Видео рассказывает о причинах и истории создания, устройстве, технических особенностях и боевом использовании так называемых флактурмов - зенитных башен Люфтваффе во время Второй мировой войны. Также вы узнаете о трёх поколениях флактурмов и их отличиях, системе управления огнем башен и радиолокационном оборудовании комплексов. 

С началом Второй мировой войны немецкое руководство осознавало неизбежность налётов британской авиации на территорию Германии, особенно на крупные промышленные города. В связи с этим возникла необходимость в создании мощной ПВО данных объектов. Не могло существовать столь мощной ПВО, чтобы исключить бомбардировки совсем. Однако вполне реальным было добиться такого положения, что бомбардировочная авиация британцев в ходе налётов в конце концов понесёт такие потери, которые заставят их отказаться от продолжения воздушных ударов.

Выполнить задачу ПВО одной истребительной авиацией представлялось невозможным, учитывая ночные и погодные условия, препятствующие действиям истребителей. Возникла необходимость организовать комплексную ПВО, состоящую как из истребительной авиации, так и из зенитных батарей. К 1940 году Люфтваффе располагали зенитками всех калибров, начиная от 20 мм и заканчивая 105 мм. Уже к 1941 году на вооружение поступили орудия калибром 128 мм.

Однако, при решении вопроса о противовоздушной обороне специалисты столкнулись с проблемой защиты центральной части крупных городов, имеющих большую площадь. При размещении зенитных батарей на окраине города радиус действия огня орудий оставлял центр города не защищённым от самолётов, преодолевших позиции зенитной артиллерии на подступах к городу. Следовательно, необходимо было размещать часть средств ПВО внутри города. Однако, при этом возникала другая проблема, а именно проблема размещения зенитных батарей среди городских строений.

Зенитным орудиям необходим сектор обстрела все 360 градусов и угол подъёма ствола не ниже 30-40 градусов, чему критично мешали окружающие дома. Для всех крупных городов Германии характерна очень плотная застройка. Улицы узкие, с малыми промежутками между домами, крайне малые по размерам дворы. Батареи возможно размещать только на достаточно открытых площадках, таких как стадионы, городские площади, парки, которых не много, да и там зениткам мешают окружающие дома и деревья.

К этому прибавлялись проблемы работы радиолокаторов, первые образцы которых у Люфтваффе появились ещё в 1939 году. Для их чёткой работы требовались отсутствие каких-либо объектов между приёмо-передающей антенной и целью.

Наличие свободной зоны также было необходимо для зенитных прожекторов и звукопеленгаторов. Открытое пространство требовалось и оптическим дальномерам, на которые делалась основная ставка в условиях ясной погоды, зрительным трубам, биноклям и т. п.

Решение проблемы лежало в установке средств ПВО на крышах домов и высотных зданий, однако по опыту Первой мировой войны было известно, что перекрытия и крыши не позволят установить орудия калибром выше 37 мм, как и многие другие средства ПВО.

Было решено строить специальные сооружения, которые обеспечивали бы как размещение крупнокалиберных зенитных орудий выше уровня крыш домов, так и средств обнаружения, целеуказания, вычисления данных для стрельбы и командных пунктов. Кроме того, эти сооружения должны были обеспечивать стопроцентную защиту обслуживающего персонала, в том числе и от химического оружия, полную автономность снабжения электричеством, водой, канализацией, врачебной помощью, питанием. В процессе выработки решения Гитлер пришёл к выводу о том, что эти сооружения будут одобрены населением только в том случае, если гражданские люди смогут получать в них укрытие от бомбардировщиков врага, что также отразилось в техническом задании.

Под руководством Альберта Шпеера профессор архитектуры Фридрих Таммс (de:Friedrich Tamms) спроектировал эти сооружения, попытавшись при этом вписать их в архитектуру городов. Последним толчком к строительству башен явился первый налёт на Берлин 29 британских бомбардировщиков в ночь на 26 августа 1940 года, после которого Гитлер немедленно утвердил проекты и санкционировал строительство зенитных башен в трёх крупнейших городах рейха — Берлине, Гамбурге и Вене. Проектирование и сооружение зенитных башен было поручено Организации Тодта.

Зени́тные ба́шни люфтва́ффе (нем. Flakturm) — большие наземные бетонные блокгаузы, вооружённые артиллерией ПВО, использовавшиеся люфтваффе для концентрированного размещения групп крупнокалиберных зенитных орудий называемые флактурмы.

Башни строились не отдельными строениями, а комплексом сооружений. Каждый комплекс состоял из двух башен: - G-башня (нем. Gefechtsturm) или боевая башня, также известная как оружейная башня или большая зенитная башня; L-башня (нем. Leitturm) или главная башня, также известная как башня управления огнём, командирская башня или малая зенитная башня.

