства, или построенные по американской лицензии ориентированы на западные стандарты. Хотя истребитель Су-35С является одним из лучших в мире, его вряд ли возможно оснастить аппаратурой системы MIDS. Система MIDS представляет собой тактическую систему коммуникаций НАТО, объединяющая различные типы информационных платформ в общую тактическую сеть передачи данных аппаратуру стандарта Link 16. Другими словами, если Турция и купит российские боевые самолёты, то их не удастся совместить с НАТОвской системой автоматизированного управления и обмена данными, без чего боевая ценность истребителей упадёт. Кроме того, жизненный цикл Су-35С существенно дороже, чем у хорошо освоенных турецким лётным и техническим составом однодвигательных истребителей F-16C/D. Согласно информации опубликованной в открытых источниках на строевых Су-35С установлены два двухконтурных турбореактивных двигателя АЛ-41Ф1С с ресурсом 4000 часов. Ресурс двигателя Pratt & Whitney F100-PW-229 EEP устанавливаемого на турецкие F-16C Block 50+ составляет 6000 часов. Единственным решающим аргументом может быть продажа Су-35СК в кредит, при экспортной цене одного самолёта более $30 млн. Но в этом случае возникает вопрос, что получает наша страна кроме кратковременного ухудшения отношений между Турцией и США? 

Мы, конечно, можем заслуженно гордиться лучшими в мире российскими истребителями, но в долгосрочной перспективе заинтересованы ли мы в том, чтобы с ними в ближайшее время досконально ознакомились военные эксперты НАТО? Можно вспомнить, какой ущерб претерпела наша обороноспособность после того, как в американских испытательных центрах оказались истребители МиГ-29 и Су-27 и «потенциальные партнёры» получили возможность детально изучить не только лётные данные самолётов и характеристики вооружения, но и снять параметры работы бортовых радиолокационных станций и пассивных оптоэлектронных систем обнаружения. Тем, кто ратует за скорейшую продажу Су-35СК в Турцию, стоит понимать, что вне зависимости от того, останется Реджеп Тайип Эрдоган у власти или президентом будет кто-то другой, Турецкая Республика останется в зоне влияния США и не выйдет из НАТО, как бы нам этого ни хотелось.

Источник