Видео рассказывает об истории создания, технических особенностях и боевом применении советской тяжёлой самоходно-артиллерийской установки периода Великой Отечественной войны ИСУ-122 (Объект 242).

                                           СОДЕРЖАНИЕ ВИДЕО


ИСУ-122 (Объект 242) — советская тяжёлая самоходно-артиллерийская установка (САУ) периода Великой Отечественной войны. В названии машины аббревиатура ИСУ означает «самоходная установка на базе танка ИС» или «ИС-установка»; буква «И» в дополнение к стандартному советскому обозначению «СУ» боевой техники такого класса потребовалась для отличия от САУ того же калибра СУ-122 на другой танковой базе. Индекс 122 обозначает калибр основного вооружения машины.

Разработана конструкторским бюро опытного завода № 100 в декабре 1943 года и принята на вооружение Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) 12 марта 1944 года. Месяцем позже началось её серийное производство на Челябинском Кировском заводе (ЧКЗ), продолжавшееся до 1945 года. ИСУ-122 широко применялись на завершающем этапе Великой Отечественной войны в роли мощного истребителя танков и штурмового орудия, сыграв важную роль в разгроме нацистской Германии и её союзников. Помимо РККА, ИСУ-122 состояли на вооружении армий Польши и Чехословакии, единичные трофейные машины использовались вермахтом.

Прототип тяжёлой САУ ИСУ-122 Объект 242 был построен на ЧКЗ в декабре 1943 года. Фактически он представлял собой ранее разработанную ИСУ-152 и отличался от неё только вооружением — вместо 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20С на новой машине установили 122-мм пушку А-19. Поскольку оба этих орудия в буксируемом варианте устанавливались на один и тот же лафет 52-Л-504А и были весьма близки по конструкции, то особых трудностей при перестволении не возникало. Объект 242 был успешно испытан на Гороховецком артиллерийском полигоне, но не был немедленно запущен в серийное производство — в то время все бронекорпуса ИСУ комплектовались гаубицей-пушкой МЛ-20С. Однако к весне 1944 года выпуск бронекорпусов ИСУ превысил выпуск орудий МЛ-20С, и было принято решение оснастить недоукомплектованные серийные машины пушкой А-19 (точнее, её слегка модернизированным вариантом А-19С (Индекс ГАУ — 52-ПС-471), более удобным для наводчика в стеснённых условиях боевого отделения самоходки). На тот момент на складах имелся определённый запас стволов А-19, которые могли быть без особых проблем адаптированы к установке в САУ серии ИСУ. В свете этих обстоятельств Государственный комитет обороны 12 марта 1944 года официально принял на вооружение РККА прототип Объект 242 под названием ИСУ-122. В апреле 1944 года первые серийные ИСУ-122 покинули сборочные линии ЧКЗ. Итого - 1735 едениц.

Пушка А-19С имела ручной затвор поршневого типа, что отрицательно сказывалось на скорострельности (1,5—2,5 выстрела в минуту). Поэтому советские инженеры улучшили 122-мм орудие А-19, оснастив его полуавтоматическим клиновым затвором. Этот вариант пушки получил обозначение Д-25Т и изначально устанавливался на танки ИС-2. К концу августа 1944 года были закончены все работы по созданию самоходного варианта пушки Д-25С, и тогда же в серию была запущена улучшенная версия САУ ИСУ-122С с этим орудием. Скорострельность возросла до 3—4 выстрелов в минуту, а в самых лучших условиях могла достигать 6 выстрелов в минуту.

ИСУ-122С

Несмотря на явные преимущества ИСУ-122C над оригинальным вариантом ИСУ-122, последний остался в производстве благодаря гораздо большей доле поступающих с артиллерийских заводов стволов 122-мм самоходных пушек обр. 1937/44 гг. (дальнейшее развитие А-19С) по сравнению с другими образцами вооружения, годными для установки в самоходки серии ИСУ (МЛ-20С и Д-25С). Серийный выпуск ИСУ-122 был прекращён в 1945 году, всего ЧКЗ построил 1735 ИСУ-122, из них 1435 до 1 июня 1945 года. Причинами снятия с производства послужили как общее уменьшение выпуска бронетехники после окончания Второй мировой войны, так и отсутствие превосходства в вооружении у ИСУ-122 над базовым танком ИС-2. Лицензии на производство ИСУ-122 в другие страны не продавались. После Великой Отечественной войны много уцелевших ИСУ-122 было переоборудовано в пусковые ракетные установки, самоходные шасси для орудий особой мощности, машины снабжения или БРЭМ.

