Одновременное всплытие в Арктике сразу трех российских подводных лодок затмило куда более важное событие, произошедшее в рамках этих учений. О каких именно впервые прошедших испытаниях идет речь и почему они имеют прямое отношение к обеспечению безопасности России от ядерного нападения США?

26 марта главком ВМФ адмирал Николай Евменов доложил президенту Путину о результатах идущей в Арктике комплексной Арктической экспедиции «Умка-2021». Экспедиция проводится совместно с Русским географическим обществом, ее план предусматривает 43 мероприятия, из которых 35 на момент доклада уже были выполнены. В рамках экспедиции три ракетных подводных крейсера стратегического назначения (РПКСН) Северного флота совершили всплытие с проломом льда. Всплытие привлекло внимание публики, его обсуждают в соцсетях и на форумах. А между тем главные события экспедиции, как и ее важность, совсем в другом.

Впервые в истории флота

Процитируем сообщение Минобороны.

«Главнокомандующий ВМФ России доложил президенту России В. Путину, что в рамках арктической экспедиции впервые в истории российского Военно-морского флота выполнены:

– всплытие из-подо льда трех атомных подводных лодок в ограниченном районе радиусом 300 метров;

– полет в приполюсный район с дозаправкой в воздухе пары истребителей МиГ-31 с проходом географической точки Северного полюса;

– практическая торпедная стрельба атомной подводной лодкой из-подо льда с последующим оборудованием полыньи в точке всплытия торпеды и ее подъем на поверхность;

– а также тактическое учение подразделения арктической мотострелковой бригады в сложных метеоусловиях».

Что в этом всем ключевое? Ключевое – слово впервые. Ничего из этого ранее не делалось. И если всплытие сразу трех подлодок – это скорее рекламный ход, то всё остальное... Но разберемся по порядку.

Зачем было посылать вокруг полюса перехватчики, да еще и с заправщиком? Затем, что в реальной войне придется делать именно это. Если мы хотим уничтожать носители крылатых ракет – американские бомбардировщики – до пуска, то нам придется встретить их именно настолько далеко, за Северным полюсом.

А ведь этот район особенный. Сигналы спутниковых навигационных систем там слабые, компасы не работают – вблизи Северного полюса любой магнитный компас указывает на магнитный полюс Земли вместо севера. Радионавигационные средства в сложной помеховой обстановке реальных военных действий могут не работать. Поверхность внизу – без ориентиров, для полетов над ней экипажу нужны специальные допуски, а для их получения – спецподготовка, в том числе навигационная. Также нужно, чтобы любой строевой экипаж ВКС РФ выполнял дозаправку в воздухе, а это сейчас далеко не так. Ранее экипажам перехватчиков не представлялась возможность отработать всё это в одном вылете, как на реальной войне. Вылет в условиях, максимально приближенных к боевым, летчики МиГов впервые выполнили только в ходе «Умки».

Минобороны демонстрирует движение в сторону жесткой и тяжелой боевой подготовки – такой, какая она и должна быть.

Тактическое учение мотострелков в сложных погодных условиях – также очень важная и нужная вещь, ведь в Арктике такие условия не редкость. По поводу подготовки наземных арктических частей Россия оставляет далеко позади любого из своих противников – ни американцы, ни норвежцы так не тренируются. Но много превосходства не бывает, и то, что мотострелки специально были отправлены действовать в сложных метеоусловиях – также очень добрый знак.

Но самое важное событие, которое произошло в ходе экспедиции – это торпедная стрельба. Та самая, упомянутая в пресс-релизе «практическая торпедная стрельба атомной подводной лодкой из-подо льда с последующим оборудованием полыньи в точке всплытия торпеды и ее подъем на поверхность». И вот почему.

Торпеды и ядерное сдерживание

Стратегические ядерные силы (СЯС) РФ представляют собой так называемую ядерную триаду и состоят из наземной (РВСН), воздушной (Дальняя авиация) и морской (РПКСН) составляющих. У каждой из этих составляющих свои задачи, которые хоть и перекрываются, но далеко не полностью. И подводные лодки – единственные средства в системе СЯС, против которых почти невозможно применить стратегическое оружие. Даже если противник знает, где подлодка, ему надо отправлять за ней свои подлодки, корабли или противолодочные самолеты и зачастую вести бой для ее уничтожения. Это время и это риск пропустить ответный удар баллистическими ракетами по своей территории. А пропущенный полный залп одной подлодки – это десятки миллионов убитых на территории противника.

Для обеспечения максимальной боевой устойчивости подлодки-ракетоносцы Северного флота проводят свои боевые службы подо льдом.

