Зуавы. Новые и необычные военные части Франции

А. Рачинский. Французские зуавы во время Крымской войны. (фрагмент картины, 1858 год)

Завоевание Алжира в 1830 году, а также более поздняя аннексия Туниса и Марокко привели к появлению во Франции новых и необычных военных соединений. Самыми известными из них, безусловно, являются зуавы (zouave). Однако были во французской армии и другие экзотические боевые части: тиральеры, спаги и гумьеры. А 9 марта 1831 года король Луи-Филипп подписал декрет о формировании знаменитого Иностранного легиона, подразделения которого и поныне входят в состав французской армии. В этой статье мы расскажем именно о зуавах, в последующих поговорим об остальных.

Первые зуавы


Как мы помним из статьи «Разгром пиратских государств Магриба», 5 июля 1830 г. последний дей Алжира Хуссейн-паша капитулировал перед осадившей его столицу французской армией и покинул страну.

Cezayir Dayısı. Hussein Pasha Dey of Algeria (1773-1838 гг.)


Немногим более чем через месяц (15 августа 1830 года) на сторону французов перешли 500 наёмников – zwawa из берберского племени кабилов, которые служили Хуссейну за деньги и не видели ничего плохого в том, что платить им теперь будут не правоверные мусульмане, а гяуры-франки. По одной из версий, именно название этого племени и дало название новым военным соединениям.

По другой, менее вероятной версии, название «зуавы» ведёт своё происхождение от местных обителей суфийских дервишей, влияние которых в Магрибе в те времена было очень велико.

Французы кабилов приняли с радостью, так как территория Алжира была огромной и войск для полноценного контроля за городами и портами не хватало. К этим первым «солдатам удачи» скоро присоединились и другие. К началу осени 1830 г. были сформированы два батальона зуавов численностью в 700 человек.

Французское военное командование полностью им всё же не доверяло и потому приняло решение добавить к «туземцам» этнических французов, сделав соединения зуавов смешанными. В 1833 г. первые два батальона зуавов были расформированы, а вместо них был создан батальон смешанного состава. Помимо арабов и берберов, в него вошли алжирские евреи, добровольцы из Метрополии и французы, решившие переселиться в Алжир (арабы их называли «черноногими» – по цвету ботинок, которые они носили, так же их стали называть и во Франции).

Немного отвлекаясь, всё же отметим, что позже к «черноногим» стали относить также переселенцев из других европейских стран: Испании, Италии, Португалии, Швейцарии, Бельгии, Мальты. Все они со временем офранцузились и не отделяли себя от выходцев из Франции. Более того, среди «черноногих» оказалось некоторое количество россиян. Первыми были военнослужащие Русского экспедиционного корпуса, которые после революции отказались вступить в Иностранный легион и были высланы в Северную Африку. Большинство из них вернулось в Россию в 1920 году, но некоторая часть осталась в Алжире. Была и вторая волна: в 1922 году в Бизерту (Тунис) прибыли корабли с эвакуированными из Крыма белогвардейцами. Некоторые из них так же осели в Тунисе и Алжире.

Вернёмся к зуавам. В 1835 г. был сформирован второй смешанный батальон, в 1837 г. – третий.

Как зуавы стали французами


Однако менталитет берберов и французов был слишком разным (не говоря уже об исповедании ими разных религий), поэтому в 1841 г. соединения зуавов стали полностью французскими. Арабов и берберов, служивших в зуавских соединениях, перевели в новые военные части «алжирских стрелков» (тиральеров; о них будет рассказано позже).

Каким же образом французы попадали в зуавы? Так же, как и в другие военные части. Здесь было два пути: либо 20-летнему молодому человеку не повезло на жеребьёвке, и он отправлялся в армию на 7 лет. Либо он шёл служить добровольцем – на два года.