Небольшое число сохранивших своё оригинальное вооружение ИСУ-122 было модернизировано в 1958 году. Но по сравнению с ИСУ-152 модернизация была неполной — заменялись только прицелы и радиостанции; двигатель обновлялся не всегда. В начале 1960-х годов ИСУ-122 были сняты с вооружения Советской армии (ИСУ-152 служили гораздо дольше), часть разоружённых машин была передана в распоряжение ряда гражданских ведомств.

ИСУ-122 имела ту же компоновку, что и все другие серийные советские САУ того времени (за исключением СУ-76). Полностью бронированный корпус был разделён на две части. Экипаж, орудие и боезапас размещались впереди в броневой рубке, которая совмещала боевое отделение и отделение управления. Двигатель и трансмиссия были установлены в корме машины.

Броневой корпус самоходной установки сваривался из катаных броневых плит толщиной 90, 75, 60, 30 и 20 мм. Броневая защита дифференцированная, противоснарядная.

Три члена экипажа располагались слева от орудия: впереди механик-водитель, затем наводчик, и сзади — заряжающий. Командир машины и замковый находились справа от орудия. Если экипаж состоял из четырёх человек, функции заряжающего выполнял замковый. Высвободившееся место могло быть использовано для размещения дополнительного боекомплекта.

 Основным вооружением ИСУ-122 являлась пушка А-19С калибра 121,92 мм. Марка и тип орудия варьировались от модификации и времени выпуска самоходки. Орудие монтировалось в рамке на лобовой бронеплите рубки и имело вертикальные углы наводки от −3 до +22°, сектор горизонтальной наводки составлял 10°.

Эффективная дальность стрельбы по артиллерийским орудиям и огневым точкам 1500 м, эффективная дальность стрельбы по бронетехнике - 2500 м, дальность выстрела прямой наводкой — 5 км, наибольшая дальность стрельбы при угле прицеливания 18° (в большей степени ограничена возможностями надежной работы противооткатного устройства орудия в высокорежимной стрельбе) — 14,3 км. Выстрел производился посредством электрического или ручного механического спуска. Боекомплект орудия составлял 30 выстрелов раздельного заряжания.

С октября 1944 года на ИСУ-122 устанавливался зенитный крупнокалиберный 12,7-мм пулемёт ДШК с коллиматорным прицелом К-8Т на турельной установке на правом круглом люке командира машины. Боекомплект к ДШК составлял 250 патронов. Для самообороны экипаж имел два автомата (пистолет-пулемёта) ППШ или ППС с боекомплектом 1491 патрон (21 диск) и 20 ручных гранат Ф-1.

Для ведения огня самоходка оснащалась двумя орудийными прицелами — телескопическим СТ-18 для стрельбы прямой наводкой и панорамой Герца для стрельбы с закрытых позиций.

Боевое применение

 ИСУ-122 использовалась во всех функциональных областях применения самоходной артиллерии. Вместе с другими тяжёлыми САУ СУ-152 и ИСУ-152 она выполняла функции мощного штурмового орудия, истребителя танков и самоходной гаубицы. Однако все эти машины имели различные тенденции боевого применения: СУ/ИСУ-152 тяготели более к роли штурмового орудия, а ИСУ-122 — к роли истребителя танков. 122-мм пушка А-19С или Д-25С выстреливала 25-кг остроголовый бронебойный снаряд БР-471 с дульной скоростью 800 м/с. Этого было достаточно, чтобы пробить броню любого представителя бронетехники вермахта за весьма редкими исключениями. Только лобовая броня «Элефанта»/«Фердинанда» не пробивалась БР-471, а броня танка «Королевский Тигр», несмотря на более выгодные углы наклона, часто раскалывалась от попаданий БР-471 из-за плохого её качества. Однако из-за своей высокой кинетической энергии БР-471 часто повреждал тяжелобронированные цели без пробития брони, выводя из строя двигатель и коробку передач механическим ударом. 122-мм орудие имело очень большой бронебойный потенциал, но БР-471 не позволял его раскрыть полностью. Улучшенный вариант тупоголового бронебойного снаряда с баллистическим наконечником БР-471Б был разработан в начале 1945 года, но в массовое производство пошёл уже после окончания войны. В рапортах с полей боёв также отмечалось, что хорошим действиям по бронецелям противника обладают и мощные пушечные осколочно-фугасные стальные гранаты ОФ-471 и ОФ-471Н с привинтной головкой с последующей установкой взрывателя РГМ на фугасное действие. Они также имели массу в 25 кг, дульную скорость в 800 м/с и снабжались 3,6—3,8 кг тротила соответственно. Механического удара и последующего взрыва часто было достаточно для вывода из строя цели без пробития брони.

