Люди и оружие. Наверное, мечта любого конструктора — создать такой образец запирающего устройства, чтобы оно было бы универсальным. Скажем так, подходило бы сразу к нескольким системам оружия. Ведь вот почему так полюбился у нас в России автомат Калашникова? Да потому, что, помимо всех его положительных качеств, на его основе же разработан и ручной пулемет, да и станковый тоже. Все они близнецы-братья, а это облегчает обучение солдат и использование оружия в боевой обстановке.

И вот в Швейцарии в свое время нашелся человек, которому пришла в голову оригинальная мысль: создать систему оружия, от пистолета до зенитного автомата, которая имела бы одинаковую систему запирания ствола. Чтобы тот же пистолет от зенитки отличался бы только размером.

Очевидно и невыполнимо? Танковая пушка Адольфа Фюррера
ТБ 41

Сама по себе идея проста. Подпер затвор в виде металлического бруска весом 200 г пружиной, приставил магазин — вот тебе и пистолет. Поставил «брусок» потяжелее, а ствол подлиннее – пистолет-пулемет, еще тяжелее – автоматическая винтовка. А уж если у тебя за стволом стоит болванка в 4-5 кг, вот тебе и пушка. Все просто, очевидно и… невыполнимо, потому что оружие со свободным затвором годится только лишь под маломощные пистолетные боеприпасы. 

Понимал это и создатель самого дорогого в истории пистолета-пулемета МР41/44 Адольф Фюррер. Поэтому-то он и выбрал для своего образца проверенный временем и эксплуатацией надежный рычажной затвор от пистолета «Люгер». И сделал на нем не только пистолет-пулемет, но и ручной пулемет под винтовочный патрон. Причем у военных не было претензий к ручному пулемету, так что прослужил он до начала 70-х годов. Но и «дорогой» МР41/44 хоть и поругивали, но на службе-то ведь он был очень долго. А значит, полностью себя окупил! 

И тут вот инициативного господина Фюррера посетила светлая мысль добавить к своему арсеналу еще и мощное противотанковое ружье с таким же рычажным затвором. Будучи директором оружейного завода в Берне, он имел возможность проводить любые конструкторские работы, тестировать любые боеприпасы, иметь под руками абсолютно все, чего только душе его было угодно. Повезло, можно сказать, человеку. Ведь перед глазами у швейцарцев был целый арсенал самого современного оружия, закупленного в самых разных странах мира! 

Как это, наверное, уже бросилось в глаза, Фюррер был человеком расчетливым и дальновидным. Он знал, что швейцарской армии требуется вооружение для перспективных бронемашин и закупленных в Чехословакии новых танков. Вот так и появился в 1938 году первый образец фюрреровского ПТР, и представлял он собой не что иное, как легкую пушку для танка, и только впоследствии она была усовершенствована и в 1941 году принята на вооружение под обозначением Tb 41 W + F, где последние буквы обозначают название производителя, то есть военный завод в городе Берне. Неудивительно, что «ружье» получилось тяжелым, но тем не менее оно использовалось в Швейцарии в течение всей Второй мировой войны и было снято с производства лишь в 1950-х годах. Более того, хотя производить его и перестали, на вооружении некоторых спецподразделений оно оставалось вплоть до начала 70-х. Редкое долголетие, если учесть, например, судьбу наших советских массовых ПТР периода войны. 

Всего к концу войны бернский завод изготовил 3581 ПТР ТБ 41. Их начали передавать пехоте уже с мая 1941 г. Вооружались ими также бронеавтомобили и… патрульные катера (!) швейцарской армии. И кстати, именно на этих-то катерах они дольше всего и прослужили! То есть изначально предполагалось, что это будет танковая пушка, но, когда дело с танком не пошло, пушку просто-напросто назвали Tankbüchse 41 / Tb.41, то есть танковым ружьем.


Танк Panzerwagen 39 из танкового музея в Туне

То есть все началось с того, что швейцарским военным захотелось вооружить свой новый легкий танк эффективным оружием: скорострельной пушкой, способной засыпать бронетехнику противника градом снарядов, и двумя пулеметами. И вот тут-то полковник Адольф Фюррер и предложил им свою разработку. Это была длинноствольная 24-мм пушка Pzw-Kan 38, которая послужила основным вооружением для бронеавтомобиля 39 LT-H (Praga) и Pzaw B-K 38. Но почему для нее был выбран столь странный калибр? Но почему странный? Ведь была же принята на вооружение во Франции 25-мм противотанковая пушка, а в СССР 25-мм зенитный автомат.


Автоматическая 34-мм зенитная пушка, производства фирмы «Эрликон» с водяным охлаждением, принятая на вооружение в 1938 году и состоявшая на вооружении Швейцарской конфедерации вплоть до 1960 года, когда ее заменили на 35-мм орудие!