Боевые башни предназначались для концентрации на себе огневых средств, башни управления — средств управления огнём. При этом боевые башни и башни управления располагались на удалении друг от друга от 160 до 500 метров для нивелирования воздействия артиллерийского огня на системы управления ими, такими как задымление от огня, ослепление вспышками при ночной стрельбе и т. п. Между собой башни были связаны подземными линиями связи, электрокабелями, водопроводами.

Боевая башня представляла собой квадратное в плане сооружение с размерами сторон 75 метров и высотой 39 метров, стены и крыша которого изготавливались из фортификационного железобетона. Толщина стен составляла 2,5 метра в основании с постепенным утоньшением до 2 метров к нижней боевой платформе. Толщина крыши составляла 3,5 метра, что позволяло выдержать прямое попадание авиабомбы массой до 1000 кг.

Башня имела подвал, цокольный этаж и пять верхних этажей. Она покоилась на поверхностном фундаменте в виде плиты толщиной 2 метра, ниже которой был сделан подвал, который как бы был подвешен снизу к фундаментной плите. На уровне пятого этажа за пределы стен выступала нижняя боевая платформа, предназначавшаяся для вспомогательной малокалиберной зенитной артиллерии. Над пятым этажом имелась одноэтажная надстройка, крыша которой являлась верхней боевой платформой. По углам этой надстройки были расположены башенки для основных зенитных орудий. Этажи были связаны винтовыми лестницами в углах здания, лестничной клеткой, проходившей в центре башни и запасной лестничной клеткой. Кроме того, имелись два грузовых лифта работающими до пятого этажа, которыми, пользовались расчёты зениток, а также эвакуировались раненые. В каждую башенку к орудийным платформам с цокольного этажа, на котором были размещены снарядные погреба, вёл цепной подъёмник для механизированной подачи снарядов к основным орудиям.

Боевая башня оснащалась четырьмя тяжёлыми зенитными установками. Первоначально это были одноствольные калибра 105 мм (10,5 cm FlaK 38/39), позднее заменённые спаренными установками калибра 128 мм (12,8 cm Zwillingflak 42) и ещё позднее их модификацией (12,8 cm Zwillingflak 44). Кроме того, каждая боевая башня имела до восьми 20-мм счетверённых зенитных установок (2 cm Flakvierling 38) и до двенадцати 20-мм одноствольных зениток (2 cm FlaK 38) для собственной защиты от низколетящих самолётов штурмовиков.

Башня управления предназначалась для размещения командного пункта, вычислительного центра, вспомогательных служб, а главное, для размещения на боевой платформе в верхней части башни радиолокатора типа FuMG 39(Т) Würzburg с дальностью обнаружения от 32 до 40 км. Позднее ставился радиолокатор FuMG 65 Wüzburg-Riese с дальностью обнаружения от 50 до 70 км. Кроме того, на башне размещались оптические дальномеры, посты визуального наблюдения, а по некоторым данным и зенитные прожектора типа Flakscheinwerfer 40 с диаметром зеркала 2 метра, типа Flakscheinwerfer 37 или Flakscheinwerfer 35 с диаметром зеркала 1,5 метра.

Данные для стрельбы передавались на орудия с прибора управления огнём Kommandogerät 40, установленный на командном пункте башни управления, который в хорошую погоду использовал данные оптического дальномера, а в плохую данные радиолокатора. 

Кроме того, при необходимости прибор управления огнём мог получать данные автоматически с башен управления других зенитных комплексов города. Для этого имелся специальный прибор под названием Flak-Umwerte-Gerät «Malsi». 

Башни управления для защиты от атак низколетящих штурмовиков располагали собственными четырьмя — двенадцатью 20-мм одноствольными или счетверёнными установками. 

Система работы комплекса строилась на том, что башня управления по линиям автоматизированной связи получала данные от постов радиолокационного наблюдения, располагаемых на удалении до 40 км от города и оснащённых радиолокаторами типа «Фрейя» с дальностью обнаружения до 80 км. 

Полученные данные использовались для наведения радиолокатора типа Вюрцбург, расположенного на башне управления. Выдаваемые им данные об азимуте на цель и углу места цели (при хорошей видимости с оптического дальномера, поскольку он давал более точные данные) обрабатывались вычислительным центром и наносились в виде отметок на планшет, что давало возможность определять курс, скорость и высоту полёта вражеских бомбардировщиков. Командный пункт принимал решение об обстреле целей, и с помощью прибора Kommandogeraet 40 выдавал данные для стрельбы по автоматизированным линиям связи непосредственно на орудия.

