Как в журналах рисовали нашествие русских

Боевой дух американцев после Второй мировой войны находился на сильном подъеме: пропаганда уверяла, а люди охотно верили, что именно американцы в ней и победили. На этом фоне пышным цветом расцвели издания комиксов, где главный герой, обязательно в образе брутального мачо, противостояли уже русским коммунистам. Десятки художников дали волю фантазии и на картинках представляли себе и читателям грядущую войну с СССР. В журналах широкими мазками рисовали настоящее нашествие русских и американцы с удовольствием раскупали все тиражи таких комиксов.

Пик развития этой культуры пришелся на конец 1950 года. К этому моменту в США насчитывалось более сотни брутальных комиксов, выходивших достаточно большими тиражами. Stag, Man's life, Adventure, True men — уже по названию видна ориентация издателя на мужскую аудиторию.

Журналы в основном рассказывали незамысловатые истории о войне смелых американских солдат с подлыми коммунистами, решившими захватить очередную страну третьего мира. Впрочем, тексты в комиксах никогда не занимали видного места, главную работу выполнял художник.

А художники старались изо всех сил. Посмотрите к примеру на обложку For men ounly, где женщины в классических русских платках берут на прицел американских летчиков:

Естественно, ни к чему хорошему подобные настроения не вели. Джеймса Форрестола, вообще-то бывшего первым министром обороны США, навязчивая идея о русском нашествии привела к наблюдению у врачей. Бывший вояка закончил свои дни бормоча фразу «русские идут, я видел их повсюду».

Еще одна классическая зарисовка: коварные коммунисты ведут закулисные переговоры.

Или бравый американский разведчик рушит планы русских шпионов!

Подводник-коммунист схватил с причала красотку. Логика в повествовании американских художников тоже часто уходила на второй план.

Вот, пожалуй, одна из лучших работ того времени. В точности отображает, как видели коммунистов в США.

Советский маршал с покоренной американкой.

Ни один из комиксов подобной направленности не пережил конца холодной войны. Да и с образованием у американцев стало лучше — в байку о страшных русских коммунистов почти никто не верил.