У нас снова полыхали иллюзии. На этот раз на заводе «Северная верфь», в Большой Турухтанной гавани. Там, как известно, восемь лет мучили корвет «Проворный», который должен был в конце следующего года пополнить ряды кораблей Тихоокеанского флота.

Возможно, если бы корвету предназначалось служить на Черном или Балтийском море, горечь была бы поменьше. Но потеря коснется теперь Тихоокеанского флота, для которого каждый новый корабль не просто важен – жизненно необходим.

Впрочем, об этом было сказано много слов. И будем говорить еще.

Но сейчас речь пойдет о ЧП с кораблем, который вряд ли встанет в строй в ближайшие лет семь-восемь. Как бы там не хорохорились на «Северной верфи», но их оптимизм весьма и весьма сомнителен.

Да и вообще, вся история с «Проворным» пахнет очень уж… паленым.

Итак, почти готовый корвет сгорел. Сумма ущерба составила 22 миллиарда рублей или, если хотите, 300 миллионов долларов. Сумма, конечно, громадная. Даже для бюджета более богатой, чем Россия, страны, это очень существенная потеря. А уж для нас и подавно.

Так что произошло?

Сгоревшие иллюзии ценой 22 миллиарда рублей


Произошло возгорание. Пламя очень быстро охватило надстройку, выполненную из современных многослойных композитных материалов на основе стеклопластиков и углеродного волокна.

То есть, антенно-мачтовая надстройка была выполнена из материалов, которые в принципе не должны были гореть. Но горели.

Самое печальное в том, что в недрах этой самой антенно-мачтовой надстройки была смонтирована электронная «начинка» корабля – радиолокационный комплекс «Заслон». Ну или возможно была смонтирована, теперь что-то говорить на эту тему сложно.

Здесь главное то, что все восемь лет, что на «Северной верфи» мурыжили корвет (другого слова просто нет, за такие сроки, даже меньше, в США строят атомный ударный авианосец), нам рассказывали, какие передовые материалы применяются при постройке, как эти материалы прекрасно рассеивают лучи вражеских радаров и практически не горят.

Правда, многочисленные фотографии, сделанные очевидцами ЧП, говорят о том, что именно «негорючая» командная рубка и антенно-мачтовая надстройка полыхали весьма ярко. Пожар наблюдала половина Санкт-Петербурга, в том числе и наши читатели, которые не дадут соврать в том, что огонь и дым видны были издалека.

Пять часов пожар уничтожал плод работы восьми лет. И 22 миллиарда рублей.

Но уже стало возможно увидеть, что сделал пожар с кораблем, который вот-вот должен был отправиться на швартовые испытания.

Да, представители «Северной верфи» были оптимистичны в заверениях, но по факту корабль практически уничтожен.

Антенно-мачтовое устройство обрушилось внутрь корпуса, предстоит выяснить степень повреждения главной энергетической установки.


Пусковые шахты для ракет полностью выгорели.


Что происходит внутри ниже уровня палубы, пока неизвестно, но ясно, что сперва огонь, а потом вода, которой тушили пожар, ничего хорошего не принесли.

Покопавшись в более ранних публикациях, увидел, что стоимость корабля оценивалась в 30 миллиардов рублей. Если посчитать, то 22 от 30 – это почти 75%. То есть, фактически три четверти стоимости.

Возникает вопрос: что вообще могло уцелеть. «Чудом» спасли корпус корабля? Но корпус – это самое простое в постройке. Хоть руководители «Северной верфи» уверяют, что корпус не пострадал, а надстройку легко и просто демонтировать. И говорят, что никакого оборудования в надстройке не было. И что завод-изготовитель «Средне-Невский судостроительный завод» легко и непринужденно построит новую надстройку. Переговоры уже идут.


Все смотрится слишком уж радужно. И возникают вопросы. Особенно – относительно того, что в надстройке ничего не было. Как-то это не вяжется с тем, как горела рубка и надстройка. Либо в них все-таки было оборудование и сотни метров проводов и кабелей, либо получается, что так лихо пылали негорючие пластиковые стены.

