По сети гуляет любопытная фотография, на которой красноармеец-артиллерист привязывает к стволу дивизионной пушки Ф-22 винтовку Мосина. Прямо за красноармейцем сидит множество других бойцов и стоит еще одна пушка с уже примотанной к стволу винтовкой. Возникает вопрос: зачем это делалось, неужели советские артиллеристы решили пойти по пути немецких создателей разномастного вундерваффе?

Прежде чем вернуться к Красной армии и винтовкам Мосина, поговорим о дне сегодняшнем. На секундочку отвлечемся от артиллеристов и обратим свое внимание на мотострелков, а конкретно на гранатометчиков. Зачем? Затем, что процесс их подготовки в наше время напрямую связан с обсуждаемой фотографией времен войны. Когда готовят срочников-гранатометчиков, то им не сразу выдают боевые гранаты. Сначала нужно научить солдата снаряжать гранатомет и стрелять без боевой гранаты.

Как это можно сделать? Очень легко. Специально для этого существует устройство ПУС-7 – «Приспособление учебной стрельбы», которое внешне напоминает гранату, однако в действительности является огнестрельным оружием, в которое заряжается патрон калибра 7.62 мм. 

Заряженный патроном ПУС-7 заряжается в гранатомет, после чего спуск гранатомета, позволяет выстрелить из учебного устройства, выпустив патрон в цель. Это куда безопаснее и дешевле, чем сразу же стрелять боевыми гранатами. Только когда солдаты уверенно стреляют из ПУСов их переводят на учебу с настоящими гранатометными боеприпасами.

Как уже можно было догадаться: привязанная винтовка к стволу артиллерийского орудия – это импровизированное приспособление для учебной стрельбы. Винтовка сводилась с пушечным прицелом, а ее спусковой механизм соединялся проволокой со спусковым механизмом пушки. Таким образом солдаты получали возможность получить базовые навыки без реальной стрельбы.

В годы войны это было особенно ценно, так как в первую очередь снаряды поставлялись для фронта. А большой разницы, с точки зрения техники выполняемых действий, между стрельбой настоящим снарядом и учебным не так уж много. Придумали такой способ подготовки артиллеристов не в Советском Союзе. Использовался он еще с XIX века и практиковался во всех странах. В том числе на русском императорском флоте, где выстрелы для корабельных орудий были еще дороже, чем выстрелы для дивизионной Ф-22.