Однако молодые мужчины из богатых и зажиточных семей идти рядовыми в армию не хотели и, как правило, выставляли вместо себя «заместителя» – человека, который шёл служить за них за вознаграждение. В батальонах зуавов «заместителями» были почти все рядовые и многие капралы. По свидетельству современников, это были не самые лучшие представители французской нации, много было люмпенов и явных уголовников, неудивительно, что дисциплина в этих первых батальонах была на низком уровне, обычным делом было пьянство, да и грабежами местного населения эти солдаты не брезговали.

Ф. Энгельс так писал о зуавах:

«С ними нелегко справиться, но если их вымуштровать, они становятся превосходными солдатами. Чтобы держать их в узде, нужна очень строгая дисциплина, и их представления о порядке и подчинении часто носят весьма странный характер. Полк, в котором их много, мало пригоден для гарнизонной службы и может вызвать много затруднений. Поэтому пришли к заключению, что самое подходящее для них место – перед неприятелем».

Зуавы во время отдыха играют в карты, 1870 год


Однако со временем качественный состав зуавов сильно изменился, их подразделения превратились в элитные части французской армии. Солдаты других полков, желающие вступить в батальон зуавов, сделать это могли только после двух лет беспорочной службы.

Zouave Drum Major (старший полковой барабанщик), 1886 год


В 1852 г. в Алжире было три полка зуавов, которые стояли в самых крупных городах этой страны: в Алжире, Оране и Константине.

В 1907 году таких полков было уже четыре.

Всего же был создан 31 батальон зуавов, из которых 8 были сформированы в Париже и Лионе.

Vivandiere. «Боевые подруги»


В соединениях зуавов (как и в других французских военных частях) находились женщины, которых называли Vivandiere («вивандье» – маркитантки). Среди них были сожительницы солдат и сержантов, а были и проститутки, которые по совместительству были также прачками, поварихами, а во время боевых действий и санитарками. Национальный состав Vivandiere был разношёрстным: француженки, алжирские еврейки, даже местные уроженки. В 1818 году маркитантки во французской армии получили официальный статус, каждой из них выдавалась сабля, и порой в самых отчаянных ситуациях они принимали участие в боевых действиях.

Vivandiere в строю зуавов. «Зуавы». Музей цивилизаций Средиземноморья, Марсель

Маркитантка и зуавы в Крыму. 1855 год


Нужно сказать, что в среде зуавов Vivandiere пользовались большим уважением, и даже самые «озабоченные» и «отмороженные» мужские особи не рисковали обижать не только официальных подруг своих сослуживцев, но и «бесхозных» (полковых) маркитанток. В отношениях с ними всё должно было быть честно и по взаимному согласию. В соединениях зуавов Vivandiere исчезли лишь незадолго до II мировой войны.

Военная форма зуавов


Зуавы отличались необычной формой, которая делала их похожими на турецких янычаров. Вместо мундира у них была короткая суконная куртка темно-синего цвета, расшитая красной шерстяной тесьмой, под которую надевали жилет на пяти пуговицах. Летом они носили короткие белые шаровары, зимой – длинные красные, сшитые из более из более плотной ткани. На ногах у них были гетры, на которые порой в качестве украшения нашивались пуговицы, и ботинки. В качестве головного убора зуавами использовалась красная феска с синей кисточкой («шешия»), которую иногда обматывали зелёной или синей тканью. Феску офицеров и сержантов можно было отличить по вплетённой в неё золотой нити.

Французский зуав в летней форме

Зимняя форма зуава времен Июльской монархии (1830-1848 гг.)


Кстати, в середине XIX века у женщин в моду вошли так называемые зуавские жакеты, посмотрите на один из них:


Но мы немного отвлеклись, вернёмся к зуавам. На правой стороне куртки они носили медный значок – полумесяц со звездой, к которому крепилась цепочка с иглой для прочистки затравочного отверстия мушкета.

Значок зуавов


Все зуавы носили бороды (хоть устав этого и не требовал), длина бороды служила своеобразным индикатором выслуги лет.

Зуав, 1855 год


В 1915 году форма зуавов претерпела значительные изменения: их одели в мундиры горчичного цвета или цвета хаки, как отличительные знаки остались фески и синий шерстяной пояс. Тогда же зуавам выдали металлические шлемы.

