Роль ствольной и реактивной артиллерии в Ржевской битве

Ржевская битва, Жуков, артиллерия, «Катюши», группа армий «Центр», РККА, Западный фронт

Немецкий танк под Ржевом

Термин «Ржевская битва» введен совсем недавно. Причем некоторые историки до сих пор оспаривают правомочность объединения четырех операций по ликвидации Ржевского выступа.

1. Ржевско-Вяземская операция (8 января – 20 апреля 1942 года) – наступательная операция войск Калининского (командующий – генерал-полковник И.С. Конев) и Западного (командующий – генерал армии Г.К. Жуков) фронтов.

2. Первая Ржевско-Сычёвская операция, или Второе сражение за Ржев (30 июля – 1 октября 1942 года) – боевые действия Калининского (командующий – И.С. Конев) и Западного (командующий и руководитель всей операцией – Г.К. Жуков).

3. Вторая Ржевско-Сычёвская операция, или операция «Марс» (25 ноября – 20 декабря 1942 года) – новая операция Калининского (командующий – М.А. Пуркаев) и Западного (командующий – И.С. Конев) фронтов с целью разгрома немецкой 9-й армии. Руководил операцией генерал армии Г.К. Жуков.

4. Ржевско-Вяземская наступательная операция войск Западного (командующий – В.Д. Соколовский) и Калининского (командующий – М.А. Пуркаев) фронтов (2 – 31 марта 1943 года). Город Ржев был освобожден 3 марта 1943 года войсками 30-й армии Западного фронта.

ЖУКОВ

Г.К. Жуков командовал войсками в трех первых операциях по ликвидации Ржевского выступа. Поэтому его имя связывают со всеми боями за Ржев.

Ржевско-Вяземскую операцию можно рассматривать как продолжение наступления Калининского фронта в битве за Москву.

К 7 января войска Калининского фронта на правом крыле вышли на рубеж реки Волги, в центре прорвали новую линию обороны, организованную противником по правому берегу Волги, и охватили Ржев с запада и юго-запада. Левофланговые соединения 39-й армии, 29-я, 31-я и 30-я армии были задержаны противником на заранее подготовленном им оборонительном рубеже в районе Ржева и севернее Лотошино.

На других участках Красная армия продвинулась до Великих Лук (3-я ударная армия), Велижа и Демидова (4-я ударная армия). Части 33-й армии и 4-го воздушно-десантного корпуса подошли на 40 км к Смоленску.

16 декабря 1941 года командование вермахта отправило директиву группе армий «Центр»: «Недопустимо никакое значительное отступление, так как оно приведет к полной потере тяжелого оружия и материальной части …заставить войска с фанатическим упорством оборонять занимаемые позиции, не обращая внимания на противника, прорвавшегося на флангах в тыл наших войск».

Выполняя эту директиву, 9-я полевая и 4-я танковая армии немцев упорно оборонялись в Ржевском котле размером примерно 180 км с севера от Ржева до Вязьмы и 70 км с запада на восток.

В такой ситуации 5 января 1942 года Калининский фронт получил приказ: «Ни в коем случае не позднее 12 января овладеть Ржевом… Получение подтвердить, исполнение донести. И. Сталин».

ЗИМНЯЯ КАМПАНИЯ

Западному фронту ставилась задача не позднее 17 января разгромить юхновско-мосальскую группировку противника, нанести главный удар силами 50-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса в направлении на Вязьму, с тем чтобы во взаимодействии с войсками ударной группы Калининского фронта завершить окружение основных сил немецкой группы армий «Центр». Одновременно с этим 20-й армии предстояло прорвать оборону противника на реке Ламе и развивать наступление на Шаховскую и далее на Гжатск. После выхода к Шаховской армия частью сил должна была нанести удар в тыл лотошинской группировки немцев и совместно с 30-й армией Калининского фронта окружить и уничтожить ее.

К началу операции в составе Калининского и Западного фронтов насчитывалось 118,5 дивизий (расчетных), 474 танка, 145 артиллерийских полков (в том числе 66 РВГК) и 37 дивизионов полевой реактивной артиллерии. Общее число орудий и минометов составляло 7279, в том числе 1005 орудий и минометов частей РВГК, не считая зенитных орудий и 50-мм минометов. Кроме того, оба фронта имели 298 боевых установок реактивной артиллерии.

