история, ссср, сша, великобритания, европа, вторая мировая война 

Разграбление европейских ценностей началось во второй половине 1944 года. Кадр из фильма «Охотники за сокровищами». 2014

Суть стратегии США в 1943–1945 годах – максимально обобрать Европу и сделать так, чтобы ничего не досталось русским.

Разграбление Европы началось уже во второй половине 1944 года. Когда во Франции и Италии американцы оказались в знаменитых винодельческих и пивоваренных районах, то при вступлении в каждый городок начинали искать припрятанные бутылки коньяка, шнапса, вина и шампанского: «Первое, что мы начинали искать в каждом городе, – это местная пивоварня или винокуренный завод», – вспоминает пехотинец Гарри ван Зандт.

А уж за Рейном американцы устроили тотальный грабеж. Причем его творили все – от рядовых до генералов. Это была не контрибуция, это было «индивидуальное предпринимательство».

«Больше всего нас интересовали хорошие фотокамеры Leica, – рассказал ван Зандт. – На втором месте после дорогих камер стояли парабеллумы. Американский солдат запомнился немцам с ремешком от «Лейки» через плечо и пистолетом на бедре. Высоко ценились часы: по всей Германии разошлась шутка о том, что USA надо расшифровывать как Uhren stehlen auch (они также воруют часы)».

По улицам германских городов катались «Шерманы», на броне которых красовалось по несколько печатных машинок, которые высоко ценились в США.

Но это мелочи. Среднее и высшее командование брало по-крупному. Так, из шахты «Меркерс» в Тюрингии янки забрали все картины берлинских музеев и несколько сот тонн золота Рейхсбанка. Кстати, кража этого золота стала самым большим ограблением в мире, так что в 1957 году попала в Книгу рекордов Гиннесса. Янки спешили обчистить Тюрингию, так как в июле 1945 года ее должны были передать в советскую зону оккупации.

В австрийских Альпах американцы обнаружили состав из 52 вагонов. В 29 вагонах оказались изделия из золота, серебра и бриллиантов. Через два года остатки этих ценностей были проданы на аукционе в Нью-Йорке. Выручка составила менее 1% от первоначальной стоимости найденных ценностей. Остальное было разворовано.

Об американском разбое в Германии можно говорить до бесконечности. Здесь же я ограничусь забавным эпизодом. В конце апреля 1944 года части 3-й американской армии под командованием генерала Джорджа Паттона заняли Франкфурт.

Город лежал в развалинах. Грабить особо было нечего. Но рядом находился нетронутый бомбардировками роскошный замок Кронберг – бывшая резиденция герцогов Гессенских. Туда и направилась специальная «команда» во главе с полковником Дюрантом, майором Уотсоном и капитаном Кэтлин Нэш. Замечу, никто из них не было кадровым военным. Первые двое служили клерками, а Нэш на гражданке заведовала ночным клубом.

В ходе тщательного обыска оная троица обнаружила тайник Гессенских герцогов, а в нем – драгоценности на 3 млн долл. в ценах 1945 года. И в этот счастливый миг к воротам замка подкатили два грузовика с британскими солдатами. Лихая Кэтлин приказала занять круговую оборону. Однако до стрельбы дело не дошло. Глупых англичан, оказалось, интересовала только какая-то семейная переписка герцогов.

Пущай забирают! Итак, томми получили бумажки, а Кэтлин сотоварищи – драгоценности. А ведь те бумаги были куда дороже золота.

Дело в том, что английский король Георг VI и его мать королева Мария переписывались со своими немецкими родственниками из династии Хессе, представители которой с XII века правили ныне федеральной землей Гессен, а королева частенько и подолгу гостила в их замке Кронберг. И королевская семья опасалась, что переписка и другие документы, находившиеся в замке, попадут к американцам и будут использованы для шантажа.

И тогда Георг VI дал главному библиотекарю Виндзорского дворца Оуэну Моршеду и хранителю королевских картин Энтони Бланту деликатное поручение: поехать в занятые американцами районы Западной Германии и вывезти оттуда документы.