При прорыве укреплённых полос и в городских боях ИСУ-122 использовались как штурмовые орудия, но с меньшей эффективностью по сравнению с СУ/ИСУ-152. Но в общем ИСУ-122 заслужила хорошую оценку и в этой роли — ОФ-471 был эффективен против полевых и долговременных фортификаций, открыто расположенной и окопавшейся пехоты, укреплённых зданий. В городских боях длинный вылет ствола 122-мм пушки часто мешал маневрированию в узких местах.

В качестве самоходной гаубицы ИСУ-122 использовалась редко, несмотря на максимальную дальность стрельбы, превышающую 14 км. Обыкновенно ИСУ-122 стреляли с закрытых позиций в отсутствие поддержки буксируемой артиллерии при быстрых прорывах, когда буксируемые орудия не успевали продвигаться за танковыми и механизированными частями Красной армии.

8 марта 81 ОГвТТП получил 20 ИСУ-122 из четырех маршевых батарей (на тот момент в нем оставался 1 исправный танк ИС-2) и вступил в бой с окруженным в районе к юго-западу от Кенигсберга противником. За 12 дней боев полк потерял убитыми 7 офицеров и 8 солдат, ранеными 11 офицеров и 13 солдат и сержантов. В ходе сражений сгорело 10 ИСУ-122 и еще 5 были повреждены. Танкисты, переквалифицировавшись в самоходчиков, захватили населенные пункты Айзенберг, Вальтерсдорф, Биркнау, Грунау и вышли на побережье Балтийского моря. Полк уничтожил 5 танков, 3 штурмовых орудия, 65 противотанковых пушек, 8 БТР, 9 тягачей и захватил исправными 18 орудий и одну "Пантеру". Полк при этом оставался танковым!

И ещё один бой Героя Советского Союза В. Гущина, воевавшего в составе 387 САП о бое 20 января 1945 года.

- "Первый город, Инорос, был особенно сильно укреплен. Наши попытки ворваться в город не привели к успехам. Нам пришлось отступить. Командир полка дал приказ моей машине и еще одной машине подойти к подступам города и прорваться в город. Получив этот приказ, почувствовали большую радость и гордость за возложенную на нас ответственность. Приступили к выполнению. В это время был сильный туман, видимость поэтому была очень плохая. Нашему командиру батальона и членам экипажа приходилось открывать люки, чтобы получше разглядеть, где находится противник. При подходе к городу находился небольшой хутор. Когда мы поравнялись с хутором, противник внезапно открыл огонь по нам, в результате чего был убит командир батальона головной машины, а вторая машина была повреждена. После этого принимаю командование на себя. Приказываю сделать несколько выстрелов по этому укрепленному хутору, после чего, убедившись, что противник уничтожен, я решил ворваться в город. Приближаясь, я увидел, что справа и слева идут немецкие танки... Принимаю немедленное решение — отойти в укрытие, после чего вступить в бой с противником. Вторую машину также взял с собой. Первую машину, в которой находился я, поставил слева, в направлении противника. А вторую машину поставил с правой стороны. Не пробыв в таком положении и часа, я увидел, что немецкие танки идут по дороге метров за двести. В этот момент я открыл по ним огонь. Первый снаряд попал в лобовую часть танка. Танк не загорелся. Подпустив его на 100 метров, снова открыл по нему огонь. Со второго снаряда танк загорелся. Из танка стали выбегать немцы и разбегаться в разные стороны. Не теряя времени, я перевожу огонь на другие танки. Они шли друг за другом. Второй танк тоже загорелся, потом и третий. Четвертый танк заметил нас и стал наводить огонь на меня. Я немедленно даю приказ: "Полный газ, в сторону!" И только я успел отъехать, как по тому месту, где я стоял, стали стрелять. Я, используя это время, сразу же навожу огонь на следующий танк и сжигаю его. И таким же образом я подбил 8 немецких танков..."

