геополитика, тайвань, ядерное оружие, программа 

Один из ядерных реакторов Тайбэя, материалы которого потенциально могут быть использованы в военных целях. Фото Reuters

В последние недели отношения между государствами Азиатско-Тихоокеанского региона перешли в режим повышенной военно-политической готовности. Президент США Джозеф Байден заявил о намерении Вашингтона защищать Тайвань, а бывший премьер-министр Японии Синдзо Абэ – о необходимости отказа Японии от «ядерного табу».

В ответ на это премьер-министр Сингапура Ли Сяньлун жестко осудил идею размещения в регионе ядерных боеголовок, предупредив, что это приведет к новой гонке вооружений и ослабит региональную стабильность.

В свою очередь, американское Агентство по противоракетной обороне подчеркнуло необходимость укрепления обороны Гуама – ключевой позиции Вашингтона для защиты Тайваня от наступления материкового Китая – за счет «мобильного комплекса с перехватчиками, интегрированными в систему Aegis».

МЕЖДУ КИТАЕМ И АМЕРИКОЙ

Понятное раздражение в Пекине вызывает открытое антикитайское направление американских инициатив в регионе – особенно тех, что распаляют «дух независимости» Тайваня. Который в период холодной войны предпринимал активные шаги для производства ядерного оружия и едва ли полностью закрыл эту главу своей истории.

В июне в серии «Библиотека ПИР-Центра» выйдет новый доклад с оценкой угроз распространения ядерного оружия в мире. С учетом прошлых ядерных наработок и текущей военно-политической ситуации в регионе Тайвань заслуженно занимает в докладе одно из центральных мест. Впрочем, как полагают авторы доклада, в обозримом будущем изменения во внешнеполитической обстановке Тайваня не повлияют на позицию Тайбэя по «ядерной опции».

Ключевой вопрос политики безопасности Тайваня – взаимоотношения с материковым Китаем. Заявленные намерения Пекина по воссоединению Китая воспринимаются Тайванем как экзистенциальная угроза безопасности. Крайнюю озабоченность в Тайбэе вызывает рост обычных вооружений КНР, в особенности потенциал противокорабельных баллистических и гиперзвуковых ракет.

С середины 1950-х годов фактическим гарантом безопасности Тайваня выступал Вашингтон. Правовую основу американо-тайваньских отношений составляют указ о гарантиях Тайваню 2020 года и Договор об отношениях с Тайванем 1979 года (заменивший Договор о взаимной обороне 1954 года). В рамках этих договоров Вашингтон может осуществлять регулярные поставки вооружений Тайбэю для укрепления его независимого оборонительного потенциала.

Ни в одном из этих документов, впрочем, не указано, какие именно действия США предпримут для защиты острова. В связи с этим вышеупомянутое заявление Байдена может быть истолковано широко, не предполагая при этом существенного изменения текущего американского курса.

Тем не менее интенсивность сотрудничества и заинтересованность США в поддержании статус-кво не стоит недооценивать.

В середине 2020 года США одобрили продажу Тайваню ракет класса «земля–воздух» на сумму в 620 млн долл. В октябре 2021 года президент Тайваня Цай Инвэнь впервые подтвердила факт присутствия американского контингента на территории острова – официально в учебно-тренировочных целях.

С начала XXI века в Белых книгах Тайваня содержится положение о «пяти «нет» Тайваня в отношении ядерного оружия»: не распространять, не разрабатывать, не приобретать, не хранить и не использовать. В то же время в «Обзоре военной политики» 2021 года говорится о необходимости обучения военных кадров технологиям двойного назначения.

Иными словами, внутриполитический дискурс зависим от внешнеполитической ситуации и текущей оценки угроз безопасности. Тезис о сохранении «ядерной опции» используется как для «устрашения» материкового Китая, так и для сигнала Вашингтону. Ядерная риторика преследует и сугубо внутриполитические цели: зондирование почвы на предмет общественного отношения к тайваньскому ядерному арсеналу и увеличению военного бюджета.

ЯДЕРНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ТАЙВАНЯ

До 1971 года Тайвань признавался легитимным представителем китайской стороны на международной арене. Именно в этом качестве Тайвань подписал Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) в 1968 году.

В 1971 году завершились переговоры по подписанию правительством Тайваня Соглашения о всеобъемлющих гарантиях МАГАТЭ. Несмотря на утрату Тайванем статуса официального представителя, агентство сохранило инспекции на территории острова. В декабре 1971 года было подписано трехстороннее соглашение между США, Тайванем и МАГАТЭ о применении гарантий агентства в отношении материала, перемещаемого в рамках двустороннего американо-тайваньского договора 1955 года.

Таким образом, США стали единственным поставщиком оборудования, топлива и связанных с ядерными разработками технологий Тайваню. Соглашение 1971 года также предусматривало беспрепятственный доступ представителей МАГАТЭ на все объекты, связанные с использованием атомной энергии, на территории Тайваня.

В 1998 году Тайвань подписал дополнительный протокол, устанавливающий более интрузивный механизм применения гарантий МАГАТЭ. Хотя во всех официальных документах Тайвань упоминается как «особая территория», принципы инспекций не отличаются от применяемых агентством на территории других неядерных стран – участниц ДНЯО.

В 2011 году между материковым и островным Китаем было подписано соглашение о сотрудничестве в области ядерной и радиационной безопасности. В январе 2014 года было продлено соглашение о сотрудничестве Вашингтона и Тайбэя в области мирного атома в соответствии с типовым Соглашением-123.