Форма зуавов в 1914 и 1918 гг.


Собственная военная форма была и у Vivandiere: красные шаровары, гетры, синие куртки с красной обшивкой, синие юбки и красные фески с голубыми кистями.

Vivandiere

Боевой путь зуавов


Первой большой войной для французских зуавов стала знаменитая Крымская (1853-1856 гг.).

Зуав на Крымской войне. 1855 год, фотография Роджера Фентона


В то время их соединения уже считались элитными и весьма боеспособными, однако скоро выяснилось, что именно против них русские сражаются особенно упорно. Оказалось, что одетых в экзотичную «восточную» форму солдат русские приняли за турок, военная репутация которых в те времена была уже чрезвычайно низкой. И отступать перед «турками» русским было просто стыдно.

Э. Детай. Tambour major зуавского полка


Тем не менее, сражались зуавы умело и достойно. В битве при Альме солдаты Первого батальона Третьего полка зуавов, поднявшись по отвесным скалам, смогли обойти позиции левого фланга российской армии.

Attaque des positions russes par les zouaves durant la bataille de l'Alma


Малахов курган штурмовали семь полков, три из которых были зуавскими. Даже тело умершего от холеры французского маршала Сент-Арно доверено было сопровождать роте зуавов.

После Крымской войны Наполеон III распорядился сформировать дополнительный полк зуавов, который вошёл в состав императорской гвардии.

Зуавы времен Наполеона III. Раскрашенная вручную фотография из «Album photographique des uniformes de l'armee francaise Paris», 1866 год

Зуавы в лагере Наполеона III


В 1859 г. зуавы воевали в Италии против австрийских войск и подавляли восстание в регионе Кабилия (Северный Алжир). В ходе Итальянской войны Второй полк зуавов во время битвы при Медженте захватил знамя 9-го австрийского пехотного полка. За это он был награждён орденом Почётного легиона, а правящий монарх Сардинского королевства (Пьемонт) Виктор Эммануил II стал его почётным капралом.

Виктор Эммануил II, ставший почётным капралом Второго полка зуавов, портрет работы Alessandro Camussi


В 1861-1864 гг. Второй и Третий полки зуавов воевали в Мексике, где французские войска оказывали поддержку эрцгерцогу Максимилиану (брату австрийского императора Франца Иосифа): по результатам той кампании Третий полк был награждён орденом Почётного легиона.

А другие соединения зуавов в это же время воевали в Марокко.

В июле 1870 г. полки зуавов (в том числе гвардейский) приняли участие в боевых действиях во время Франко-прусской войны, закончившейся для Франции тяжёлым поражением и крушением монархии.

Зуавы на Франко-прусской войне 1870-1871 гг.

Les uniformes de la guerre franco-prussienne de 1870-1871


Гвардейский полк зуавов новые республиканские власти распустили (как и все другие императорские гвардейские части), но потом вновь сформировали, уже как армейский. Когда в 1881 году бей Туниса подписал договор о признании французского протектората, Четвертый полк зуавов был размещён в этой стране.

История зуавов продолжалась: в 1872 году четыре полка зуавов воевали против повстанцев в Алжире и Тунисе, в 1880 и в 1890 гг. – «усмиряли» Марокко. В 1907-1912 гг. подразделения зуавов вновь участвовали в боевых действиях в Марокко, закончившихся подписанием с этой страной Фесского договора 1912 года (признание султаном французского протектората). Тогда же в Марокко были расквартированы восемь батальонов зуавов.

В конце XIX века зуавы оказались и во Вьетнаме, куда был отправлен батальон Третьего полка. Два других батальона участвовали в боевых действиях во время Франко-китайской войны (август 1884 – апрель 1885 гг.). А в 1900-1901 гг. зуавы входили в состав французского контингента во время во время подавления восстания ихэтуаней.