Замечу, что Энтони Блант состоял в родстве с Королевским домом, был одним из руководителей британской контрразведки МИ-5, а в свободное время подрабатывал у Лаврентия Берии. Оригиналы компрометирующих писем осели в королевском секретном хранилище, а копии их, видимо, до сих пор хранятся в Ясеневе. Почему их не опубликовали в ответ на дело Скрипалей и всякие там санкции, можно только гадать.

В итоге Гессенское семейство дозналось, кто позаимствовал драгоценности, подключился Форрин Офис, и американской фемиде пришлось заняться воровской троицей. Вернуть удалось лишь половину драгоценностей, остальное они успели прогулять. Ворам вкатили солидные сроки – знать надо было, кого грабить. При вынесении приговора Кэтлин устроила истерику: «С нами надо судить десятки тысяч американцев!»

США намного опередили Германию в создании ядерного оружия. Ни германская документация, ни германские ученые американским ядерщикам были не нужны. Да и руководство Манхэттенского проекта не желало видеть конкурентов. Но чтобы ученые и документы не попали в СССР или хотя бы во Францию, в США еще в сентябре 1943 года создается группа «Алсос» под командованием полковника военной разведки Бориса Паша.

Паш – персонаж довольно забавный. В 1917 году попович Борис Пашковский окончил Киевскую семинарию и подался в Добровольческую армию. В ноябре 1920 года бежал в Константинополь, а затем – в США. Там укоротил фамилию на американский лад и стал служить в разведке. В 1940 году он возглавил спецслужбу Манхэттенского проекта. Шпионил и терроризировал американских физиков.

Любопытно, что миссия «Алсос» действовала втайне не только от союзников США по антигитлеровской коалиции, но и от Госдепартамента и иных учреждений США.

В 1945 году Борису Пашу удалось захватить несколько десятков германских ученых, прямо или косвенно связанных с изучением атомного ядра. В их числе были лауреаты Нобелевской премии Отто Ган и Макс фон Лауэ, а также Карл Фридрих фон Вайцзекер.

Всех их направили в весьма комфортабельные тюрьмы в Англии и США, хотя ученые-атомщики никоим образом не подходили ни под военнопленных, ни под военных преступников.

По той же схеме англо-американцы действовали и при разделе трофейных итальянских кораблей. Осенью 1943 года к союзникам перешли два новейших итальянских линкора – «Литторио» и «Витторио Венето», а также три линкора постройки времен Первой мировой войны – «Андреа Дорио», «Кайо Джулио» и «Дулио Чезаре» («Юлий Цезарь»), 11 крейсеров, десятки эсминцев, подводных лодок, корветов и других кораблей.

Англии и США итальянские корабли были не нужны. Пользуясь отсутствием второго фронта, правительства этих стран сосредоточили усилия своей промышленности на производстве кораблей и самолетов. Так что у них боевые корабли имелись в избытке – не хватало команд.

И действительно, ни в ходе войны в 1944–1945 годах, ни после Англия и США не ввели в строй своих флотов ни одного итальянского корабля. Лучшие итальянские корабли, включая линкоры «Литторио» и «Витторио Венето», пошли на лом, а небольшая часть малых кораблей была передана Франции и Греции.

Зато англичане и американцы решили попросту надуть СССР. В счет раздела итальянского флота союзники временно передали Советскому Союзу английский линкор «Ройял Северин» и американский крейсер «Милуоки» и восемь эсминцев постройки 1915–1923 годов.

И только подводные лодки «Санфиш», «Урсула», «Инброкен» и «Унисон» можно было отнести к современным кораблям (постройки 1936–1941 годов).

Замечу, что ни линкор «Архангельск» («Роял Северин»), ни крейсер «Мурманск» («Милуоки») в составе Северного флота не сделали ни одного боевого похода и не произвели ни одного выстрела по противнику.

10 февраля 1947 года в Париже был подписан мирный договор между союзными державами и Италией. По его условиям СССР получал по репарациям от Италии 45 кораблей и вспомогательных судов. В их числе были линкор, легкий крейсер, три эсминца, три миноносца, две подводные лодки, десять торпедных катеров, три сторожевых катера, три десантных судна, военный транспорт, танкер, четыре водолея, двенадцать буксиров и учебное парусное судно.