Еще один вопрос: за чей счет банкет?

Снова «облегчить» бюджет на каких-то 22 миллиарда? Это да, это очень просто. Но для начала, как мне кажется, должны отработать специалисты и эксперты Следственного Комитета, которые просто обязаны определить виноватого. И вот только тогда можно будет заключать договоры на постройку новой рубки и тому подобное.

За счет виновника.

Вообще вопросам следствия необходимо уделить очень большое внимание. И не только на происходящем на «Северной верфи», но и на Средне-Невском СЗ, который именуют «лидером отечественного композитного судостроения». У «лидера» это не первый пожар.

До сегодняшних событий, в 2015 году, на Средне-невском заводе горел тральщик «Георгий Курбатов». На борту произошел пожар, который серьезно повредил корпус. Огонь повредил обшивку обоих бортов выше верхней палубы, палубу полубака, часть настила верхней палубы с подкрепляющим ее набором и другие связи между 10-м и 90-м шпангоутами. Сроки строительства «Георгия Курбатова» пересмотрели. Заложенный в 2015 году тральщик был передан флоту только в 2021 году.

И это тоже был корабль, целиком построенный их негорючих материалов. Однако, площадь пожара была более 600 квадратных метров, а тушить пришлось в том числе и с помощью авиации.

Кстати, в случае с «Георгием Курбатовым» руководство СНСЗ тоже делало очень оптимистичные заявления. Дескать, там ничего такого и не горело, какие-то «вспомогательные материалы» и строительные леса. И, так как на корабле вообще гореть было нечему, то ничего и не сгорело.

Однако, заложенный в 2015 году, «Георгий Курбатов» должен был войти в строй в 2017 году. Тральщик, водоизмещением всего 890 тонн, по сути, небольшой кораблик, достраивали аж до 2020 года и сдали в строй в 2021-м.


Фото: "Средне-Невский судостроительный завод"


Если пожар не причинил особого вреда стеклопластиковому кораблю, что что с ним делали, увеличив время постройки ровно вдвое?

Было бы весьма полезно, если наши следователи и эксперты выяснили бы, а так ли негорючи те самые негорючие материалы, из которых строятся теперь боевые корабли?

И другой вопрос: что будет с «Проворным»?

Боевой корабль, который не встал в строй, не сделал ни одного выстрела, теперь, возможно, придется списать. И то, что молчит руководство Объединенной судостроительной корпорации, за которым последнее слово в этом деле, говорит о многом.

Например, о том, что в ОС решили дождаться результатов работы следователей и экспертов.

Возможно, это единственный выход из создавшейся ситуации. Согласитесь, поведение руководства «Северной верфи» несколько… странновато. Ничего страшного, сейчас новую рубку сделаем, главное – корпус цел, все исправим. Нам бы времени и миллиардиков немного. И все будет в ажуре.

ОСК молчит. Действительно, стоит подождать, потому что фактическая гибель построенного корабля перед самым началом испытаний – это серьезно. И, если следователи усмотрят в происшедшем что-то более, чем халатность, приведшую к пожару, то в этом не будет ничего сверхъестественного.

И только тогда, когда будет четкое решение по кораблю, возникнет еще один вопрос. Что делать с другим кораблем, с первым корветом серии, «Гремящим», который уже пришел к месту службы на Тихий океан?


Фото: Пресс-служба Северного флота


Корвет уже в строю, значит, он будет использоваться, как и положено боевому кораблю. Насколько можно возлагать на «Гремящий» такие функции, учитывая, что его рубка и антенно-мачтовая надстройка с РЛК «Заслон» сделаны точно из таких же «негорючих» материалов, как и у «Проворного».

Насколько завтра вообще можно доверять композитным материалам, произведенным на Средне-Невском заводе? И сколько мы еще должны будем заплатить за иллюзии того, что у нас все прекрасно и «не имеет аналогов в мире»?

Много неприятных вопросов, на которые могут последовать не менее неприятные ответы в самом ближайшем будущем.

Автор: Роман Скоморохов