После начала Первой мировой войны, в декабре 1914 и январе 1915 гг., в дополнение к существующим полкам зуавов на территории Алжира были сформированы Седьмой полк, Второй-бис и Третий-бис (на основе резервных батальонов Второго и Третьего полков), в Марокко – Восьмой и Девятый полки.

Несколько батальонов зуавов в ходе войны были сформированы из эльзасских и лотарингских перебежчиков.

Французский зуав в 1914 году, раскрашенная оловянная фигурка

Обед зуава, раскрашенная фотография, 1914 год


Зуавы тогда славились своей отчаянной храбростью и заработали репутацию «головорезов» – и во французской армии, и среди немецких солдат. В ходе военных действий все полки зуавов получили ордена Почетного легиона и «записи на штандартах».

Приняли участие в Первой мировой войне и коренные жители Магриба – около 170 тысяч арабов и берберов. Из них погибло 25 тысяч алжирцев, 9800 тунисцев и 12 тысяч марокканцев. Кроме того, до 140 тысяч выходцев из Северной Африки работали в это время на французских заводах и фермах, став, таким образом, первыми массовыми трудовыми мигрантами.

Вероятно, вы слышали о «Чуде на Марне» и переброске французских войск к боевым позициям на парижских такси (было задействовано 600 автомобилей).

Так были доставлены на фронт вначале два полка тунисских зуавов, а потом – часть солдат Марокканской дивизии, в состав которой входили подразделения зуавов, Иностранного легиона и марокканских тиральеров (о легионерах и тиральерах, а также о спагах и гумьерах будет рассказано в следующих статьях).

Переброска войск Марокканской дивизии на такси, сентябрь 1914 года

Интервенты


В декабре 1918 года зуавы (в качестве интервентов) оказались в Одессе и покинули её лишь в апреле 1919 года. О том, как они вели себя там, можно догадаться из заявления, которое в первый же день после высадки сделал командующим французскими войсками на востоке генерал Франше д'Эспере:

«Офицеров прошу не стесняться с русскими. С этими варварами надо поступать решительно, и потому – чуть что, расстреливайте их, начиная от мужиков и кончая самыми высшими представителями их. Ответственность я беру на себя».


Впрочем, представители других «просвещённых наций» (сербы, поляки, греки, в качестве французов «засветились» и тиральеры-сенегальцы) вели себя в Одессе не лучше: подсчитано, что за 4 месяца в 700-тысячном городе интервентами было убито 38 436 человек, ранено 16 386, изнасиловано 1 048 женщин, арестовано и подвергнуто телесным наказаниям 45 800 человек.

Odessa, French intervention, 1919 (Приморский бульвар). На этой фотографии мы видим зуава (слева)


Несмотря на такую жесткость, интервенционные власти продемонстрировали полную неспособность навести в городе элементарный порядок. Именно при них взошла «звезда» изрядно романтизированного И. Бабелем Мойше-Янкеля Меер-Вольфовича Винницкого – Мишки Япончика («Одесские рассказы», в которых Япончик стал прототипом бандита Бени Крика).

Дело дошло до того, что бандитами Япончика средь бела дня был ограблен румынский игровой клуб (румыны оккупировали Бессарабию, но развлекаться предпочитали в более весёлой Одессе).

В январе 1919 года генерал-губернатор Одессы А. Н. Гришин-Алмазов сказал в интервью газете «Одесские новости»:

«Одессе в наше безумное время выпала исключительная доля – стать убежищем всех уголовных знамен и главарей преступного мира, бежавших из Екатеринослава, Киева, Харькова».


Мишка Япончик написал тогда ему письмо-ультиматум, в котором говорилось:

«Мы не большевики и не украинцы. Мы уголовные. Оставьте нас в покое, и мы с вами воевать не будем».


Генерал-губернатор посмел отказаться от этого предложения, и «оскорблённые» бандиты Япончика напали на его автомобиль.