Наши войска не имели общего превосходства над противником. При примерном равенстве в людях и артиллерии РККА превосходила противника в танках и находилась в более благоприятных условиях с авиацией. В начале операции превосходство в авиации над противником обеспечивалось возможностью использования ВВС Московской зоны обороны и истребительного корпуса ПВО Москвы, но по мере продвижения наших войск на запад эта возможность уменьшалась.

Стоит отметить превосходство немцев в тяжелой артиллерии. Так, к началу Ржевско-Вяземской операции Западный фронт располагал двумя гаубичными полками большой мощности (БМ), вооруженными 203-мм гаубицами Б-4. Ну а Калининский фронт вообще не имел ни одной 203-мм гаубицы Б-4.

Вот, к примеру, 544-й гаубичный полк БМ Западного фронта. 7 декабря 1942 года из 203-мм гаубиц было приказано вести методический огонь по ряду других населенных пунктов (Жилино, Алабушево, Еремеево, Марьино, Высоково). Последнее являлось верхом безграмотности общевойсковых начальников, поскольку было достаточно и 122-мм дивизионных гаубиц.

В ночь на 8 декабря батареям 544-го гаубичного артиллерийского полка большой мощности пришлось вести беспокоящий огонь одиночными выстрелами по деревням Михайловка, Снигири, Рождествено, Жилино, Подпорино, израсходовав 53–203-мм снаряда. Понятно, что это цитата из совсекретного издания.

Зато в открытом материале «Боевой путь бригады» говорится, что 6 декабря 1942 года в бою на 152-м километре шоссе Москва–Минск за деревню Ощепково бойцы лейтенанта Виноградова (12 человек) уничтожили 23 танка.

Надо ли говорить, что уничтожение даже одного танка из Б-4 стало бы сенсацией. Угол горизонтального наведения Б-4 составляет 4°, а на больший угол гаубицу поворачивают два расчета (34 человека) за 15–30 минут.

К середине февраля 1942 года войсковая артиллерия армий Калининского и Западного фронтов в целом была укомплектована орудиями и минометами соответственно на 50 и 42%, конским составом на 43 и 60%, автотранспортом на 58 и 64%.

В подавляющем большинстве дивизий еще не были сформированы противотанковые артиллерийские дивизионы и примерно в одной трети дивизий – минометные дивизионы (120-мм).

При средней укомплектованности войсковой артиллерии личным составом в пределах около 60% артиллерийские полки стрелковых дивизий имели почти 100-процентную укомплектованность (90–95%) людьми, а артиллерия стрелковых полков – 30–35%.

47-4-1350.jpg

В 30-й армии только за 10 дней марта (с 10 по 20-е) пало от истощения 187 лошадей. Работоспособность конского состава была очень низкой и не обеспечивала желаемой маневренности войсковой артиллерии на поле боя.Примерно так же обстояло дело и с укомплектованностью войсковой артиллерии конским составом. Если артиллерийские полки дивизии имели примерно 70% положенных им лошадей, то в артиллерии стрелковых полков их было всего лишь 20–30%. Вообще с конной тягой артиллерия испытывала большие трудности. В результате непрерывного полуторамесячного наступления при глубоком снежном покрове и плохом состоянии дорог конский состав (в большинстве своем мелкосортный) был сильно истощен. Фураж частям не доставлялся, а заготовить его на месте в опустошенных противником районах было практически невозможно.

РЕЗЕРВ

Артиллерия РВГК по всем видам комплектования находилась в несколько лучшем положении. В частности, материальной частью на Калининском и Западном фронтах она была укомплектована соответственно на 82 и 76%, а личным составом – на 87%. Тракторами артиллерийские части РВГК указанных фронтов были укомплектованы соответственно только на 46 и 57%, автомашинами – на 58 и 98%, причем в отдельных частях РВГК положение с тягой было весьма тяжелым. Например, 392-й пушечный артиллерийской полк (30-я армия) вместо положенных по штату 45 тракторов имел два и поэтому продолжительное время вел боевые действия только одной батареей.

В 542-м пушечном артиллерийском полку (30-я армия) числилось в наличии только 8 тракторов (13% к штату), вследствие чего он также продолжительное время действовал в составе одного дивизиона.

Примерно такое же положение было в 646-м (39-я армия) и 207-м (61-я армия) пушечных артиллерийских полках. В первом из них в наличии имелось 19 тракторов, 7 из которых требовали капитального ремонта, из-за чего 646-й полк прибыл в район боевых действий только после 19 января.

