Самолёты непосредственной поддержки войск служили верой и правдой много лет, однако главный гвоздь в крышку гроба их будущего забили много лет назад и сами военные, и аудиторы. Всё дело в стоимости производства или, точнее, воспроизводства таких самолётов.

Почему военные самолёты стали не нужны

С военной техникой, особенно с авиационной, порой происходят потрясающие метаморфозы. Если бы Павлу Сухому, Евгению Иванову и Джону Дэвису Фарли из Fairchild Aircrat сказали, что ударные самолёты с огневыми возможностями танков станут никому не нужны, они подумали бы, что этому человеку несомненно место в психиатрической лечебнице. Но времена меняются.

Мнение и в США, и в России на этот счёт было примерно одинаковым. Здесь стоит напомнить, что ни Су-25, ни A-10 Thunderbolt II давно не производятся. В заводских цехах эти машины собирали примерно по 8–10 лет, после чего потребность в уникальных стальных птицах постепенно начала сходить на нет.

Су-25Т на стоянке аэродрома. Фото: wikimedia / Sergey Riabsev / GFDL 1.2

Новые машины стоили 12 млн долларов (Су-25) и 19 млн долларов (А-10) за единицу соответственно. Модернизацию этих машин дешевой назвать тоже нельзя. В сентябре 2018 года стало известно, что работы по преобразованию четырех Су-25 в Су-25СМ3 военное ведомство оценило в 1,7 миллиарда рублей — это почти по полмиллиарда рублей на самолёт.

За эти деньги (почти 6 млн долларов за самолёт) производитель предлагал переоснастить машину полностью цифровой системой управления, поставить современные средства связи и прицельно-навигационный комплекс нового поколения, а также провести капитальный ремонт планера и двигателей.

Модернизация А-10 до пригодного к боям будущего оказалась еще дороже. Боевая информационно-управляющая система из цифрового контура, подвесные контейнеры для целеуказания и аппаратура для радиоэлектронного подавления обошлись заказчику почти в 9 млн долларов за один самолёт.

Компенсировать такие расходы российские военные и их американские коллеги решили рациональностью применения. Из почти полутора тысяч построенных за всё время Су-25 (большая часть из них осталась на территории России) до самой последней версии Су-25СМ3 будут доведены лишь несколько десятков машин.

Модернизация А-10, согласно данным из открытых источников, проведена в 2013 году и о дальнейших планах пока не известно. Ремонт и восполнение боевых потерь (если такие будут) производители по обе стороны океана планируют производить из того, что осталось на данный момент. На следующие несколько десятков лет такого количества авиации вполне хватило бы, но если изучить вопрос глубже, то будущее пилотируемой авиации не кажется таким уж безоблачным, как представляется на первый взгляд.

Фото: wikimedia / U.S. Air Force photo by Master Sgt. William Greer / Общественное достояние

А-10 во время учений Red Flag в Неваде.

Подготовка летчика для штурмовика – 1 млн долларов. Это просто невыгодно

Как и в случае с палубной авиацией (даже в США признают наличие серьезных сомнений в целесообразности применения палубных истребителей), самолеты-штурмовики ждет серьезная проверка на прочность. Но цена и сложность производства — не единственная причина, по которой военные отказываются от закупок этой техники.

Одна из главных причин такого положения дел — высокий порог применения штурмовой авиации. Бывшие летчики отмечают, что невозможно перебросить авиакрыло для проведения ударной операции ни в один район мира, даже если это богом забытая пустыня в стране, название которой не выговоришь с первого раза, — такие перемещения засекут.

Беспилотные ударные аппараты в этом плане значительно удобнее — их вывод в точку можно провести даже в плохую погоду, а количество высокоточных средств поражения на борту гарантирует аккуратное выполнение боевой задачи. Другая проблема, из-за которой ударные самолёты будут применяться всё реже, — люди, которые управляют многотонной машиной.

Подготовка одного летчика для ударной машины стоит, в среднем, около миллиона долларов за весь курс. Для сравнения — курс подготовки оператора БПЛА стоит в три раза меньше. Кроме того, если посчитать расходы на проведение операций, ремонт, обслуживание, и все сопутствующие расходы, то пилотируемая авиация существенно уступает как в качестве, так и в стоимости нахождения на боевой службе.

Штурмовики проиграли беспилотникам

Называть ударные дроны бюджетным решением для войн будущего тоже неправильно. Если взять самый популярный в мире ударный дрон MQ-9 Reaper с ценой в 25 млн долларов за единицу (и это без бомб и ракет), то разговора о бюджетности войны с применением такого оружия не будет, поскольку один атакующий дрон оказывается дороже пилотируемого варианта.

Единственным производителем, способным производить дешевые ударные дроны, является китайская корпорация AVIC. Их ударный Wing Loong продаётся на экспорт по цене от 1 млн долларов за аппарат. Именно эти дроны позиционируются как дешевое средство для решения любых проблем с бронетехникой и живой силой на глубину в 1–2 тыс. километров, что позволяет выполнять задачи как внутри государственных границ, так и скрытые ударные миссии за её пределами.

Китайский БПЛА Wing Loong с боевой нагрузкой. Фото: wikimedia / Mztourist / CC BY-SA 4.0

Для сравнения — боевой радиус Су-25 с вооружением составляет всего 750 километров. У А-10 этот показатель немногим выше — около 900 километров при работе по наземным целям. Простая математика показывает — даже с учётом низкой боевой нагрузки (у беспилотников она измеряется сотнями килограммов, а не тоннами, как у самолётов) дроны диктуют более экономически понятную и обоснованную войну, чем традиционные штурмовики.

Эксперты утверждают, что несмотря на присутствие человека на поле боя, будущее тактических наступательных и оборонительных операций, равно как и борьба с терроризмом, за беспилотной авиацией.