Архивная фотография настоящего, не «киношного» Япончика


При этом сам Япончик был, что называется, «чистоплюем», знавший его Леонид Утёсов говорил о нём:

«У него смелая армия хорошо вооружённых уркаганов. Мокрые дела он не признаёт. При виде крови бледнеет. Был случай, когда один из его подданных укусил его за палец. Мишка орал как зарезанный».


Сотрудник ВЧК Ф. Фомин вспоминал об Одессе после интервентов:

«Когда-то богатый, шумный и многолюдный город жил затаясь, тревожно, в постоянном страхе. Не только вечером или тем более ночью, но и днем население боялось выходить на улицы. Жизни каждого здесь постоянно угрожала опасность. Распоясавшиеся молодчики средь бела дня останавливали на улицах мужчин и женщин, срывали драгоценности, обшаривали карманы. Бандитские налеты на квартиры, рестораны, театры стали обычным делом».


О Мишке Япончике Фомин пишет:

«У Мишки Япончика было около 10 тысяч человек. Он имел личную охрану. Появлялся где и когда вздумается. Везде его боялись и потому оказывали почести прямо-таки королевские. Его и называли «королем» одесских воров и грабителей. Он занимал лучшие рестораны для своих кутежей, щедро расплачивался, жил на широкую ногу».


Об отнюдь не романтичных похождениях этого уголовника можно написать отдельную статью. Но мы не будем отвлекаться и скажем лишь, что чекисты довольно быстро сумели остановить этот «беспредел», сам Япончик в июле 1919 года был арестован и расстрелян начальником Вознесенского боевого участка Н. И. Урсуловым.

Побывали зуавы и в Сибири: 4 августа 1918 г. в китайском городе Таку был сформирован Сибирский колониальный батальон, в который наряду с другими частями колониальных полков вошла 5-я рота Третьего полка зуавов. Имеются сведения, что этот батальон принимал участие в наступлении на позиции Красной армии под Уфой. Далее в Уфе и Челябинске он нес гарнизонную службу, охранял железнодорожные пути, сопровождал составы. Сибирские приключения зуавов закончились 14 февраля 1920 года – эвакуацией из Владивостока.

Рифская война в Марокко


После окончания Первой мировой войны часть зуавов была демобилизована, и в 1920 г. во французской армии осталось шесть зуавских полков – четыре «старых» и два новых (Восьмой и Девятый). Все они приняли участие в так называемой Рифской войне, которая, несмотря на давшуюся дорогой ценой победу, славы европейцам (испанцы и французы) не принесла.

В 1921 году на территории Марокко была создана Конфедеративная республика племён Эр-Рифа (Эр-Риф – это название горной области на севере Марокко), которую возглавил Абд аль-Крим аль-Хаттаби – сын вождя берберского племени Бану уриагель.

Рифская республика на карте Марокко

Абд эль-Крим аль-Хаттаби


Еще в 1919 он начал партизанскую войну. В 1920 году после смерти отца возглавил племя, ввел всеобщую повинность для мужчин в возрасте от 16 до 50 лет и со временем создал настоящую армию, в составе которой были артиллерийские части. Восстание поддержало вначале племя Бени-тузин, а затем и другие берберские племена (всего – 12).

Отряд армии Рифской республики


Это всё, разумеется, не могло понравиться французам, контролировавшим основную часть территории страны, и испанцам, которым теперь принадлежало северное побережье Марокко с портами Сеута и Мелитлья, а также Рифские горы.

Боевые действия продолжались до 27 мая 1926 года, когда марокканцы были окончательно разгромлены франко-испанской армией (численностью в 250 тысяч человек), которую возглавлял маршал Петэн. Потери европейцев, которые использовали против повстанцев танки, авиацию и химическое оружие, оказались шокирующими: испанская армия потеряла убитыми, умершими от ран и пропавшими без вести 18 тысяч человек, французы – около 10 тысяч. Потери марокканцев были почти в три раза ниже: примерно 10 тысяч человек.

