Фрагмент картины "Подвиг рядового 77-го пехотного Тенгинского полка Архипа Осипова 22 марта 1840 года".

Один из самых устойчивых мифов, который любят рассказывать поклонники шашки, это миф о том, что это оружие могло быстро ("мгновенно") извлекаться из ножен с одновременным выполнением удара. По их словам этот "мгновенный удар" составлял чуть ли не главное преимущество шашки над любым другим длинноклинковым оружием.

Миф это появился где-то в конце 90-х годов, на волне увлечения шашкой, которая (волна) возникла на фоне полного отсутствия доступа к источникам (или банального нежелания этот доступ обеспечить, в конце концов, знаменитая Ленинская библиотека с ее фондом источников по вооружению русской армии и по Кавказской войне, охватывающим период XVIII - XIX веков, была построена явно не в 2000-х годах).

Миф был с благодарностью подхвачен и растиражирован многочисленными любителями шашки, которые, ничтоже сумняшеся, стали демонстрировать эти выхватывания, с легкостью заменив научный подход с формулой "как это могло быть" на вульгарный "вот так это было", превратив непонятно на чем основанную гипотезу в полноценную аксиому, сиречь утверждение, не требующее доказательств.

На самом деле никаких сведений о том, что горцы использовали такой прием в бою, нет. Чаще всего, описывая стычки с горцами, пишут что-то вроде

"чеченцы, пользуясь этим, разряжали ружья и после того опрометью бросались в шашки" (Торнау Ф. Воспоминания кавказского офицера)

Да и имеющиеся описания ситуаций, когда горец был захвачен врасплох, не содержат никаких указаний на его использование. Так, например, А. Арноев, в своих воспоминаниях приводит эпизод, в котором подполковник, желая припугнуть посланца Шамиля, с которым разговаривал, крикнул солдатам "в ружье":

"Тавлинец, не ожидая ничего подобного и видя бегущих с разных сторон солдат к своим ружьям, вообразил, что его хотят обезоружить, инстинктивно выхватил свою шашку, приготовляясь защищать свою свободу. Дело, однако, скоро объяснилось и он, несколько сконфуженный, должен был вложить свою шашку опять в ножны" (А. Аноев Воспоминание о боевой службе на Кавказе // Военный сборник, № 4. 1877).

Можно предположить, что корни этого мифа лежат в знаменитой фразе, сказанной Торнау в своих "Воспоминаниях кавказского офицера", чрезвычайно популярных среди увлеченных шашкой в 90-е годы (именно невнимательное чтение этих "Воспоминаний" и породило бОльшую часть мифов о шашке, бытующих до сегодняшнего времени):

"В деле черкес наскакивает на своего противника с плетью в руке; шагах в двадцати выхватывает из чехла ружье, делает выстрел, перекидывает ружье через плечо, обнажает шашку и рубит" (Торнау Ф. Воспоминания кавказского офицера).

Однако, Ф. Торнау нигде не упоминает о том, что извлечение шашки и удар выполнялись одним движением. Не упоминают об этом и другие авторы, которые также говорят о выхватывании шашки перед непосредственным столкновением с противником.

Так, например, князь Амилахвари, служивший в Нижегородском драгунском полку, в своих записках пишет:

"В нижегородском полку существовал один своеобразный обычай, команда: «Шашки вон!» подавалась только тогда, когда за нею следовала команда: «господа офицеры!» В бою же шашку обнажал каждый по себе, и только в тот момент, когда приходилось уже рубиться" (Из записок князя Амилахвари // Кавказский сборник, Том 26. 1907)

Правило это диктовалось простым обстоятельством: точность стрельбы из огнестрельного оружия с коня в те времена стремилась к нулю, а потому стрелять старались чуть ли не в упор.

Фрагмент рисунка времен Первой мировой войны.

Фрагмент рисунка времен Первой мировой войны.

Следует отметить, что правило извлечения шашки перед ударом было введено и в "Устав строевой казачьей службы" в конце XIX века в упражнения т.н. обязательной джигитовки:

"Казак направляет коня наметом или во весь опор (карьер) мимо расставленных чучел и мишеней; на этом протяжении он должен: снять винтовку из-за плеча, зарядить ее, выстрелить в цель, закинуть обратно винтовку за плечо, выхватить шашку и продолжая скачку, рубить и колоть чучела. Чем короче протяжение, на котором будут выполнены эти приемы, тем джигитовка искуснее" (Устав строевой казачьей службы. СПб., 1899).

Однако никаких указаний на то, что извлечение шашки продолжалось рубящим ударом по противнику, нет и в уставе, который прямо указывал казаку, что

"Снимание винтовки из-за плеча, забрасывание ее за плечо, стрельба и рубка чучел производятся по правилам, данным в этом уставе, в отделе «владение оружием» (в котором никаких "мгновенных ударов", естественно, не описывалось - ИО)" (Устав строевой казачьей службы. СПб., 1899).

Да и здравый смысл подсказывает, что на Кавказе тех лет, с его правилами кровной мести, махание шашкой на любой непонятный шорох или непонятное движение, могло дорого обойтись не только чересчур быстрому "шашисту", но и его родственникам, а потому куда разумнее было, выхватив оружие, сначала осмотреться.

Таким образом, "мгновенный удар" шашкой, о котором так любят рассуждать многие "знатоки шашки", в лучшем случае - гипотеза, предложенная реконструкторами и основанная на слабом знании источников и их вульгарном дополнении собственными предположениями.

Источник