Корабли, переданные Советскому Союзу Англией и США, подлежали возврату и были отправлены в порты Англии в 1949–1952 годах.

На самом деле союзники еще осенью 1943 году могли передать Советскому Союзу линкоры «Литторио» и «Витторио Венето», введенные в строй итальянского флота в 1940 году. Их водоизмещение составляло 41377/45236 т (стандартное/полное). Вооружение: девять 380/50-мм, 12 152/55-мм, четыре 120/40-мм, 12 90/50-мм орудий и 50 зенитных автоматов. Скорость хода 31,3 узла.

Корабли находились в хорошем состоянии и могли прослужить у нас еще лет 30. Однако западные союзники предпочли сдать их на лом.

Точно так же союзники поступили и с германскими кораблями. В результате раздела СССР получил незначительную часть германских кораблей и подводных лодок, захваченных союзниками. У союзников не было нужды в германских кораблях.

Так, американцы предпочли новейший германский тяжелый крейсер «Принц Ойген» использовать в качестве мишени 17 июня 1946 года при испытаниях ядерного оружия на острове Бикини, но не отдать его Советскому Союзу.

СССР получил только 10 германских подводных лодок, а 156 союзники предпочли затопить после сдачи. Все уникальные германские подводные лодки, в том числе с двигателями Вальтера, союзники тоже присвоили себе.

Сталин снес такое хамство союзников и согласился на подобный раздел германского и итальянского флотов. Возможно, он сделал это из-за каких-то политических выгод, а может быть, его подставили наши высококомпетентные флотоводцы. Мне возразят: мол, эти германские и итальянские корабли находились в руках союзников.

Однако у СССР была неплохая альтернатива несправедливому разделу флотов Италии и Германии. СССР мог в ультимативном тоне потребовать передачи половины итальянского флота, включая как минимум один новый линкор. А при отказе следовало ввести в строй советского ВМФ недостроенные, но состоявшие в высокой степени готовности германские корабли, захваченные Красной армией в 1944–1945 годах. Речь идет в первую очередь о почти готовом авианосце «Граф Цеппелин» и подводных лодках XXI серии. С этими опередившими свое время подводными лодками тогда не могла бороться противолодочная оборона Англии и США. Но, к счастью для союзников, они не успели войти в строй до конца войны.

К 30 марта 1945 года Данциг был захвачен Красной армией. К этому моменту на верфях фирмы «Шихау» находилось 40 подводных лодок XXI серии (U-3531, U-3571). Сборка лодок U-3572, U-3595 еще не началась, но многие секции их уже были на месте. Я не оговорился, на верфях подводные лодки XXI серии не строились, а собирались из заранее изготовленных на других заводах секций. По официальному графику на сборку подводных лодок XXI серии уходило 50 дней, но в ряде случаев верфи затрачивали гораздо меньше времени.

Судьбу семи подводных лодок (U-3531, U-3537) мне выяснить не удалось, о них молчат и германские, и советские источники (включая секретные).

20 же подводных лодок (U-3538, U-3557) были зачислены в списки советского ВМФ. Пять подводных лодок (U-3538, U-3542) 15 июля 1945 года были спущены на воду и достраивались на плаву. Затем их перевели в Ленинград для окончательной достройки. Однако после многочисленных протестов союзников «Граф Цеппелин», подводные лодки XXI серии и десятки других германских судов были уничтожены советским командованием.

Помимо мошенничества при разделе итальянского и германского флотов англо-американцы предприняли еще целый комплекс мер с целью осложнить послевоенное восстановление экономики СССР.

Например, в 1939 – начале 1945 года союзная авиация практически не бомбила чехословацкие военные заводы, в том числе концерна «Шкода», которые давали Третьему рейху около 30% танков, самоходок, пушек и т.д.

Варварские бомбежки начались лишь 25 апреля 1945 года и велись до 5 мая! К этому времени советские войска находились на расстоянии двух-трех переходов от оных заводов. Надо ли говорить, что производимая там в этот момент военная техника физически не могла попасть на фронт до капитуляции Германии. Союзники убили тысячи чехов и потеряли десятки своих самолетов только ради того, чтобы оборудование чешских заводов не досталось Советскому Союзу. 

Источник