В истории мировых войн много примеров таких сражений, после которых совсем непонятно, кому же вешать победные лавры. В результате обе стороны гордятся своими победами, не обращая внимания на то, что это, по сути, взаимоисключающее понятие. Видимо, чтобы примирить таких спорщиков историки придумали некую шкалу, допускающий дуализм итоговой трактовки. Для чего придумали делить итоги сражений на тактическую и стратегическую составляющую. Мол, одни победили, потому что разгромили противника. А противник сумел выполнить задачу по удержанию супостата на этом рубеже для обеспечения передышки основным силам. И, соответственно, тоже победители. Только в другом измерении и с другой стороны. Такое применение теории относительности до формулировки ее в ученом мире Эйнштейном.

После Ютландского боя немцы кричат о выигрыше. Хотя и англичане претендуют на победу. Им, правда, крепко досталось от бошей, ну так море-то никуда не делось. Под Бородиным вроде выиграли французы (в то время имелся четкий критерий победы – за кем осталось поле сражения). Но это вопрос тактики. А в масштабе стратегическом все же русские оказались выше противника, не допустив разгрома армии и не оставив широты маневра Наполеону. Так какими же шаблонами мерить в таких случаях?

Эпизод англо-голландской войны. Художник: Reinier Nooms

Эпизод англо-голландской войны. Художник: Reinier Nooms

Очень характерной иллюстрацией может служить морская битва, произошедшая в финале первой англо-голландской войны (это когда Британии приспичило богатеть и делать они это решили, поправив экономику за счет Нидерландов). Теперь это сражение известно как битва при Схевенингене, Текселе или Терхейде – такое многообразие связано с неудобством указания координат на море и потому привязываются к каким-то видимым береговым ориентирам.

Не сказать, что тогда, в 1653 году, голландцы искали повода для масштабной драки с врагом. Но англичане задумали развалить экономику республики, что им почти удалось. Немалый флот из 120 кораблей под командой Джорджа Монка блокировал голландское побережье, попутно захватив массу торговых судов. Среди моряков и рыбаков Республики началась безработица, нависла реальная угроза массового голода. И блокированным голландцам ничего не оставалось, как организовывать мероприятия по ее снятию.

Операцию поручили адмиралу Мартену Тромпу, для чего ему выделили флот из 100 боевых кораблей. Надо сказать, что небольшое численное превосходство англичан на деле было куда серьезнее. Голландцы могли похвастаться лучшей выучкой личного состава, но вот матчасть соперников была совершенней, прочней и современней (на тот момент, понятное дело). Да и пушек английский корабль нес больше, чем голландский. Поэтому по факту англичане на порядок выглядели сильнее, и Тромпу требовалось как-то нивелировать отставание в огневой мощи – ведь, как говорил в романе Сабатини ван дер Кэйлен (голландец на английской службе, между прочим): "Конешно, кораблевошденье — ошень вашное дело, но пушки остаются пушки". Поэтому реальный голландский адмирал бросил свои наличные силы на деблокирование острова Тексел, поскольку там находились 27 боевых голландских корабля.

Сражение при Схевенингене, 1653 года. Художник: Jan Abrahamsz. van Beerstraten

Сражение при Схевенингене, 1653 года. Художник: Jan Abrahamsz. van Beerstraten

Англичане обнаружили присутствие голландцев 8 августа. И, понятное дело, принялись их отгонять. Все преимущества были на стороне британцев, так что голландцы старались избегать боя. Англичане сумели захватить два арьергардных корабля противника, но упустили те 27, что стояли блокированными. Силы голландцев воссоединились. И уже тут неясно, чья победа. Вроде бы потеряли два, но приобрели 27.

Потом два дня крепко штормило, и война откладывалась, поскольку обеим сторонам приходилось больше заботиться о сохранении своих сил в едином кулаке. Но 10 августа 1653 года голландцы сочли, что имеют преимущества по ветру и решительно атаковали британцев. И последующая драка вышла жестокой.

Противники четыре раза проходили сквозь ряды друг друга. И по общим итогам, надо заметить, голландцы проиграли. Они потеряли 12 или 14 единиц (по данным голландцев, англичане же рапортовали о потоплении трех десятков), а потери в людях оцениваются в 2000 человек, причем адмирала Тромпа убили (снайпер) в самом начале сражения. У британской стороны потеряли 2 корабля и 950 человек личного состава. Правда, все остальные силы флота оказались настолько потрепанными, что когда голландцы отступили на север, их никто не преследовал. И флот англичан был вынужден ретироваться в родные гавани – ремонтировать матчасть, ставшую непригодной для продолжения блокады.

Фрагмент картины. Художник: Jan Abrahamsz. van Beerstraten

Фрагмент картины. Художник: Jan Abrahamsz. van Beerstraten

Так кто же победил в этом сражении? Англичане настаивают, что победа на их стороне. Ведь потери голландцев существенно выше и по людям, и по кораблям. А голландцы считают, что победили они (с оговоркой – стратегически). Потому что блокаду британцам пришлось прекратить. И даже начать мирные переговоры, поскольку сил и средств на продолжение серьезной войны не оставалось.

Правда, справедливости ради стоит заметить, что когда в 1654 было подписано Вестминстерское соглашение, означавшее конец войны, больше выгод от его подписания получили все же англичане. Но голландцы объясняют этот факт не своим проигрышем (они же победили!) в последнем сражении, а общим характером войны, шедшей в условиях, крайне затруднительных для их страны.

Источник