Кстати, Фюррер еще и зенитную пушку сконструировал, использовав все тот же принцип автоматики, а калибр для нее выбрал тоже не совсем обычный – 34 мм, хотя повсеместно использовавшийся в Европе калибр был равен 37 мм. Фугасный снаряд массой 720 г покидал ствол этого орудия со скоростью более 900 м/с. 34-мм пушка представляла собой увеличенную копию 24-мм системы, но с ленточной, а не магазинной подачей патронов, темпом стрельбы 350 выстр./мин. Однако легкий танк Panzerwagen 39, аналог чешского LT-38, для вооружения которого эта пушка изначально и предназначалась, в серию так и не пошел. И решили тогда танковое орудие переделать в пехотную противотанковую пушку.


Французское 25-мм противотанковое орудие фирмы Hotchkiss Canon léger de 25 antichar SA-l modèle 1934 на финской службе. Финское обозначение пушки было 25 PstK/34

Tb 41 получил все тот же затвор от пистолета «Люгер», но положенный на правый бок, так что складывающиеся после выстрела рычаги выдвигались в правую сторону. Пришлось их прикрывать защитным кожухом достаточно большого размера, из-за чего казенная его часть стала выглядеть непривычно уплощенной. Удерживалась она и наводилась на цель с помощью двух рукояток, а выстрел производился нажатием на гашетку, словно у пулемета «Максим». Использовать орудие предполагалось также в противотанковой фортификационной пушке. Поскольку скорость снаряда данного орудия была весьма высокой, для уменьшения отдачи на конце ее длинного ствола пришлось установить большой дульный тормоз. Он состоял из пяти разрезных и трех глухих колец, причем кольца в дульном тормозе можно было менять (!), изменяя размеры отверстий между ними, и таким образом регулировать силу отдачи – решение очень необычное и по-настоящему оригинальное. Это позволило стрелять из этого орудия и с колесного лафета, и лафета пулеметного, и со специальной установки, монтировавшейся внутри ДОТов.


Финская 25 PstK/34 в бою. 25 июня 1941 года.


Солдаты Вермахта у орудия 2,5-cm-PaK 113(f) (французской 25-мм пушки modèle 1937)

Как уже об этом было сказано, принцип запирания ствола у этого орудия использовался такой же, как и у швейцарского ручного пулемета Lmg 25. В заблокированном положении все подвижные части затвора, так же, как и сам ствол, находились на одной линии. При выстреле ствол отходил назад за счет силы отдачи вместе с затвором и рычагами, один из которых при этом попадал на выступ в ствольной коробке и изменял свое положение относительно двух других рычагов, которые при этом складывались и делали «горку», оттягивая относительно легкий затвор назад (при этом происходила экстракция стреляной гильзы, а затвор тут же, толкаемый пружиной, опять шел вперед. Он подхватывал новый патрон из магазина и проталкивал его в патронник. Рычаги при этом распрямлялись, образуя прямую линию, и так проходило прочное запирание ствола. Для заряжания сзади на корпусе был установлен специальный рычаг, который тянул подвижную часть оружия, то есть, ствол, и затвор назад, как при выстреле, заставляя рычаги сначала складываться, а затем распрямляться.


Танковое ружье Фюррера, поставленное на колеса

Танковое ружье Фюррера могло вести эффективный огонь на расстоянии до 1500 м. Но снаряды из него летели на все 3000 м, так что стрелять можно было и на это расстояние, но нужен был оптический прицел, который, однако, использовался редко. Подача патронов происходила, как и у пулемета, с правой стороны из шестизарядного магазина, а выбрасывание гильз происходило слева. После последнего выстрела магазин автоматически выбрасывается, что позволяло сэкономить время на перезаряжании. 

Когда «ружье» использовалось в качестве пехотного оружия, его можно было перевозить на колесном лафете с пневматическими шинами, и в таком виде из него тоже можно было стрелять. Со снятыми колесами его ходовая часть представляла собой трехногий лафет с рукоятками для переноски. Кроме колесного лафета, можно было использовать и лафет Mg 11. Для этого под орудием нужно было установить специальную опору.


Оно же на треножной установке (фото из Музея археологии и истории Базельланд)

Снаряды использовались из закаленной стали. При этом бронебойный снаряд разрывного заряда не имел, но зато имел трассер. В комплекте имелась также стальная граната St-G с зарядом тротила. По танкам можно было стрелять полубронебойной гранатой U-G с задержкой взрывателя, а также меньшим разрывным зарядом. Все снаряды были снабжены медными ведущими поясками.


Tb 41 со снятыми колесами и без защитного кожуха рычагов затвора, которые хорошо видны (Музей замка Морж, Лозанна)

Ствол весил 77 кг, а вместе со станком «ружье» весило уже 132 кг. Длина ствола составляла 1515 мм. 

Общий вес боеприпаса 24х139 мм – 460 г. Снаряд весил 225 г. Время горения трассера составляло 2,3 секунды. Данные о бронебойности данной системы отсутствуют, однако можно не сомневаться, что 20-мм броню тогдашних немецких танков она должна была пробивать на значительном расстоянии. Вот данные на французскую 25-мм пушку: бронепробиваемость при угле встречи 30° 36 мм на дистанции 100 м, 32 мм — на 300 м, 29 мм — на 500 м и 22 мм — на 1000 м. При угле встречи 60° 35 — на 100 м, 29 — на 500 м, 20 — на 1000 м. Вряд ли швейцарская 24-мм пушка была ее слабее, особенно если учесть длину ее ствола.

Источник