Работа двух наводчиков (горизонтального и вертикального) у зенитного орудия заключалась в том, что на своего рода циферблате он должен, действуя штурвалом горизонтального (вертикального) поворота орудия совместить две стрелки, одна из которых указывает действительное положение ствола орудия, а вторая то, которое ствол должен занять. Как только оба наводчика совмещали каждый свои стрелки, электроспуск автоматически производил выстрел.

При этом, командный пункт мог принять решение о режиме огня типа Х (X-Sperrfeuer) или типа Y (Y-Sperrfeuer).

Первый режим обеспечивал наведение всех четырёх орудий башни синхронно в одну точку, что давало высокую плотность огня и наибольшую вероятность поражения цели, особенно одиночной или малогрупповой.

Режим Y применялся, если цель представляла собой большую группу самолётов или маневрирующий одиночный самолёт (малую группу), или же данные о цели были недостаточно точными. В этом случае каждое орудие получало данные несколько отличающиеся от данных соседних орудий. Это обеспечивало большую зону охвата разрывами снарядов как по площади, так и по высотам. В этом случае возможная ошибка в определении места цели компенсировалась увеличенной зоной охвата разрывами снарядов.

Малокалиберные зенитки получали лишь самые общие сведения по телефону, обнаруживали вражеские самолёты визуально, данные для стрельбы готовили сами с помощью ручных оптических дальномеров, и открывали огонь по целям, оказавшимся в зоне своего эффективного огня, обычно на дальностях до 2 км.

Как и любое техническое сооружение, зенитный комплекс модернизировался с учётом опыта эксплуатации предыдущего. В итоге, 8 построенных комплексов относились к трём разным поколениям, имеющим одинаковые характеристики, но конструктивно кардинально отличающимся. В основном эти изменения касались боевых башен.

К первому поколению относились четыре построенных комплекса: 3 в Берлине и 1 в Гамбурге. При этом обе башни одного комплекса возводились одновременно. До наших дней из сооружений этого поколения в сохранности остались только башни в Берлине (Фридрихсхайн и Гумбольдтхайн) и боевая башня в Гамбурге. Остальные были снесены после окончания войны.

Башни первого поколения имели серьёзные недостатки, такие как:

- открытое расположение орудий, соответственно плохая защита от пулемётно-пушечного огня самолётов-штурмовиков, ударных волн соседних орудий, близких бомбовых разрывов;

- отсутствие укрытых проходов к орудийным платформам;

- недостаточное количество входов для гражданского населения в убежище и их узость, что резко увеличивало время наполнения убежищ;

- чрезмерные размеры башни в плане, что значительно повышало стоимость сооружения и время его строительства, а также повышало вероятность поражения авиабомбами.

Устранение этих недостатков привело к появлению башен второго поколения.

По проекту второго поколения были построены 2 комплекса: по одному в Вене и Гамбурге. От башен первого поколения данные башни отличались уменьшенными в плане размерами и увеличенной высотой.

Особенно заметны были различия между боевыми башнями. Башни второго поколения были восьмиэтажными, размером 57 × 57 метров и высотой в 42 метра. Толщина бетонных стен была уменьшена и составляла 2 метра у основания и метр у перекрытий. Сами перекрытия остались прежними и составили толщину 3,5 метра.

В башнях второго поколения было решено отказаться от многочисленных окон, закрываемых бронеставнями, поскольку эти окна значительно снижали общую прочность сооружения, повышали стоимость строительства и увеличивали трудоёмкость работ. Башни оснастили, кроме лифта и основной лестничной клетки, также запасной лестничной клеткой, что вдвое повышало скорость заполнения людьми бомбоубежища.

По проектам 3-го поколения были построены два комплекса в Вене и оба сохранились до настоящего времени.

Строительство первого из них началось в мае 1943 года и закончилось в июле 1944. Строительство второго началось в середине лета 1944 года и закончилось в конце января 1945 года. При этом строительство данных комплексов велось не квалифицированными рабочими, как при строительстве башен первого поколения, а руками военнопленных.

Боевые башни снова разительно отличались от башен предыдущего поколения и представляли собой шестнадцатиугольники, почти круглые на вид, с диаметром в 43 метра. Бетонные башенки для орудий на них были сдвинуты тесно между собой, накрыты общей крышей, их высота уменьшена. При этом сами башни обоих комплексов по высоте отличались. Первый был 9-этажным, высотой 45 метров, второй имел 12 этажей, достигнув высоты в 55 метров. Толщина стен достигала 2,5 метров, толщина перекрытий осталась стандартной — 3,5 метра.

Также Адольф Гитлер поручил создать ещё башни, втрое большие по размеру и огневой мощи. Но до этого, как известно, дело так и не дошло.