В 207-м пушечном полку в наличии имелось 20 из положенных по штату 45 тракторов, из них на ходу было только 10, автомобилей на ходу – 13%. По этой причине полк в ходе наступления растянулся более чем на 100 км и вел боевые действия, по существу, только двумя дивизионами (12 орудий).

Из всей номенклатуры табельного имущества артиллерия менее всего была обеспечена средствами связи. Средняя обеспеченность войсковой артиллерии средствами радиосвязи и телефонным кабелем не превышала одной трети, а телефонными аппаратами – половины штатной потребности. Из войсковой артиллерии хуже всего были обеспечены средствами связи артиллерия стрелковых полков и ряд артиллерийских полков дивизий. Например, в 342-й, 350-й и 356-й стрелковых дивизиях 61-й армии средств связи совершенно не было. Связь командиров дивизионов с командирами батарей осуществлялась посредством конных посыльных, а связь командиров батарей с огневыми позициями – голосом, цепочкой солдат.

Из-за недостатка средств связи артиллерия не имела возможности развернуть необходимую сеть вспомогательных (передовых и боковых) наблюдательных пунктов, а основные наблюдательные пункты должны были ближе прижиматься к огневым позициям и поэтому располагались на большом удалении от переднего края обороны противника.

АВИАЦИЯ

Корректировочно-разведывательная авиация имелась только в двух армиях Западного фронта: в 16-й – отдельное звено в составе двух са­молетов, в 43-й армии также одно звено в составе трех самолетов СУ-2. На Калининском фронте подразделений разведывательно-корректиро­вочной авиации совсем не было.

Ржевско-Вяземская операция началась без какой-либо паузы в наступательных действиях войск. К исходу дня 7 января 1942 года войска 39-й армии пробили в обороне противника западнее Ржева узкую брешь шириной около 10 км и вышли в район юго-западнее города, имея передовые части в 7–8 км к западу от него.

В этом положении 39-я армия получила задачу: прикрываясь частью сил со стороны Ржева, главными силами развивать наступление на Сычёвку и овладеть последней к исходу 12 января. Преодолевая незначительное сопротивление противника, войска армии начали быстро продвигаться на юг. Однако 10 января армия получила новую задачу: не приостанавливая наступления на Сычёвку, повернуть три дивизии (183-ю, 361-ю и 38-ю) назад и организовать наступление на Ржев с юга и юго-запада. С этими же дивизиями на ржевское направление направились и два приданных им артиллерийских полка РВГК (336-й пушечный и 360-й гаубичный артполки).

В то же время дивизии 39-й армии, действовавшие в южном направлении, продвинулись вперед на 50 км и к 15 января завязали бои на окраинах Осуги и Сычёвки. Попытка захватить эти крупные населенные пункты с ходу успеха не имела, так как атаки были предприняты без поддержки артиллерии, которая из-за бездорожья и сильной истощенности конного состава отстала от войск.

ТЯЖЕЛЫЕ БОИ

Бои в районе Сычёвки приняли затяжной характер. Противник усилил здесь действия своей авиации, и части армии, не имевшие зенитной артиллерии, несли большие потери. Командование армии пыталось добиться успеха ночными действиями, но все достигнутое в результате ночных атак терялось под ударами вражеской авиации в дневных боях.

Похожая ситуация сложилась на участке действий 11-го кавалерийского корпуса. Войдя в прорыв 12 января в полосе 39-й армии, корпус продвинулся в южном направлении на 110 км и к 26 января вплотную подошел к автомагистрали, в 12 км западнее Вязьмы. К этому времени многие артиллерийские подразделения корпуса отстали от своих частей, а 118-й артиллерийский полк 107-й мотострелковой дивизии, действовавшей в составе корпуса, вообще не мог догнать свою дивизию и был передан в оперативное подчинение 39-й армии.

Все острее ощущался недостаток в боеприпасах, подвоз которых сильно сократился. Части корпуса пытались продолжить наступление без артиллерии и 27 января перерезали автомагистраль, но затем были отброшены противником назад и перешли к обороне.

Таким образом, наступательные возможности 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса были исчерпаны до выполнения поставленной им задачи. В то же время внимание командования все больше привлекали затяжные бои под Ржевом, куда были стянуты главные силы фронта.

Войска 29-й армии к исходу 7 января были остановлены перед сильно укрепленными позициями ржевского плацдарма севернее и северо-восточнее Ржева. В течение трех последующих дней армия, не прекращая на ряде участков наступательных боев, произвела перегруппировку частей на предстоящую позицию.