Испанские танки FT-17 «Рено» в Марокко

Французский легкий бомбардировщик «Бреге-14», подбитый ружейно-пулеметным огнем марокканских повстанцев

Франсиско Франко (будущий диктатор) у знамени во время Рифской войны


С 1927 по 1939 годы Первый и Второй полки зуавов находились в Марокко, Третий, Восьмой и Девятый – в Алжире, Четвертый – в Тунисе.

Неудачная война


После начала II мировой войны было создано 9 новых полков зуавов: 5 было сформированы во Франции, 4 – в Северной Африке. На этот раз отличиться им не удалось: во время боевых действий эти соединения понесли большие потери, многие солдаты и офицеры попали в плен. Но оставшиеся в Африке Первый, Третий и Четвертый полки зуавов после высадки союзников в рамках операции «Драгун» воевали в Тунисе вместе с британцами и американцами (кампания 1942-1943 гг.), девять батальонов зуавов в 1944-1945 гг. вместе с союзниками воевали на территории Франции и Германии.

Завершение истории французских зуавов


В 1954-1962 гг. зуавы снова принимали участие в боевых действиях на территории Алжира.

Следует сказать, что Алжир был не колонией, а заморским департаментом Франции (её полноценной частью), и потому жизнь простых алжирцев нельзя было назвать очень уж тяжёлой и беспросветной – их уровень жизни, конечно, был ниже, чем у французов метрополии и «черноногих», но намного выше, чем у соседей. Однако националисты по сторонам предпочитали не оглядываться. 1 ноября 1954 года был создан Фронт национального освобождения Алжира. Началась война, в которой французские войска неизменно побеждали плохо вооруженных и организованных повстанцев. Особенно больших успехов французская армия добилась начиная с февраля 1959 года: в 1960 году уже можно было говорить о военной победе французских частей и дезорганизации ФНО, почти все лидеры которого были арестованы либо убиты. Однако добиться лояльности местного населения это не помогало ни в малейшей степени.

Французские солдаты 4-го полка зуавов

Город Оран, 1962 год, мальчик с игрушечным автоматом и его мама идут мимо французских солдат


Алжирскую войну прекратил Шарль де Голль, который 1 июня 1958 года получил пост председателя Совета министров, а 21 декабря был избран президентом Французской Республики. По иронии судьбы, именно при нём французская армия добилась наибольших успехов в борьбе с ФНО, но президент принял твёрдое решение уйти из Алжира. Эта «капитуляция» привела к открытому мятежу размещённых в Алжире военных частей (апрель 1961 года) и к появлению в 1961 году ОАС (Секретной вооруженной организации, или Организации секретной армии, Organisation de l’Armee Secrete), которая начала охоту и на де Голля (по разным данным, от 13 до 15 покушений), и на других «предателей».

«Братья». Плакат ОАС

Плакат ОАС: «К оружию, граждане!»


Об этих событиях мы ещё поговорим в статье, посвящённой Французскому Иностранному легиону, поскольку именно его части сыграли важнейшую роль в развязке этой истории и самый прославленный и элитный полк легионеров был расформирован по приказу де Голля.

Солдаты самого элитного полка Иностранного легиона, который в ночь на 22 апреля 1961 года взял под контроль все правительственные учреждения Алжира и был расформирован по приказу де Голля, фотография 1953 года. Что это за полк, узнаете позже


Пока же скажем, что закончилось всё заключением Эвианских соглашений (18 марта 1962 года), после которых на референдумах, проведённых во Франции и в Алжире, большинство населения высказалось за образование независимого алжирского государства. Независимость Алжира была официально провозглашена 5 июля 1962 года.

И тогда же пришла к концу долгая история зуавов французской армии, боевые части которых были расформированы. Лишь во французском военном училище коммандос до 2006 года ещё использовались флаги и униформа зуавов.

Следует сказать, что французские зуавы были очень популярны в других странах, где предпринимались попытки организовать свои боевые соединения по их образцу. О них мы расскажем в отдельной статье. В следующих же статьях поговорим о чисто магрибских соединениях французской армии: тиралерах, спагах и гумьерах.

Автор: Рыжов В.А.