С 2015 года наблюдается сокращение доли атомной энергии в энергобалансе Тайваня: в 2015-м она составляла 16,32% от всей произведенной электроэнергии, в 2018-м – только 10,1%. Атомная электроэнергия производится на трех АЭС: «Цзиньшан», «Куоншен» и «Мааншан». Планы по сооружению блоков на четвертой станции, АЭС «Лунгмень», были временно заморожены после аварии на японской АЭС «Фукусима Дайичи»; тогда же было принято решение не продлевать срок службы атомных энергоблоков до 60 лет. Еще в 2015 году было принято решение об окончательном прекращении строительства четвертой АЭС. В марте 2021 года Тайвань завершил вывоз неиспользованного топлива в США.

ЯДЕРНЫЕ МАТЕРИАЛЫ И ТЕХНОЛОГИИ

Тайвань не обладает собственными месторождениями урана. Хотя Тайбэй, как полагают эксперты, владеет технологией соплового, а также лазерного обогащения урана, предприятия по его обогащению на территории острова отсутствуют. На ядерных объектах действует одна горячая камера для переработки облученного ядерного топлива, а также один исследовательский реактор. Однако имеющихся мощностей недостаточно для производства расщепляющихся материалов.

В период холодной войны Тайвань дважды предпринимал попытки присоединиться к клубу ядерных держав (программа «Цин Чу»). В 1969 году был приобретен исследовательский реактор с тяжеловодным замедлителем мощностью 40 МВт, построены установка по производству тяжелой воды и завод по производству ядерного топлива. В начале 1970-х французская компания Saint Gobain Nucleaire разработала для Тайваня лабораторную установку по выделению плутония.

Активную научно-техническую помощь Тайваню оказывали специалисты из США, Франции, Канады, Израиля и ЮАР. По некоторым оценкам, за 1968–1974 годы более 300 тайваньских специалистов-ядерщиков стажировались в Соединенных Штатах.

В 1976 году на одном из объектов МАГАТЭ обнаружило пропажу четырех топливных стержней, содержащих около 500 г плутония. В ответ на угрозу США о прекращении поставок низкообогащенного урана (НОУ) для гражданской атомной инфраструктуры Тайбэй свернул деятельность в исследовательском реакторе и закрыл лабораторию, на территории которой проводились эксперименты по выделению плутония.

Вторая попытка в 1980-х годах также не увенчалась успехом. Официально исследования велись в целях налаживания производства собственного топлива для АЭС и разработки технологий радиохимической переработки отработанного ядерного топлива (ОЯТ). Кроме того, в начале 1990-х (как было установлено позднее) Тайвань проводил исследования по облучению тория Th232 для получения расщепляющегося изотопа урана U233, о чем не было сообщено МАГАТЭ.

В середине 1990-х годов вопрос был улажен без придания ему публичной огласки. В 2006 году по результатам проверок и инспекций в рамках дополнительного протокола в МАГАТЭ пришли к выводу, что все радиоактивные материалы на Тайване используются в мирных целях.

ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ ЯДЕРНЫЕ НОСИТЕЛИ

Что касается потенциальных воздушных средств доставки ядерного оружия, во второй половине ноября 2021 года было объявлено о вводе в эксплуатацию многоцелевых истребителей F-16 в версии V (сделку заключили в 2020 году в период администрации Трампа). Были объявлены планы по замене устаревшего парка перехватчиков Northrop F-5E/F Tiger II американскими F-16 Block 70/72, которые могут нести ядерный боезаряд. Потенциально ядерное оружие могло бы производиться в форме гравитационных авиационных бомб.

В состав ВМС Тайваня входят четыре дизель-электрические подводные лодки. Две из них введены в эксплуатацию в 1974 году и используются только в качестве учебных; еще две – это многоцелевые подводные лодки класса «Хай Лун» («Морской дракон»), стоящие на вооружении с 1987 года.

В 2017 году Тайвань и США подписали меморандум о сотрудничестве в целях разработки и строительства новых подлодок в рамках проекта «Хай Чанг» (Indigenous Defense Submarine program). К 2025 году планируется ввести в эксплуатацию первый из восьми кораблей.

ДИАГНОЗ И ПРОГНОЗ

Очевидно, что возобновление на Тайване ядерных разработок станет для Пекина поводом к началу боевых действий – учитывая, что для защиты своих «коренных интересов» КНР не исключает применения военной силы. «Ядерная опция» подорвет и экономические отношения с КНР.

Большая зависимость Тайваня от поставок американских вооружений (в частности, подводных и воздушных средств доставки) является еще одним сдерживающим фактором. Оттолкнув от себя США, Тайвань, вероятно, лишится сотрудничества с британскими, австралийскими, индийскими и канадскими специалистами, работающими, в частности, над проектом новых подводных лодок.

Наконец, важное значение имеют и риски политического характера. Как представляется, в 1990-х годах именно опасения потерять поддержку мировой общественности вследствие придания оружейной программе огласки и стали основной мотивацией руководства Тайваня отказаться от дальнейших разработок. Кроме того, ведущие специалисты, работавшие над программой в годы холодной войны, ушли из жизни или отошли от дел, а научное сообщество острова в целом выступает против научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ для производства ядерного оружия.

Таким образом, риски распространения ядерного оружия на Тайване остаются низкими. Однако создание Соединенными Штатами напряженности в АТР посредством агрессивной политики сдерживания Китая (что открыто подчеркивается в официальных заявлениях) ослабляет региональную стабильность и едва ли способствует укреплению ядерного нераспространения.