Прорыв обороны готовился на 14-километровом участке. 29-я армия имели две дивизии (220-ю и 369-ю сд) в первом эшелоне, две дивизии (252-ю и 246-ю сд) во втором и одну дивизию (174-я сд) в армейском резерве. 243-я стрелковая дивизия развертывалась на второстепенном направлении.

Однако, желая использовать успех 39-й армии, командующий Калининским фронтом приказал три дивизии второго эшелона и резерва 29-й армии (174-ю, 246-ю и 252-ю) к 11 января ввести в полосу прорыва 39-й армии для наступления на Ржев с западного и северо-западного направлений. Полоса наступления оставшихся на месте 220-й и 369-й стрелковых дивизий сужалась до 6 км.

13 января основные силы 29-й армии и часть сил 39-й армии, оттянутых с сычёвского направления, повели концентрическое наступление на Ржев. Однако противник оказал упорное сопротивление, и эта попытка окончилась неудачей.

Для того чтобы добиться большей согласованности действий войск в районе Ржева, командующий фронтом подчинил 15 января три дивизии 39-й армии (183-ю, 361-ю и 381-ю сд) командующему 29-й армией. Кроме того, армия была дополнительно усилена 185-й стрелковой дивизией из резерва фронта.

Атаки на позиции противника возобновились с новой силой и не прекращались ни на один день в течение недели. Однако их ударная сила без участия танков, которые из-за изношенности материальной части или перебоев с подвозом горючего в бою почти не участвовали, и при отсутствии массированного огня артиллерии оказывалась недостаточной, чтобы сломить сопротивление противника.

Артиллерия противника к тому же испытывала хронический недостаток в боеприпасах и горючем. Так, 510-й гаубичный полк РВГК из-за отсутствия горючего длительное время участвовал в боях за Ржев только одним дивизионом. Остальные же дивизионы были в армейском тылу. Там же находились 3-й и 4-й дивизионы 644-го пушечного артполка РВГК, ремонтировавшие средства тяги. Бездействовали многие дивизионы гвардейских минометных частей.

47-5-1350.jpg

Противнику удалось сравнительно легко закрыть узкую горловину прорыва, так как командующий 29-й армией, сосредоточив все внимание на решении основной задачи, не предпринял должных мер по организации обороны у основания прорыва.Противник, упорно обороняясь, подтягивал подкрепления в район Ржева и вскоре перехватил инициативу. 23 января встречными ударами с запада и востока (от Ржева) он закрыл узкую горловину прорыва и отрезал наши войска, прорвавшиеся к югу от Ржева. Изолированными от основных сил фронта оказались части сил 29-й армии (183, 185, 246, 369, 365 и 381 сд), войска 39-й армии и части 11-го кавалерийского корпуса.

Правда, командующий Калининским фронтом 17 января поставил двум стрелковым дивизиям из фронтового резерва (119-й и 365-й) задачу подготовить оборону в основании прорыва: одной – фронтом на восток и другой – на запад. Но 119-я стрелковая дивизия через два дня была снята с этого участка и получила задачу наступать на город Белый.

Ничего не было сделано и для организации артиллерийского обеспечения обороны «входных ворот» прорыва. Несмотря на то что противник в районе Ржева все время предпринимал контратаки с участием танков, единственный во фронте противотанковый артиллерийский полк (873-й птап) и отдельный противотанковый дивизион (213-й) продолжали действовать побатарейно в дивизиях 29-й армии, хотя могли быть использованы для противотанковой обороны в горловине прорыва.

Артиллерия усиления 29-й армии находилась северо-восточнее угрожаемого участка и не была нацелена для действий в сторону горловины прорыва.

Для деблокирования отрезанных противником войск командующий фронтом перебросил со своего левого фланга в район Ржева 30-ю армию. В конце января была предпринята попытка ударом этой армии в южном направлении навстречу войскам 29-й армии, предпринимавшим одновременно атаки на север, восстановить положение, но успеха не получилось.

В ОКРУЖЕНИИ

В начале февраля противник приступил к ликвидации окруженных войск 29-й армии. К 6 февраля ему удалось изолировать их от 39-й армии. Будучи окруженными на небольшой территории размером 10 × 20 км, измотанные и обескровленные части 29-й армии оказались в крайне тяжелом положении. По данным на 25 января, в частях шести дивизий армии, оказавшихся в окружении, насчитывалось около 20 тыс. человек. В течение 12 дней они героически сражались с превосходящими силами врага, испытывая острую нужду в продовольствии, горючем и артиллерийских боеприпасах, снабжение которые осуществлялось только по воздуху, в пределах до 50 снарядов и 100 мин в сутки.