Старший лейтенант Ковалев Василий Петрович работая командиром батареи тяжелых самоходных орудий ИСУ-122 проявил высокое мастерство в управлении боем, тактическую грамотность в применении самоходной артиллерии во взаимодействии с пехотой и другими родами войск. Проявляя героизм и отвагу на поле боя увлекал подчиненных на боевые подвиги.

12.01.45 в период прорывы сильно-укрепленной обороны противника в районе Корытница, Ново – Осувка, он показал высокое искусство управления и применения самоходных артиллерийских установок при прорыве позиционной обороны противника. Василий вел свою батарею непосредственно к укреплениям врага, сходу, прямой наводкой уничтожил 12 ДЗОТов, 15 пулеметов, 2 минбатареи, затем на полном ходу ворвался с десантом в расположение врага уничтожая его огнем и гусеницами обратил его в бегство.

В районе Ново – Осувка противник оказал сильное сопротивление артиллерийским огнем. Василий поступил хитро. Оставил 2 самоходки, которые делали вид что наступают, сам с тремя ПТ установками зашел с левого фланга, на полном ходу с тыла врезался в артиллерийские позиции, гусеницами и выстрелами уничтожил 9 орудий 75 мм, 3 орудия 150 мм вместе с солдатами. Благодаря его умелому маневру враг потерял сильно-укреплённый опорный пункт, дорога нашим наступающим войскам была открыта.

На следующий день противник бросил в контратаку 10 тяжелых и средних танков. Василий, находясь впереди пехоты противника, принял бой с превосходящей силой противника – одной самоходкой против десяти. С первых выстрелов уничтожил 2 «Пантеры» и удерживал врага до подхода остальных самоходок. Затем перешел в наступление и сжег еще 3 танка «Тигр», остальных обратил в бегство.

Во время танкового сражения в районе Моравице. Фашисты, для прикрытия своих войск, оставил 3 танка в засаде по дороге Петроковице. Василий, заметив засаду, обошел ее и все три танка сжег вместе с экипажами. Далее прорвался к переправе на реке Чарна – Нида, настиг переправляющуюся колонну танков в количестве 20 «Тигров» и «Пантер», 100 автомашин и сходу атаковал врага. Первыми залпами он сдернул башни у 5 «Тигров» и поджег 10 машин. Но враг оказал сопротивление. Умелое руководство и героизм наших бойцов принесло победу и полный разгром врага. Все поле было в огне, 11 «Тигров», 3 «Пантеры» и более 30 автомашин горели на поле боя, враг в панике стал бросать технику и поспешно отступал. Были захвачены большие трофеи – 21 тягач, около 30 автомашин и 5 исправных тяжелых и средних танка. Но на этом дело не кончилось.

После полного разгрома врага Василий и его команда переправились через реку, перерезали шоссейную дорогу ведущую в Кёльце – Ракув, оставив одну самоходку для удержания рубежа до подхода пехоты.

Сам устремился на железнодорожную станцию Бялогон. Ворвался в нее, навел шороху на обороняющийся гарнизон и обратил его в бегство. Таким образом он своим умелым маневром перерезал две важнейшие магистрали, одну из них железнодорожную.

Большинство ИСУ-122 пережило Великую Отечественную войну, но очень мало из них сохранило свой первоначальный облик. Много машин этого типа было переоборудовано или утилизировано на металл в середине 1960-х годов. Поэтому число ИСУ-122 в музеях и мемориалах существенно меньше, чем ИСУ-152 (последние сохраняли боевую ценность дольше и, как следствие, меньше подвергались переделкам и снимались с вооружения позже по времени).