Бой англичан с пуштунами.

Осел, нагруженный золотом, может взять город, но останется ослом.

Британцы всегда тщательно поддерживали имидж непобедимости своих войск: их победы хорошо известны всем, тогда как поражения не афишируются даже среди англоязычных любителей истории. Вот и в данном случае даже англоязычных источников, рассказывающих о неприятном поражении, которое английские войска получили от пуштунского племени афридиев, восставшего в 1897 году, очень мало.

Следует отметить, что англичане крайне неохотно воевали с пуштунами, памятуя о нескольких крайне неприятных поражениях, которые потерпели от них. Племена эти были весьма воинственны, к тому же основные их жилища находились в довольно труднодоступных горных местах. Поэтому англичане предпочитали покупать их дружбу за деньги. Но дружба за деньги редко бывает долгой, и в 1897 году племена афридиев и оксаев, считавшиеся самыми большими и сильными в Хайбере, восстали, весьма успешно захватив и разграбив несколько английских постов.

Естественно, для наказания непослушных был собран экспедиционный корпус в 20.000 солдат. Британцы были уверены, что одно уже их появление в зоне проживания восставших произведет на них столь сильное впечатление, что они оставят всякую мысль о дальнейшем сопротивлении победоносному натиску англо-индийских войск.

Бой англичан с пуштунами.

Гладко было на бумаге №1.

Началось все с того, что общая численность экспедиционного корпуса перевалила за 60.000 человек, но только половина из них была солдатами. Вторая половина - лагерная обслуга. Британцы привыкли воевать с комфортом, поэтому, чтобы иметь все необходимое, корпус должны были сопровождать по начальным расчетам 20.000 животных - мулов и верблюдов. Но в конце концов в поход вышел караван, насчитывавший до 75.000 животных, из которых только мулов было 42.500. Следует добавить, что это впечатляющее стадо требовало не только погонщиков (исходя из нормы 1 человек на 3 животных), но и солдат для прикрытия, поскольку набранные чуть ли не силой в местных деревнях погонщики в случае малейшей опасности превращались в еще одно стадо, не слушавшееся вообще никого.

Дополнительные трудности (как и дополнительный груз) были связаны с тем, что боевые части корпуса были неоднородными. 

Как писал Г. Ностиц: "представим себе отряд, состоящий из европейцев, сейков, гуркасов, патанов, пенджабских магометан, Маратов и т. д., — необходимо принять во внимание национальную пищу каждого племени. Не говоря уже про кастовые обычаи и предрассудки, которые следует, насколько возможно, тщательно соблюдать, очевидно, что каждый солдат будет чувствовать себя лучше, когда он будет получать именно ту пищу, к которой он привык. Так, англичанин окажется весьма плохим бойцом, если его будут кормить так же, как вегетарианца сейка".

Но корпус был собран, снабжен всем необходимым и двинулся на восставших. Причем командующий корпусом генерал Логкарт ожидал, что "ораксаи не имеют в виду оказать серьезного сопротивления раньше Караппы. Что же касается афридиев, то они были слишком заняты укреплением Сампагского и Архангского проходов для того, чтобы прийти на помощь ораксаям в значительных силах". Впрочем, как оказалось, пуштунам и не надо было собираться "в значительных силах".

Войска слишком устали.

Началось все с того, что командующий одной из дивизий корпуса, получив в 5 вечера приказ генерала Логкарта занять горный перевал двумя батальонами, на следующий день в 11 часов утра сообщил ему, что "войска его дивизии вернулись в лагерь накануне столь поздно, что, по его мнению, лучше не возлагать на них указанной задачи, в особенности в виду предстоящего на другой день наступления всей колонны". В результате перевал ночью заняли пуштуны и приготовились к бою. После непродолжительной артиллерийской подготовки англичане пошли на штурм. "Туземные" батальоны остались в резерве. Однако "белые господа" неожиданно оказались весьма ненадежными: "В 11 1/2 час. утра началась атака: боевая часть состояла из баталиона гуркасов, поддержанного Дорсетшайрцами, в частном резерве были два баталиона, именно Дербишайрцы и Гордоновские Гайлэндеры. Войскам предстояло наступать вдоль узкого хребта, самым опасным местом которого была небольшая седловина, у самого подножия Даргайских высот, находившаяся под сильным огнем противника. Первая атака не удалась: гуркасы потеряли двух европейских офицеров и 65 нижних чинов и залегли. Затем пошли в атаку Дорсетшайрцы, но, потеряв одного офицера и 48 нижних чинов, они также остановились. Попытка Дербишайрцев тоже не имела успеха, хотя у них выбыло из строя только 11 человек. Положение становилось критическим, бой продолжался уже более 4-х часов..."

Честь британского оружия спасли шотландцы: только в 3 часа перевал был взят Гордоновскими Гайлэндерами (шотландцами) и 3-м Сейкским (сикхским) полком: "Командир Гайлэндеров, подполковник Матиас, получивши от бригадного командира приказание атаковать, обратился к своему полку с следующими словами: "Гордоновские Гайлэндеры, вам приказано взять Даргай и вы это исполните..." Имея своего командира и офицеров впереди, Гайлэндеры, при звуках национального шотландского гимна, устремились на Даргай".

Самое интересное, что атака эта была исполнена не по приказу бригадного генерала, а практически частным порядком: офицеры полка личным примером подняли солдат в атаку. Батальон потерял 37 человек, но из них - 7 офицеров.

Возвращение из боя.

Гладко было на бумаге №2.

Впрочем, пройдя перевал, британцы попали в еще более трудное положение: афридии не только не сдались, но весьма активно и успешно воевали. Обосновавшись в долине генерал Локгарт направил пуштунам прокламацию с требованием, чтобы их представители явились в лагерь без оружия выслушать условия победителей. Кроме того, афридии должны были выдать 800 ружей, заряжающихся с казенной части, и уплатить 50.000 рупий, ораксаи - 500 ружей и 30.000 рупий. Однако вновь "что-то пошло не так". Как писал английский корреспондент: "Наше продолжительное пребывание на одном месте побудило афридиев к ежедневным нападениям и стычкам со сторожевыми постами. Их стремительные и смелые нападения, искусство с которым они пользуются местностью, вызывают в нас удивление и производят впечатление на наших солдат. Если мы бросим взгляд на последние недели нашего пребывания в Майдане и подведем итоги успехам и потерям у нас и у неприятеля, то мне кажется, что я не ошибусь, если скажу, что этот расчет будет не в нашу пользу. До настоящего времени мы выдержали, вместе с войсками Пешаверской и Курамской колонны, до 650 сражений и стычек, но было бы очень смело утверждать, что мы выбили из строя такое же число противников".

В конце концов генерал Логкарт был вынужден отступить из занятой им долины, потеряв в ходе экспедиции более 2.000 человек убитыми и ранеными и получив от племен всего 89 винтовок и около 4.000 рупий. Но страшнее всего был удар по престижу британской армии и британского солдата в глазах индийских войск. Как писал один английский офицер: "хуже всего то, что туземные войска видели слабость и трусость своих белых товарищей. Сипаи открыто говорят, что если английские солдаты будут впредь им грубить, то они их побьют, и страшно подумать, что они в состоянии это сделать!".

Основной источник: Ностиц Г. Восстание горцев на северо-западной границе Индии в 1897 году. СПб. 1901.