Особенно в тяжелом положении оказалась артиллерия. Большие потери конского состава (падеж от истощения и потери от ударов авиации) и отсутствие горючего полностью лишили артиллерийские подразделения способности к маневру. При незначительных перемещениях боевых порядков батарей орудия перекатывались только вручную с помощью пехоты. Боеприпасов в подразделениях было настолько мало, что огонь велся только для самообороны и, как правило, прямой наводкой. Во многих случаях артиллерийские подразделения вели бои в качестве пехоты.

В середине февраля 1942 года командование 29-й армии приняло решение ударом на юг прорваться на соединение с войсками 39-й армии. Приведя в небоеспособное состояние материальную часть артиллерии, части в ночь на 18 февраля начали выход из окружения. В течение двух дней в район действий 39-й армии вышло 5–6 тыс. человек, которые затем были сведены в две дивизии (185-ю и 381-ю сд) и продолжали вести боевые действия, прикрывая левый фланг 39-й армии.

По отчету начальника артиллерии Калининского фронта, за период боев с 21 января по 17 февраля 1942 года 29-я армия потеряла 123 орудия и 13 боевых установок реактивной артиллерии, из которых 56 орудий и 13 боевых установок были уничтожены или приведены в негодность при выходе из окружения. Некоторые стрелковые дивизии, как, например, 365-я, остались совершенно без орудий и минометов.

По германским данным, за два месяца боев 29-я и часть 39-й армии потеряли 2647 убитыми, 4888 пленными, 187 танков, 343 полевых орудия, 256 противотанковых орудий, 68 самолетов, 7 зенитных пушек, 439 минометов и 711 пулеметов, а также 68 самолетов.

С ликвидацией группировки войск 29-й армии западнее Ржева ухудшилось положение и 39-й армии, которая с 21 февраля вынуждена была отказаться от попыток пробиться в северном направлении и перешла к обороне по всему фронту.

ГОРЬКИЙ ОПЫТ

В заключение попробую подвести некоторые итоги действия артиллерии в Ржевско-Вяземской операции.

Боевые действия войск 39-й и 29-й армий в ходе операции проводились при слабых средствах усиления артиллерии. Огневая активность ее снижалась частыми перебоями в снабжении боеприпасами.

Для управления приданными армиям полками артиллерии РВГК характерен следующий пример. В боях 18 января три дивизиона приданного 29-й армии 644-го пушечного полка действовали раздельно в трех стрелковых дивизиях (1-й в 174-й сд, 2-й – в 243-й сд и 4-й – в 220-й сд) и один дивизион (3-й) в бою не участвовал из-за ремонта тракторов.

Из четырех дивизионов 510-го гаубичного полка РВГК два дивизиона действовали с дивизиями (246-й и 220-й сд) и два дивизиона, совершая маневр в новые позиционные районы, в бою не участвовали. Так же использовался и 432-й гаубичный полк РВГК, батареи которого были распределены между пятью дивизиями.

С учетом быстро меняющейся обстановки стремились к быстроте открытия огня даже в ущерб его точности. Данные для стрельбы с закрытых позиций готовились глазомерно или по карте, а пристрелка проводилась только по наблюдению знаков разрывов. Огонь велся, как правило, по наблюдаемым целям. Широко практиковалась и стрельба с открытых позиций прямой наводкой.

Стремление в ходе операции дать каждой дивизии хотя бы небольшое артиллерийское усиление приводило к дроблению полков РВГК по дивизионам на широком фронте. Например, 10-й гвардейский (бывший 301-й) пушечный артиллерийский полк в марте 1942 года поддерживал три стрелковые дивизии и действовал на фронте около 50 км.

Частичные перегруппировки артиллерии в ходе операции имели место главным образом с целью временного усиления прибывавших в армию свежих дивизий, вводившихся, как правило, в бой с марша без своей артиллерии, которая находилась еще на станциях выгрузки.

Так, 158-я стрелковая дивизия вводилась в бой по частям по мере выгрузки из эшелонов, не дожидаясь подхода со станции выгрузки своей артиллерии. Поэтому ей придавались дивизионы 390-го гаубичного и 43-го пушечного полков РВГК, которые использовались для формирования двух групп поддержки пехоты.

Результаты Ржевско-Вяземской операции были учтены командованием РККА при планировании последующих операций.