Это помогает им защититься от патрульной (противолодочной по факту) авиации США. Подо льдом лодке угрожают только другие подлодки. Но чтобы обеспечить возможность выполнения боевой задачи, ракетоносец должен иметь возможность выиграть бой против вражеской многоцелевой лодки-охотника. Уничтожить другую подлодку в бою подо льдом можно только торпедами. Таким образом, фактически успех ядерного сдерживания зависит от того, как у российских стратегических подлодок обстоит дело с торпедами (и с антиторпедами, но это другая история). А также с их применением подо льдом.

И вот тут у нас длительное время были неясности. Основной торпедой в ВМФ РФ по-прежнему является УСЭТ-80, созданная более сорока лет назад. Это электрическая торпеда, источником тока в ней являются батареи однократного действия. Проверка на взводимость этих батарей в приледных слоях воды, отличающихся от полигонов флота температурой воды, не производилась ранее никогда. Также нет ясности с тем, как поведет себя система самонаведения (ССН) торпеды, когда сверху – неровное ледяное поле, хаотически отражающее на антенну ССН лавину сигналов. Это просто никогда не проверялось.

Не так давно на двух подлодках Северного флота – «Северодвинске» и «Князе Владимире» – появились торпеды «Физик». Это тепловая торпеда, принципиально аналогичная американской Mk48. «Физик» несоизмеримо превосходит устаревшую УСЭТ-80. Более того, его двигатель гарантированно будет работать в любых условиях, но вот ССН также нуждается в проверке в подледном хаосе.

Для понимания того, насколько испытания торпед в таких условиях важны – американцы проводят их в рамках подледных учений подлодок ICEX (сокращение от слов «ледяные упражнения») с 1958 года. И на каждом из учений производятся десятки выстрелов с извлечением торпед из-подо льда и переприготовлением для повторного выстрела. Американцы к своему подводному оружию относятся очень серьезно. Статистика настрела у них просто гигантская.

Но ни Советский Союз, ни Россия таких учений до марта 2021 года никогда не проводили, хотя открыто это не признавалось. И вот теперь главком ВМФ подтвердил, что эти стрельбы – первые. И это как раз тот случай, когда лучше поздно, чем никогда.

Русский ICEX

Скорее всего, стрельбу проводила одна из лодок, осуществлявших всплытие сквозь лед. Две лодки из трех относятся к проекту 667БДРМ и их торпеды – УСЭТ-80. Третья лодка – новейший ракетоносец проекта 955А «Князь Владимир», который, судя по всему, несет в торпедном отсеке новые «Физики».

Минобороны не сообщило, какая из лодок стреляла. Хочется верить, что это «Князь Владимир», потому что отстрел УСЭТ-80 не имеет смысла, эту торпеду на всех лодках надо срочно менять на «Физики» и новые электрические УЭТ-1. Также Минобороны не сообщило о результатах этой стрельбы, и вот это абсолютно правильно – разглашать проблемы с боеспособностью торпед подо льдом нельзя. Американцы не раз влезали в наши полигоны во время стрельб, отводили наши торпеды своими приборами гидроакустического противодействия, записывали данные о работе ССН, но вот точной информации о том, как у нас всё работает подо льдом, у них нет, есть только догадки. И это так и должно остаться.

А вот что вызывает вопросы, так это количество отстрелянных торпед – одна единица (по крайней мере, так сообщается). И дело тут даже не в том, что американцы в таких же учениях у себя отстреливают десятки. Дело в том, что по нашим же методикам, разработанным для таких испытаний, выстрелов должно быть больше, иначе не собрать нужный объем информации.

Впрочем, это был первый раз, возможно, в следующие разы всё будет иначе. Процитируем главкома Н. Евменова: «Проведение арктических экспедиций Военно-морского флота будет продолжено и в дальнейшем». А это дает шансы на проведение полноценных испытаний в будущем. Как это и должно быть.

Шаг вперед

«Умка-2021» – в некотором роде знаковое событие. Это важное движение в нужную для безопасности страны сторону, а в случае с торпедами – вообще первое в принципе.

Конечно, предстоит еще много работы. Надо набирать статистику стрельб, исправлять недостатки торпед, проверять в реальных условиях приборы гидроакустического противодействия, вводить в состав боекомплекта лодок антиторпеды и проверять в подледных стрельбах и их тоже, летать «за полюс» как минимум эскадрильями, отрабатывать массовую дозаправку в воздухе. Всем этим крайне необходимым действиям было положено реальное начало.

Идет новый передел мира, и он вполне может закончиться большой войной. Современные системы оружия не дадут противоборствующим сторонам никакого шанса оправиться от пропущенного удара, как оправился СССР после 1941 года. К войне нужно быть готовым заранее и полностью, без упущений. «Умка-2021» показывает, что Россия готовится. Главное, чтобы все эти учения и испытания не остались - как это уже бывало - единичным подобным случаем.

Источник